Кандидат на пост мэра Таллинна от соцдемов не хочет отказываться от бесплатного транспорта и русских гимназий

 (39)
Andres Anvelt
Foto: Andres Putting

Таллиннское отделение Социал-демократической партии выбрало бывшего главу Центральной криминальной полиции Андреса Анвельта кандидатом в мэры Таллинна.

В интервью ”МК-Эстонии” Анвельт рассказал о своем видении столичных проблем, прокомментировал популярную ”русскую тему” и объяснил мотивы своего наделавшего шума заявления о решении Европейского суда по делу пострадавших во время ”бронзовых ночей”.

- В Таллинне большую роль играют голоса русскоязычных избирателей, и в этой связи ходили слухи, что соцдемы выдвинут кандидатом в мэры столицы Евгения Осиновского, но он будет баллотироваться в Нарве.

- Тут надо исходить из того, что одними только русскими голосами в Таллинне все равно ничего не сделаешь, и кандидатом должен быть человек, который подходит обеим крупным языковым общинам. В общем-то, это то, в чем сегодня нуждается и Эстония. Пора прекратить заниматься противостоянием и противопоставлением. Иначе доходит порой до абсурда, когда некоторые эстонцы не хотят, чтобы их дети знали русский язык — мол, тогда они не будут читать комментарии в интернете и видеть всю эту ненависть. И наоборот. Это никуда не ведет, хотя кому-то это выгодно.

- Какова вообще вероятность, что следующим мэром Таллинна будет не центрист?

- Ну, это прогнозы сродни тому, что в феврале пытались предсказать, какая будет весна. Обещали скорое потепление, но вот уже апрель кончается, а еще снег кое-где лежит. Насчет мэра загадывать не стану, но вероятность того, что городом будет управлять не одна партия, гораздо выше, чем была накануне прошлых выборов в 2009 году.

- Тогда как раз таки была сделана коалиция с социал-демократами, но вы из нее вышли…

- Я лично с этим союзом никогда согласен не был. Во-первых, коалиция должна быть реальной, должно быть равное партнерство.

В коалиционном договоре нужно учитывать программы обеих партий, а не идти лишь на незначительные уступки для второй стороны.

И если одной партии отходит кресло мэра, то у другой должен быть пост председателя горсобрания. Как в государстве: премьер-министр — от победившей партии, спикер парламента — от коалиционного партнера. Тогда есть равновесие. Я считаю, что мы тогда поступили неправильно…

- … и при первой же возможности (когда Сависаара обвинили в том, что он брал российские деньги) из коалиции вышли.

- В некотором смысле да. Но если бы в той ситуации Сависаар все нормально объяснил… Иначе для меня, например, было невозможно оставаться с партнером, которого подозревают в таких вещах. Так что это была не столько возможность выйти из коалиции, сколько необходимость.

- Если быть реалистом, то каким ты видишь результат своей партии на выборах в Таллинне?

- Я вижу уверенное второе место. Такого сильного предвыборного списка у социал-демократов в Таллинне еще никогда не было.

- Сегодня вице-мэр Михаил Кылварт, курирующий сферу образования, активно борется за сохранение русскоязычного образования, выдвигается идея создания муниципальной частной русской гимназии. Если бы ты был мэром, какое направление в этом вопросе ты бы задал своему подчиненному?

- Моя точка зрения на этот вопрос очень простая. Человек, оканчивающий гимназию, должен хорошо разбираться в тех предметах, что там преподавали. И если сегодня после основной школы многие русские ребята не готовы к тому, чтобы учить 60% предметов на эстонском, то их ставят в неравное положение с эстонскими сверстниками. Они же не виноваты, что государство, начав реформу, не инвестировало в то, чтобы уже к окончанию девяти классов русские ученики в достаточной мере владели бы эстонским языком.

А у местного самоуправления есть конституционное право делать со своим бюджетом то, что оно считает нужным, и отобрать это право нельзя. Я считаю, что русские гимназии должны остаться, но их выпускники должны знать эстонский.
Важны не какие-то проценты — это вообще глупость, важно как следует преподавать язык.

И начинать это делать надо не с гимназии, а уже с детского сада.

- Недавно в СМИ наделало шума твое заявление о том, что государство должно оспорить решение Европейского суда по правам человека о присуждении компенсации четверым жителям Эстонии, пострадавшим во время апрельских беспорядков в 2007 году. Многими русскими эта точка зрения была воспринята в штыки. Чем ты руководствовался в своих словах?

- Мне не нравится ситуация, с которой согласились реформисты: давайте выплатим деньги, и проблемы как будто больше нет. Если государство что-то сделало неправильно, то просто откупиться деньгами — самое простое. Это же Средневековье какое-то: вот побили батрака, а он не воровал, оказывается, ошиблись — давайте дадим ему мешок пшеницы, и конфликт улажен. В демократической стране так делать нельзя.

Мне даже не как политику или юристу, а как налогоплательщику интересно: за чьи недоработки мы платим, кто за это отвечает? И если государство в Европейском суде доказывало свою невиновность, то пусть или борется дальше и отстаивает ее, или признает свою вину, но тогда пусть укажет на непосредственных виновников, конкретных людей. А то получается, что у нас в бюджете есть 500 тысяч евро, предусмотренных для компенсаций за ошибки при делопроизводстве. Ну так давайте отведем на это 3 миллиона — какая разница! Нет, так делать нельзя.

- В этом году столичные дороги находятся в особенно плохом состоянии. Ты мог бы пообещать, что если станешь мэром, то следующей весной мы этих ям уже не увидим?

- Нет, это нереальное обещание. Хотя бы потому, что ямы появились не за одну зиму. К тому же проблема эта не только таллиннская, есть дороги еще хуже. Проблема уходит корнями еще в 90-е годы, когда проводился капитальный ремонт или строительство многих дорог.

И еще один нюанс. Например, шоссе Таллинн-Тарту или Таллинн-Пярну, даже если смотреть по GPS-навигатору, начинается уже за чертой города. Но ведь сами улицы Тарту мнт. и Пярну мнт. идут из центра. Это дороги государственного значения, по ним все ездят. А у нас получается, что зона ответственности государства за их состояние заканчивается у черты города.

И пока есть конфликт между городом и Тоомпеа, ничего не изменится. Потому что на Тоомпеа любят обвинять город, и наоборот.

Поэтому программа развития и ремонта дорог должна быть не политической, не на 4 года, а на 10, 15 или 20 лет вперед.

- Если не говорить о дорогах, то какая, на твой взгляд, самая большая проблема в Таллинне?

- Таллинн сегодня нуждается в современной среде быта, досуга и работы. Например, в городе не хватает мест в детских садах. И если политика в этом направлении не поменяется, то со временем проблема будет усугубляться. А ведь решение есть. Скажем, закрываются школы, ”консервируются” и стоят без дела. Можно же быстро перестраивать эти помещения под нужды детских садов. Вторая проблема — излишняя централизация власти в столице. Таллинн хоть и является одним самоуправлением, но в нем восемь районов. И в последние годы функции районных управ уменьшаются. У них нет ни бюджета, ни возможностей.

А мэрия действует исходя из своих интересов: в этом районе у нас избирателей побольше — им и занимаемся больше, а тут нет наших сторонников — сюда ничего не дадим. Административные советы в районах нужно наделить большими полномочиями. У меня есть такая, быть может, даже немного авантюрная идея: почему бы старейшину района не выбирать при помощи того же админсовета? Может, он в таком случае был бы не из той же партии, что и мэр. Но отсюда и начинается диалог! А иначе у нас повсюду какая-то тяга к однопартийной системе — и в городе, и в государстве.

- А что бы ты сделал с бесплатным общественным транспортом? Ликвидировал бы его?

- Напротив. Его нужно развивать дальше. Сегодняшний транспорт не отвечает требованиям современного жителя города, многие маршруты устарели, потому что сегодня люди передвигаются иначе. Например, в Хельсинки есть даже специальный коэффициент — сколько человек должен делать пересадок, чтобы добраться до точки назначения. По-моему, он составляет 1,8. Точно так же можно сделать в Таллинне, движение должно быть максимально простым. И второй момент — это вопрос так называемого Большого Таллинна.

Город уже не заканчивается на кругу Хааберсти, допустим. Какой смысл в бесплатном транспорте, если житель Таллинна, чтобы поехать на работу в Кейла, все равно должен платить? Нужно развивать сотрудничество с близлежащими волостями. Сегодня это опять-таки политический вопрос.