Нас не хотят информировать: госучреждения отказываются от сотрудничества с русскими каналами

 (24)
Päev PBK-ga
Päev PBK-gaFoto: Priit Simson

Специалисты бьют тревогу: у нас очень много погибших в пожарах. Да и количество аварий на дорогах все больше и больше. А сколько летом было утонувших… При этом различные госучреждения из года в год выделяют десятки тысяч евро на информирование населения путем социальных кампаний. Но только вот деньги, выделенные на предупреждения об опасностях на русском языке, или существенно сокращаются, или же русских людей не информируют вообще, пишет ”МК-Эстония”.

Вы приходите домой после работы, садитесь на диван и включаете телевизор. Именно оттуда большинство людей среднего и старшего возраста и узнает важную информацию и новости. Именно по ТВ зачастую и передают для них срочные предупреждения и сообщения.

Государственные организации, чьей сферой работы является безопасность и забота о здоровье жителей Эстонии, это прекрасно знают. И если нужно напомнить людям о внимательности на дорогах, дымовых датчиках, водной безопасности и прочем, делают специальные инфокампании — в том числе, и на ТВ. Ведь предупредить — гораздо легче и дешевле, чем тушить пожары, возникшие от невнимательности, вырезать людей из попавшего в аварию автомобиля и доставать утонувших.

Но с недавних пор многое изменилось, и информировать зрителей некоторых русских телеканалов стали реже или перестали вообще. И виной всему информационная война, которая ведется сразу на нескольких фронтах.

”К сожалению, ситуация в последние два года значительно усугубилась, — констатирует Ирина Козыренко, директор фирмы BMA Estonia, которая представляет в нашей стране такие каналы, как ПБК, НТВ-Мир, РЕН ТВ и ”Дом кино”. — Эстонские СМИ с похвальной периодичностью агитируют эстонских рекламодателей не использовать в своих рекламных кампаниях канал ПБК, несмотря на тот неоспоримый факт, что канал является мощнейшей площадкой для общения с русскоязычным населением Эстонии, а также самым качественным и разносторонним русскоязычным каналом в Эстонии”.

Она подчеркивает, что очень печально, что на такого рода пропаганду ”ведутся” не только коммерческие клиенты, от решений которых зависит их собственное благополучие и успешность их бизнеса, но и государственные учреждения, чьи обращения социального характера должны быть полноценно донесены не только до эстонцев, но и до русскоговорящих жителей Эстонии.

Не в фокусе

Взять хотя бы Спасательный департамент. Спасатели постоянно говорят о важности превентивной работы. Каждый год проводят две социальные кампании. В этом году провели только одну. В декабре планируется провести вторую, но конкретных договоров еще не подписано.

У них на самом деле довольно хорошие социальные кампании. Но… в основном на эстонском языке.

Если посмотреть на данные отчета Спасательного департамента, то выясняется, что он использует три медиаконцерна для передачи своей информации: TV3, где есть каналы как на эстонском, так и на русском языке, Eesti Meedia, где только эстонские каналы, и BMA, куда входит ПБК, НТВ-Мир, РЕН ТВ и ”Дом кино”.

Изображение: "МК-Эстония"

И вот если проанализировать данные Спасательного департамента, то в 2016 и 2017 годах он тратил на социальные кампании на ПБК и других каналах, связанных с этой же медиагруппой, существенно больше, чем в 2018 году. В 2018 году деньги на кампании для зрителей ПБК перестали же выделять вообще. Что странно, потому что ПБК является самым популярным каналом на русском языке в Эстонии.

На прямой вопрос ”Почему?” пресс-секретарь Спасательного департамента Ивери Марукашвили заверил, что русскоязычная аудитория, несомненно, является для них очень важным сегментом. И они используют все возможные и эффективные для них способы и каналы для общения с этой аудиторией.

ТОП

”Мы сотрудничаем со всеми русскоязычными СМИ, а также используем каналы социальной медиа, чтобы оповестить население о важных кампаниях, правилах противопожарной безопасности и безопасности на воде. В ведомстве работает советник по работе с русскоязычными СМИ, — перечислил Марукашвили. — Оповещение русскоязычного населения происходит также в рамках дней безопасности, домашних и прочих консультаций и других мероприятий по всей Эстонии. Отдельно русскоязычными мы занимаемся и в Ида-Вирумаа. А еще у нас есть своя страничка на русском языке”.

Но как же быть тем людям, которые не сидят в интернете, не читают онлайн-газеты и не всегда попадают на дни безопасности? Не лучше ли было бы доносить им важную информацию прямо домой по ТВ? Почему финансируют кампании на эстоноязычных каналах и не финансируют на ПБК?

”Актуальные темы и сюжеты о противопожарной и водной безопасности всегда освещаются в новостном блоке телеканала, — заверяет Марукашвили. — Что же касается социальной кампании по водной безопасности этим летом, то из-за особенностей медиастратегии с фокусом на использование социальных медиа и прямой работы и сотрудничества с новостными редакциями русскоязычных СМИ по всей Эстонии, ПБК не было в списке телеканалов”.

Здесь сократили, там добавили

Еще безопасностью занимается Департамент шоссейных дорог. Если посмотреть на его цифры, то выясняется любопытная картина: в 2016 году на социальную рекламу на русскоязычных телеканалах тратили чуть более 30% от бюджета, выделенного на каналы на эстонском языке. Что логично — потому что русскоязычное население в Эстонии тоже составляет чуть больше трети.

В 2017 году количество денег, выделенных на предупреждения и социальную рекламу, посвященную вопросам безопасности, на эстонских и русских каналах было сопоставимо. Но в 2018 году Департамент шоссейных дорог внезапно решил отказаться от социальных кампаний, посвященных безопасности, на русских каналах РЕН ТВ, НТВ-Мир и ПБК. При этом финансирование кампаний в 2018 году на русском языке на других каналах тоже внезапно сократилось более чем в три раза, а на эстонских каналах — наоборот, выросло.

Изображение: "МК-Эстония"

Однако на прямой вопрос — почему? — в департаменте ответили так: ”Закупая рекламу на каналах РЕН ТВ, НТВ-Мир и ПБК, мы исходим, в первую очередь, из того, что Департамент шоссейных дорог как госучреждение хочет сотрудничать со СМИ, чьи редакции — независимы. При выборе эстонских каналов мы исходим из того, как оптимизировать расходы и при этом покрыть целевую группу”.

Такая вот логика: на эстонских каналах главное — донести информацию до аудитории, на русских — отдать деньги в правильные руки.

Телевидение многие учреждения используют и как способ достучаться до сердец людей и призвать их собрать деньги для нуждающихся детей или больных, у которых нет средств на лечение.

Например, пожертвования нужны Эстонскому союзу рака. В Эстонии более 40 000 человек больны раком, и еще 8000 человек заболевает каждый год. Но на русских телеканалах они не закупают время для своих инфокампаний и призывов о пожертвованиях — только на эстонских.

”За последние три года мы заказывали социальную рекламу на ТВ на Kanal 2, Kanal 11, TV3 и TV6, — комментирует ситуацию секретарь союза Маргот Кулль. — Потратили на это порядка 12 300 евро. Из-за того, что бюджет невелик, мы не можем делать русские клипы. Но русское население мы информируем через медиа на русском языке, ”Радио 4” и печатные издания, а также в ”Актуальной камере” были обзоры наших пресс-конференций”.

Она заверяет, что сейчас они переводят на русский язык и свою страничку, чтобы русские тоже могли получать информацию.

Институт развития здоровья также тратит ежегодно внушительные суммы на то, чтобы донести до жителей Эстонии важную информацию. Но зрителей ПБК эта информация упорно минует. Потому что организация не закупает эфирное время, чтобы рассказать тем, кто предпочитает ”первую кнопку”, как беречь свое здоровье, и донести, что нужно сделать, чтобы жить долго и счастливо.

Однако сколько они тратят денег на информирование населения на эстонском и русском языках и почему они игнорируют десятки тысяч зрителей ПБК — за пять рабочих дней в Институте развития здоровья так и не ответили.

Сотни тысяч евро

Руководитель Фонда поддержки Таллиннской Детской больницы Инна Крамер отмечает, что они постоянно заказывают время для призывов пожертвовать на ПБК и других каналах, входящих в данный концерн. Например, в 2016 году они собирали деньги на анализатор и пастеризатор грудного молока, а также — кабинет для Центра физиотерапии и дыхания. Собрали в том году более 350 000 евро.

”В прошлом году нужны были деньги для изоляционных палат для детей, которые перенесли химиотерапию, — рассказывает Инна Крамер. — Таким детям нужен покой и отдельная палата, потому что организм ослаблен, и малейший вирус может нанести серьезный вред их здоровью. На палаты и оборудование для них собрали более 600 000 евро”.

В этом году Фонд поддержки собирает деньги для семейных палат интенсивной терапии для преждевременно родившихся детей. Таким деткам очень важно быть рядом с мамой и папой, и на пять таких палат нужно порядка 450 000 евро.

”Если посмотреть по банковским переводам, то среди тех, кто нам жертвует деньги, очень много русских фамилий, — отмечает Инна Крамер. — И много русских людей среди тех, кто нам жертвует давно и постоянно. Спасибо им всем большое!”

Комментарий: Массированная атака
Советник BMA Estonia Маргус Мерима:

В конце 2017-го и начале 2018 года в эстонских СМИ началась обширная и продолжительная кампания против Первого Балтийского канала, которую возглавила газета Postimees и ее интернет-портал. ПБК обвинили в распространении российской пропаганды, в том, что это прокремлевский канал и так далее.

После этого некоторые госучреждения, например, Департамент шоссейных дорог, который отвечает за безопасность на дорогах, Спасательный департамент, который отвечает за пожарную безопасность, и другие перестали там закупать эфирное время для своей социальной рекламы.

Если мы посмотрим данные 2018 года, то эти клиенты используют для своей рекламы теперь канал РТР-Планета. Все, кто знает хоть что-то о русских телеканалах, их содержании и направленности, в кусре, что на самом деле именно РТР-Планета — тот канал, который в большом объеме передает официальную точку зрения российских властей.

Госчиновники, которые для рекламы своих учреждений используют вместо ПБК канал РТР Планета, никак на самом деле не борются с пропагандой и не в курсе реального содержания русскоязычных каналов. Их главная задача — просто спрятать голову в песок, особо не бросаться в глаза и действовать дальше. Мол, если ПБК — в центре внимания, то поставим нашу рекламу тогда на РТР-Планета и «будем жить дальше». Они — как флюгеры, которые обслуживают интересы кого-то третьего.

На самом деле многих из тех, кто решает — политиков и чиновников — тревожит то, что на ПБК есть и свой контент, «Новости Эстонии», аналитичесие передачи и многое другое. А многим не нравится, что ПБК в своих суждениях — независим и не следует слепо мейнстриму и точке зрения эстонских СМИ.

Так что причина атаки на ПБК — обычные коммерческие интересы и стремление больших эстонских медиаконцернов навредить деятельности ПБК и переманить клиентов к себе.
Uudiskirja Üleskutse