Муж-алкоголик или бабушка с деменцией: что предпринять, если у родственника помутнение рассудка

 (6)
8TB23MAY06B3.jpg
фото иллюстративноеFoto: Tiit Blaat

Чего только не делает человек, когда из-за различных обстоятельств (болезнь, разного рода зависимости, стресс) он теряет способность здраво мыслить!

То квартиру заложит, то кредитов наберет, то все накопления потратит, а то и вовсе отпишет все посторонним людям. Но близкие могут уберечь его от беды, если вовремя временно лишат своего родственника дееспособности. О том, какие шаги надо предпринять, чтобы человек, который ”не в себе”, не мог действовать себе и другим во вред, выясняла ”МК-Эстония”.

Если у вашего близкого или родственника — не все в порядке с головой, то нужно экстренно принимать меры, пока он или даже вы не оказались на улице.

И даже если с головой все в порядке, но есть какая-либо зависимость — алкогольная, наркотическая, игровая и т. д. — то вы тоже можете пойти по миру из-за того, что он натворит дел.

Три портсигара импортных

В редакцию ”МК-Эстонии” пришла пожилая дама и начала слезно жаловаться, что дочка и внучка хотят у нее отобрать квартиру и отправить в дом престарелых. Мол, бабуля растила внучку с малых лет, водила в музыкальную школу, учила с ней английский, а вот теперь девочка бабушку знать не хочет и не общается с ней. И с родной матерью забрали у нее все ее похоронные сбережения, а теперь пытаются ее выселить из единственного жилища.

Дама пригласила журналистов в гости, где показывала, что вот в этой комнате (типичная ”хрущевка”) живет ее дочь с зятем. А в большой — ютится она. Даже не во всей комнате — помещение разделено пополам, и на половине старушки стоит лишь ее кровать и телевизор. Вещи лежат под кроватью и на подоконнике.

На кухне — тоже принцип ”разделяй и властвуй”. Старенькие кастрюльки пожилой дамы ютятся на полу у батареи. Посуда дочки — стоит на плите. В холодильнике старушке выделена одна полка, на которой — дешевый сыр, хлеб и пара сырочков. Пьет кофе — единственная оставшаяся в жизни радость — она из старой щербатой чашки.

В ходе разговора выясняется, что 12 лет назад умер ее муж. Дочка сказала: ну что ты будешь в трехкомнатной квартире одна, переезжай к нам с мужем. Выделили старушке комнату. По совету дочки та продала квартиру и вместе с уже имевшимися сбережениями у нее получилась весьма кругленькая сумма. А потом дочка попросила у нее в долг… Так и не вернула.

Первое впечатление — шок! И даже не возникло подозрения, что старушка не в себе. Да еще и дочка с внучкой повели себя немного неправильно: вместо того, чтобы объяснить спокойно, что к чему, стали угрожать обратившимся к ним за комментариями журналистам судом и всякими инстанциями.

Только спустя какое-то время выяснилось, что уже много лет пожилая дама действительно не дает житья ни родственникам, ни соседям. После смерти мужа из-за шока она потихоньку начала терять связь с реальностью, и сейчас грань между правдой и вымыслом совершенно стерлась. Соцотдел уже много лет занимается проблемой. И только недавно дело дошло до суда.

В общем, родственников понять можно. Они живут как на пороховой бочке, не зная, что их мама и бабушка выкинет в следующий момент. А старушка ходит по редакциям разных изданий, а также в полицию и другие службы, и рассказывает, как ее пытаются сжить со свету и забрали деньги.

И ты, брат?

Но беда приходит в дом не только со стороны пожилых родственников. Те, у кого детки уже выросли, а мужья вошли в кризис среднего возраста, могут рассказать много всяких разных историй.

У Анны — 18-летний сын. Казалось бы, радоваться, что парень вырос и стал самостоятельным. Но самостоятельным он стал только по бумаге. Молодой человек набирает кредиты, а расплачиваться за них приходится родителям.

”Первый раз он взял кредит, когда влюбился, и все деньги спустил на свою пассию. Уж не знаю, чем думали в фирме, когда выдавали ему кредит, но факт остается фактом: школьник не мог расплатиться и за него долги возвращаем мы, — рассказывает мать. — Сейчас та любовь прошла, началась новая. И я узнала, что сын собирается снова взять кредит, чтобы охмурять новую девочку. Но он до сих пор учится в школе, значит, по его долгам опять должны будем расплачиваться мы с отцом”.

Муж Инны — уже второй год как безработный. Год назад он заложил их общую квартиру, чтобы открыть бизнес, но у него ничего не вышло. Сейчас он собирается взять несколько быстрых кредитов. Инна в шоке.

Еще одна дама средних лет, Марина, жалуется, что муж так и не пережил кризис средних лет. Он стал алкоголиком и игроманом. Очень часто в день зарплаты он напивается и в пьяном угаре либо спускает все деньги в игровых автоматах, либо сначала пропивает все, а затем еще и берет кредит, который пропивает за следующую неделю. Она много раз просила работодателя мужа переводить зарплату супруга на свой счет, но он говорит, что ее просьба незаконна.

С алкоголиками и наркоманами непросто

В Латвии, например, горю этих женщин можно помочь, и это совсем не сложно. Можно через суд ограничить возможности — временно и частично. В Эстонии же не все так просто.
Старший помощник присяжного адвоката Арина Лискманн отмечает, что подобные случаи — это все же проблема не юридического характера, а медицинского. И тут обязательно нужно заключение врача-специалиста, который подтвердит, что действительно человек страдает от психического заболевания и не способен трезво и здраво оценивать свои поступки.

Если говорить не о деменции, а о ситуациях, когда близкий страдает от какой-либо зависимости, тут тоже обязательно должна быть медицинская экспертиза.

”Но практика показывает, что сама по себе зависимость не является еще причиной для того, чтобы признать человека недееспособным, — отмечает Арина Лискманн. — Если у человека на фоне алкоголизма не развился, к примеру, психоз или биполярное расстройство, то в просьбе признать его недееспособным суд, скорее всего, откажет”.

Представим, что супруга алкоголика уже много лет страдает от того, что муж берет всевозможные быстрые кредиты под сумасшедшие проценты и не платит. Так как обязательства в браке делятся тоже между обоими супругами, то отдуваться приходится ей.

Но в данном случае, чтобы защитить себя, проще развестись, чем признать мужа недееспособным — если у него нет диагноза и соответствующей справки от врача.

Должен быть устоявшийся медицинский диагноз и такие изменения в сознании человека, которые бы явно влекли за собой невозможность осознавать последствия своих поступков.

”Если человек не отдает себе отчета в своих поступках, но при этом берет постоянно кредиты, то риски в таком случае должно брать на себя кредитно-финансовое учреждение, — говорит Арина Лискманн. — Даже если человек признан недееспособным, все равно об этом нигде отметки не стоит, это конфиденциальная информация, и если человек сам об этом не сказал, то фирма, выдающая кредиты, как-то по-другому узнать об этом, скорей всего, не сможет”.

Да, постфактум, когда выяснится, что человек брал кредиты, когда он уже был лишен права подписи и возможности заключать сделки, через суд это все аннулируется. Но уйдет время.

Человек не осознает свою проблему

Да и с пожилыми не так-то просто. Большинство людей категорически осуждают тех, кто решил сдать своего родственника с деменцией в дом по уходу.

”Но действительно жизнь близких из-за заболевания родственника становится просто невыносимой! — говорит Арина Лискманн. — Например, пожилой человек с деменцией может открывать все окна и двери, тащить с помоек всякие вещи, захламлять квартиру так, что там будет невозможно жить, подсыпать родным что-то в пищу или по-другому как-то вредить. Люди годами мучаются. И порой другого выхода попросту нет, кроме как признать близкого недееспособным и отправить в специализированный дом по уходу. Для многих это — тяжелое решение, но иногда его приходится принимать, потому что другого выхода просто нет”.

Ольга Нигровская, пресс-секретарь управы самого крупного района столицы — Ласнамяэ, отмечает, что, как правило, сам человек своей проблемы не видит и не признает. И обратить внимание соцотдела на то, что с человеком не все хорошо, может кто угодно. Основной признак — человек стал вести себя по-другому, он не способен организовать свою жизнь, и своими действиями или бездействием может причинить вред себе и другим, их имуществу или подвергнуть себя и других опасности.

Однако у них нет отдельной статистики, сколько людей лишают дееспособности из-за деменции, или старческого слабоумия. Но если удастся быстро собрать для суда все необходимые бумаги, то решение обычно принимают тоже очень быстро, буквально в течение пары месяцев.

Что взять с недееспособного?

Но, как выясняется, даже если вашего родственника с зависимостью признали недееспособным, это не защитит его от необходимости выплачивать кредиты, которые он набрал. Да, кредиторам придется побегать, и у них есть определенные риски, поскольку они в большинстве случаев о психических заболеваниях клиентов попросту не знают, но вообще сухим из воды редко кому удается выйти.

”Наличие зависимости в смысле медицинского/психиатрического диагноза — это деликатные личные данные, медицинская тайна, — говорит представитель Placet Grupp (SMS-Raha) Олеся Щирая. — Поскольку специальных регистров для проверки людей с подобными зависимостями нет (а если и есть, то у кредитодателей не может быть к ним доступа), то фильтрация таких клиентов практически невозможна. Иногда удается на основании анализа выписки с банковского счета сделать вывод о том, что человек, например, очень много тратит денег в казино. Иногда совершенно случайно мы узнаем информацию о наличии у заемщика той или иной зависимости от третьих лиц (родственники, знакомые)”.

Такие случаи — единичны. Но, как правило, о них фирма чаще всего узнает постфактум. И получить деньги потом с таких клиентов довольно трудно. Сам по себе суд выиграть не сложно, но сложно исполнить решение — по причине отсутствия у должника денежных средств, имущества, дохода.

При проверке благонадежности клиента можно использовать лишь общедоступные базы данных — регистр народонаселения, коммерческий регистр, различные регистры задолженности, Аmetlikud teadaanded и т. п. источники. Но на основании общедоступных данных невозможно сделать обоснованный вывод о наличии у клиента тех или иных зависимостей.

”К сожалению, в момент ходатайствования о займе клиент не сообщает кредитодателю личной информации, зато когда требование о взыскании задолженности уже находится на рассмотрении в суде, такая информация является основным возражением со стороны должника или его представителя”, — поясняет Олеся Щирая.

И получается, что лишенный дееспособности человек теоретически вполне может взять быстрый кредит, а потом в суде сказать: а я был недееспособен, с меня взятки гладки!
”В момент взятия кредита человек может вести себя совершенно адекватно и не оставить никаких сомнений в том, что его дееспособность могла бы быть ограниченной. Также зачастую за ходатайствами недееспособных лиц фигурируют их же родственники или знакомые. Но такие случаи уже относятся к категории мошенничества и решаются другими способами”, — говорит представитель фирмы.

Специалист отмечает, что по закону сделка, заключенная с недееспособным лицом, ничтожна. Последствия ничтожной сделки таковы, что кредитодатель не может получить проценты (интрессы), которые он ожидал, но вправе требовать назад основную сумму кредита, которой недееспособное лицо все же воспользовалось.