Может ли среднестатистическая эстонская семья "жить хорошо"?

 (131)
Rahakott
RahakottFoto: Anni Õnneleid

В Новогоднем обращении наш премьер-министр сказал: ”Мы должны жить хорошо, меньшего себе не можем позволить”. Кто бы спорил? Попробуем, уважаемые читатели, примерить этот тезис к реальности. И сделаем это хотя бы для одной категории населения — для молодой семьи, пишет доктор экономических наук Владимир Вайнгорт в "МК-Эстония".

Смоделируем распространенную семейную ячейку: двое работающих молодых людей и один ребенок, например, трехлетнего возраста.

Семейное счастье в стоимостном выражении

Предположим, глава семьи (окончивший магистратуру) имеет медианную зарплату (получателей ниже и выше которой равное количество). В конце 2018 года она составляла около тысячи евро.

Предположим также, что хозяйка дома, работая в сфере услуг, имеет брутто-оклад 650 евро. За минусом налогов, семья располагает 1420 евро в месяц. Пускай живут молодые люди в съемной двухкомнатной квартире, скажем, в Ыйсмяэ и платят за нее 250 евро в месяц плюс коммунальные платежи 160 евро (в среднем по году). Итого ежемесячно в 410 евро обходится им жилье.

Добавим плату за телевидение, интернет, два мобильных телефона — выйдет, что около 450 евро тянут обязательные платежи. Тогда на все про все у семьи остается около 900 евро.

Почему они не воспользовались ипотекой для молодой семьи и не стали квартирособственниками? Во-первых, не было средств на собственный взнос. Во-вторых, у них есть в лизинге автомобиль (с оплатой по 100 евро в месяц). И, наконец, в‑ третьих, отсутствие перспективы роста доходов обусловило растущее желание уехать за рубеж (для чего оба совершенствуют английский).

Автомобиль, при самом необходимом количестве поездок, требует хотя бы два раза в месяц полностью залить бак топливом (примерно 80 евро). Вместе с заменой резины и кое-каким обслуживанием, а также страховкой — хочешь не хочешь — 200 евро в среднем на месяц машина забирает. Остается 600 евро.

Расходы на детский сад с 2019 года компенсируются. Но на ребенка одежка-обувка, а также игрушки, всяко в среднем на месяц 150 евро, минимум, забирают. Из оставшихся 450 оплата обеда в кафе около службы у главы семьи забирает в рабочие дни 6 евро (или 132 евро за 22 рабочих дня), а у жены — по 4,5 евро (в основном супчик с пирожком берет и выходит 99 евро за 22 дня). Остается 220 евро.
На эту сумму нужно кормить семью завтраками и ужинами, одеваться, приобретать кое-что по хозяйству и т. д. и т. п. Потому частенько приходится занимать сотню-другую у приятелей до зарплаты. Что уж говорить о театре или других расходах на досуг и культуру. Такую роскошь семья может себе позволить крайне редко.

Способно ли помочь государство?

То есть могут ли слова премьера насчет ”жить хорошо” обрести реальность? Из приведенного выше расчета видна самая крупная статья расхода: жилье. Уменьшить ее властям вполне под силу.

Прежде всего, мотивацией (включая меры экономической поддержки) строительства доходных домов студийного типа, рассчитанных на молодые семьи. Когда предложение на рынке аренды жилья превысит спрос — цена найма пойдет вниз. Не ожидая того, государство может развернуть т. н. молодежный самострой (дома, возведенные таким способом в 1930-е годы, до сих пор стоят в районе улицы Сыле).

Целесообразно компенсировать молодой семье часть декларированной арендной платы (тем самым покончив с преобладающей сегодня сдачей жилья внаем ”по-черному”, обеспечив источник дополнительного дохода бюджета для компенсации арендных платежей).

Самое главное в этой истории: я точно знаю, что эти и другие меры прекрасно известны и, более того, в разное время поддерживались людьми, находящимися сейчас в непосредственной служебной близости к премьер-министру. Когда Центристская партия была оппозиционной, на разных уровнях ее руководства обсуждалась тема необходимости специальной молодежной политики как единственного способа закрепления креативных молодых людей в Эстонии.

Мне довелось участвовать в обсуждении контуров соответствующей комплексной программы, где предусматривались меры по обеспечению жильем молодых семей, открытие целевых социальных лифтов для них, а также необходимость закона о первом рабочем месте и многое другое. Ничего, к сожалению, в этом направлении не делается, и потому единственный выход из нищеты для молодых семей — ”делать ноги”.

Не в упрек власти

Пишу это совсем не в упрек нынешней власти. Представители Центристской партии в государственном управлении (как законодательном, так и исполнительном) не реализуют много социально-экономических проектов, к разработке которых были причастны. И дело совсем не в дефиците политической воли, а в структуре властной элиты.
Она построена в точности по известной ”модели упряжки” из лебедя, щуки и рака. Трехсоставные правящие коалиции из идеологически неблизких политических сил могут не допустить развала экономики, но обеспечить быстрое развитие страны не в состоянии. Кое о чем они все же договариваются, но всякий раз ценой взаимных уступок. Уступают, как правило, в части разработки более-менее радикальных перемен.

Поэтому, отвечая на вопрос, вынесенный в заглавие статьи, надо сказать: дело за нами. За тем, как мы распорядимся своими голосами в марте нынешнего года.

Не хочу, чтобы читатели решили, будто агитирую за ту или иную партию. Если и хотелось бы мне к чему-либо призвать, то к одному: думать! И представлять себе реальные возможности не партий, а реальных же людей, отдавая голоса только тем, кто что-то, где-то, когда-то практически сделал для лучшей жизни большинства.

А поскольку избирательная кампания — все-таки словесная баталия, пусть претенденты на власть с цифрами нам объяснят: как будут выглядеть семейные бюджеты 290 тысяч работников, чья зарплата сегодня ниже медианной. Пусть покажут расчеты по годам на четырехлетний срок. Население сегодня грамотное. Способное расчеты оценить.