Невидимые убийцы | Аудит показал: в Эстонии не проводят достаточных исследований безопасности овощей и фруктов

 (4)
Nautica keskus
Foto on illustreerivFoto: Karin Kaljuläte

Обрадовавшийся было свежим овощам и фруктам народ ждало сильное разочарование. Недавно были опубликованы данные Государственного контроля, из которых явствовало, что поступающие на наши столы овощи и фрукты вовсе не так безопасны, как оно казалось. Причем, как отмечается в аудите, наши проверяющие органы больше внимания обращают на местные плоды, тогда как опасность представляют в первую очередь импортные, да и потребляется завезенных из-за рубежа овощей и фруктов куда больше, чем выращенных в Эстонии, пишет "МК-Эстония".

Пестициды, гербициды, инсектициды — растение начинает получать дозы химикатов еще на этапе проращивания. А еще, конечно же, нитраты, которыми нас запугали настолько, что в сознании очень прочно укоренились знания о том, что капустную кочерыжку есть нельзя ни в коем случае, слишком крупные овощи и фрукты брать нельзя, а картофельная шелуха вроде бы и содержит витамины, но, с другой стороны, накапливает и тонну всякой грязи.

Как выяснилось, нитраты оказались детским лепетом по сравнению с тем, что мы получаем из овощей и фруктов дополнительно.

Читайте также:

Процесс века

Итоги одного из крупнейших судебных исков были опубликованы 14 мая этого года. Суд в США обязал немецкую фармацевтическую компанию Bayer выплатить более двух миллиардов долларов американской супружеской паре, которая считает, что заболела раком из-за средства от сорняков. Как утверждают Элва и Альберта Пиллиод, у них обоих развилась неходжкинская лимфома именно из-за контакта с гербицидом под названием Roundup.

Немецкая компания отрицает обвинения, однако суд встал на сторону пострадавших. Более того, это уже третье подобное решение, касающееся средства от сорняков Roundup, содержащего глифосат, вещество, являющееся сильнейшим гербицидом (их используют для борьбы с сорняками — ред.). Всего в США поданы сотни аналогичных исков.
В марте этого года суд в Сан-Франциско присудил 80 млн еще одному калифорнийцу Эдвину Хардеману, а в августе прошлого года суд постановил выплатить 289 млн долларов садовнику Деуэйну Джонсону из Калифорнии.

Беспрецедентные случаи, и кажется, что они касаются лишь непосредственно производителей фермерской продукции, то есть людей, которые в своей работе регулярно обрабатывают растения весьма токсичными препаратами.

Но на самом деле, проблема глобальнее. Ведь использованные химикаты так или иначе остаются на растениях, попадают в почву, а затем отправляются прямиком к потребителям.

Найдено в Эстонии

Тиофанат метил — фунгицид, которым опрыскивают в том числе виноградные лозы и яблоки. Средство предохраняет продукты от грибка и порчи. Считается умеренно опасным для человека, но все зависит от количества.

Хлорпирифос, тау-флювалинад, фентион — все это инсектициды, используемые для уничтожения насекомых-вредителей. Крайне токсичные препараты, очень опасны для человека. Фентион вообще запрещен к употреблению.

А еще есть дитиокарбаматы (препараты, применяемые для лечения растений), боскалид и многое другое.

Все эти сложные названия приведены здесь не случайно — каждое из этих веществ было обнаружено в овощах и фруктах, поставляемых в Эстонию. В прошлом году, например, в продажу попало 72 кг яблок из Бразилии, на которых обнаружили следы тиофанат метила. Из Турции нас порадовали почти двумя тоннами грейпфрутов с фентионом.

Годом ранее в Эстонию попали 10 тонн киви из Италии. В качестве бонуса на плодах были обнаружены дитиокарбамиды — в этой группе из шести химикатов три запрещены к использованию.
И это не предел — в 2015 году было зафиксировано пять таких случаев, а всего за четыре года их было 11.

Надзор с упущениями

ТОП

Но до потребителя эта информация, как правило, практически не доходит — исследование Госконтроля показало, что ни Министерство по делам сельской жизни, ни Ветеринарно-пищевой департамент, во‑ первых, не проводят достаточного количества исследований безопасности продуктов, а во‑ вторых, ведут надзор с упущениями. Как следствие — недостаточная информированность населения о содержащихся в продуктах пестицидах, гербицидах и прочих веществах.

Тем самым, у людей складывается ложное представление о том, что продукты питания с каждым годом становятся чище — таковы выводы государственной проверки.

Как отмечают чиновники, еще одна причина такой слабой проверки в том, что ведомства не имеют ясного представления о продуктовой корзине людей. И, например, делая упор на анализах местной или экологически чистой продукции, мало внимания уделяют импортным продуктам. Тогда как из-за их дешевизны люди покупают в основном их.
Вот простой пример. Если голландские томаты можно купить по 99 центов за килограмм, то эстонские дешевле четырех евро сейчас вы вряд ли найдете. Стоимость эстонских огурцов просто космическая, а ведь импортные можно приобрести буквально за копейки. Вполне понятно, в чью пользу сделает выбор большая часть населения страны, которая получает зарплату, далекую даже от средней по стране.

Эстонское — чистое

По словам пресс-секретаря Департамента сельского хозяйства Анники Кубья, важно помнить, что одним из серьезных ценообразующих факторов является то, что в Эстонии на один гектар земли используется в разы меньше пестицидов, чем в других странах Европы.

Это подтверждают и исследования. Например, в прошлом году почти половина местных проб не содержала даже следов остаточных пестицидов. А в других образцах они не превышали норму.

Чего нельзя сказать об импортной продукции. Но, как уже говорилось, здесь анализы ведутся не столь тщательно, как этого бы хотелось.
Однако представители Ветеринарно-пищевого департамента все же не согласны с этими утверждениями. И, например, директор ведомства Олев Калда отмечает, что все исследования ведутся в оговоренных законом и ресурсами рамках. А проверки на наличие остаточных следов пестицидов проводятся ежегодно. (Правда, людям кажется этого недостаточно: ежегодно Департамент сельского хозяйства проводит около 350 проб — прим. ред.)

По словам чиновника, в этом году департамент увеличил количество этих проверок и намерен расширить эту программу. Но все зависит от финансирования.

Видимо, именно из-за недостатка финансирования на внутренний рынок страны попадали зарубежные овощи и фрукты со следами запрещенных к использованию препаратов. И несмотря на то, что многое было изъято из продажи, мы до сих пор не знаем, сколько было продано и употреблено в пищу.

Дома — только нитраты

Плохо еще и то, что наличие химикатов в овощах и фруктах может показать только лабораторный анализ. Но у простых людей таких возможностей нет, а чиновники не могут досконально проверять каждую партию поступающего в Эстонию товара.

Поэтому нам остается полагаться лишь на нитратомеры — это хоть какое-то подспорье в сложном деле выбора овощей и фруктов. Нитраты — это соли азотной кислоты, которые в небольшом количестве присутствуют во всех живых организмах, а растения без них просто жить не могут. Другое дело в том, что иногда фермеры увлекаются и, стремясь побыстрее получить урожай, начинают дополнительно кормить этими удобрениями растения. Избыточная концентрация нитратов хоть и не так токсична, как пестицидов, но тоже опасна.

С нитратомером мы прогулялись по магазинам и овощным прилавкам — проверили местные и импортные овощи и фрукты. Кое-что сравнили — получилось найти клубнику, огурцы и томаты. А кое-что было исключительно местное или исключительно зарубежное.

Выводы оказались удивительными — в эстонских помидорах и клубнике количество нитратов было превышено. Причем в клубнике аппарат показал значительное превышение. Но тут может быть вовсе и не вина фермера — еще один трюк, который творят сами растения. Если плод недозрел, концентрация нитратов в нем выше.

Например, абрикос показал 340 единиц при разрешенных 60. И на вкус абрикос оказался деревянным — кислым и неспелым.

Uudiskirja Üleskutse