Известные ведущие Борис Горский и Алексей Исаченко снова вместе в эфире — теперь на ”Народном Радио”

 (21)
Известные ведущие Борис Горский и Алексей Исаченко снова вместе в эфире — теперь на ”Народном Радио”
МК-Эстония

С понедельника в эфире ”Народного Радио” стартовало утреннее драйв-шоу ”Народное утро”, ведущими которого стали Борис Горский и Алексей Исаченко. В честь запуска новой программы ”МК-Эстония” побеседовала с известными диджеями и узнала, почему они оба сменили волну, как спасаются от осенних простуд и как им удается оставаться бодрыми, просыпаясь до рассвета.

Популярные ведущие Борис Горский и Алексей Исаченко известны радио-слушателям Эстонии уже давно. Начав свою карьеру еще в 90-е годы, они завоевали любовь публики, работая на SKY-Радио. Больше 20 лет этот творческий союз поднимает настроение гостям различных мероприятий, однако совместной работой в эфире поклонников не баловали многие годы.

Привет из 90-х

– Вы работаете на радио почти 25 лет. Вы когда-нибудь думали, что посвятите этому делу свою жизнь?

Борис Горский: — Это было так давно, что уже превратилось в легенду (смеется). На тот момент надо было хотя бы какую-то работу найти. Тогда еще даже не существовало такого понятия, как радио. Первая коммерческая радиостанция (радио ”Таллинн” — прим.ред.) появилась как раз на волне 100 МГц в начале 90-х годов. Это было авторское радио, и никто еще не знал, как и что надо делать — это был первый опыт. Естественно, говорить о том, что ты собираешься заниматься этим всю жизнь, не приходилось. Но постепенно это увлечение переросло в профессиональный подход.

Алексей Исаченко: — Действительно, на тот момент это было авторское радио. Собрались творческие люди: кто хотел — творил, кто хотел — вытворял. И все это шло в эфир. У меня образование в сфере бизнеса, так что цели сделать карьеру на радио не было.

– Насколько за все годы вашей работы изменилось радио как таковое и публика, которая его слушает?

Б. Г.: — Полностью изменилось. Причем изменилось настолько, что нет смысла сравнивать. Раньше радио было светочем информации, свежей музыки и прочего. Диджей мог, попав на какую-то презентацию, получить сингл и дать его слушателям. Скачать его не было возможности, можно было только купить в магазине, когда он появится. Сейчас цифровые технологии, жизнь стала более быстрой, гораздо быстрее, чем раньше. Естественно, и информационная картина меняется очень быстро.

Даже с учетом ритма жизни аудитория слушателей около радиоприемников сменяется каждые 15 минут. Поэтому уже через 15 минут ты должен делать что-то другое, а где-то надо и повторить, потому что тебя слушают уже другие люди. Слушатели предъявляют свои требования к тому, что и как они хотят слышать. Да и есть свои законы жанра, от которых не отойдешь. Когда-то давно американцы, исследовав аудиторию, сказали, что человек, когда включает радио, хочет узнать, что где взорвали, прогноз погоды и послушать хорошую песню. Какие-то основные законы остались. Прогноз погоды очень важен, что где взорвали — тоже, и музыкальный фон тоже должен соответствовать определенному настроению.

А. И.: — Я точно знаю, как увеличить время прослушивания радио, сделать его не 15 минут, а дольше. Надо просто повсеместно ремонтировать асфальт в Таллинне, чтобы все стояли в пробках с утра и до вечера (смеется).

Б. Г.: — Если раньше это было для нас неактуально, то сейчас по Таллинну мы можем смело говорить, что для нас, как и для больших городов, актуальны вечерние программы, под которые люди возвращаются домой, и утренние, под которые едут на работу. Да, у нас не такие пробки, в которых люди стоят полтора часа, да, это 20–30 минут, но уже на это время надо что-то предлагать, как-то развлекать народ в утренних и вечерних программах.

Время перемен

– После радио ”Таллинн” вы оба больше 20 лет проработали на SKY-Радио. Затем оба с разницей меньше чем в год перешли на ”Народное Радио”. Чем обусловлен ваш уход оттуда?

А. И.: — Захотелось немножечко изменить свою жизнь, свое место работы, подход к работе. Появились какие-то желания и идеи, для реализации которых, я понял, мне нужно уйти со SKY-Радио.

Б. Г.: — Надо учитывать, что в каждой структуре существуют свои правила, свои нормы, свои подходы. Это касается каждой структуры, будь то газета, радио, телевидение… И, естественно, когда ты переходишь из одной структуры в другую, ты попадаешь в другие правила. У тебя все меняется: другой подход, другой способ реализации.

В данном случае мне тоже захотелось дать себе такого пинка. Но это не то решение, которое принимается за несколько дней. Я шел к нему, наверное, год, если не больше. К тому моменту, когда я созрел для этого, определились приоритеты, возникли контакты. Это было исключительно мое желание, которое сильно удивило руководство SKY-Радио. Но руководство решило не биться за меня и отпустило в вольное плавание.

– Это как-то связано с тем, что вы столько лет работаете в тандеме, в том числе вместе ведете мероприятия?

Б. Г.: — В эфире, на самом деле, в тандеме мы работали много лет назад.

А. И.: — Мой уход со SKY-Радио был сюрпризом для очень многих, в том числе и для Бориса. О том, что я ушел, я сказал ему, когда уже уходил. Также у меня не было договоренностей и с руководством ”Народного Радио” о том, чтобы перейти сюда. Сначала я ушел оттуда, а потом позвонил руководству ”Народного Радио” и озвучил идеи, которые хотел бы предложить. Так что здесь нет речи о том, что это какая-то продуманная акция — сначала я, потом Борис. Нет. Просто обоим захотелось что-то изменить в жизни.

Б. Г.: — На SKY-Радио у меня была утренняя программа номер один. Плюс мои собственные рейтинги были высокими. Это не тот случай, когда ты стал никому не нужен и отполз куда-то в другое место, где тебя, может быть, примут. Я ушел на пике. Главное, что не в пике.

– С какими идеями вы пришли на ”Народное Радио”?

Б. Г.: — Мы действительно слишком хорошо друг друга знаем — был у нас опыт и совместной эфирной работы, у нас продолжается совместный опыт в плане проведения различных мероприятий. Идея того, что мы могли бы составить эфирный дуэт, поднималась неоднократно, даже при прошлом руководстве SKY-Радио. Но руководство посчитало, что тратить две такие большие единицы на один проект слишком расточительно, поэтому нас всячески старались разводить по разным проектам. Не то чтобы мы сильно стремились к тому, чтобы воссоединиться в эфире, но эта идея всегда казалась нам довольно интересной.

На тот момент, когда я уже оказался здесь, мы начали придумывать, как это реализовать.
Не секрет, что обсуждались разные варианты эфирного времени — и вечером, и днем, и ночью. Но мы поняли, что, как ни крути, а опыт составления и проведения утренних эфиров у меня главный, поэтому с этой утренней темы мне никуда не спрыгнуть. Так мы начали придумывать, как можно реализовать нашу программу, которая получила название ”Народное утро” на ”Народном Радио”.

Мы подумали, почему бы двум парням, которые точно знают, что думает другой, которые могут спорить, у которых нет творческих разногласий ни по каким вопросам, не встретиться в эфире. Ну а поскольку два человека решили дать себе хорошего творческого пинка, я вижу в этом определенную перспективу.

К сожалению, все мужские дуэты, существовавшие до этого в эфирах различных радиостанций, не могли продемонстрировать не то что какую-то творческую состоятельность, но даже, я бы сказал, зачастую из-за них падало уважение к мужскому роду в принципе. У нас напрочь отсутствует ”гопота”, ”быдлятина” и прочее — есть четкие роли, которые мы себя представляем. В эфире могут быть какие-то шероховатости, но на то он и прямой эфир, там возможно все. С учетом того, что за последние несколько недель с технической точки зрения ”Народное Радио” очень сильно видоизменилось, и скоро это будет заметно слушателям, я думаю, что все это должно привести к позитивному результату в конечном итоге.

Новое радио, новая музыка

– Кроме того, что это будет мужской дуэт, в чем будет отличие этого утреннего шоу от остальных на радио?

А. И.: — Оно уже отличается названием формата — драйв-шоу. Не утреннее, а именно драйв-шоу. Мы собираемся давать драйв, причем с самого утра. Драйв-шоу ”Народное утро” будет выходить с понедельника по пятницу с 6:30 до 10 часов утра.

Б. Г.: — Мы собираемся быть позитивными и считаем, что два таких персонажа способны зарядить своим позитивом и других людей. Тем более, что мы очень серьезно подходим к тому, какая музыка будет звучать в утренней программе. Это будет динамично, в меру весело, технически совершеннее, чем было, и самое главное — это не будет затянуто. Не будет длинных разговоров на разные темы, это будет динамичный проект, который способен меняться в любой момент в любом направлении. В этом плане мы открыты всему новому, хотим дружить со всеми и в плане разговоров, и в плане интервью, и в плане каких-то совместных коллабораций…

– Музыка, которая будет звучать в новом драйв-шоу, как и вообще музыка на ”Народном Радио”, существенно отличается от той, с которой вы работали на SKY-Радио. Пришлось проделать какую-то ”домашнюю работу”?

Б. Г.: — Учитывая, что до этого я работал на западной, я не очень много слушал русской музыки, не в таком количестве. Поэтому мне, конечно, приходится проделывать определенную работу, чтобы и наверстать упущенное, и открыть для себя что-то еще, кроме основных хитов, которые все знают. Но я точно могу сказать, что в нашем шоу будет много динамичной музыки: будет новая музыка и, конечно, песни, которым хочется подпевать.

Наша задача — придумать настроение. Если кто-то думает, что он придет на радио, включит свой любимый плей-лист, и все будут отваливаться от радиоприемников в диком восторге, это не так. Существуют определенные законы развития жанра, которые объясняют, почему какая-то песня, от которой одни не знают, куда деться, большинству нравится.

– За столько лет на радио, появились ли у вас какие-то ритуалы перед началом эфира? Может быть, обязательно надо что-то сделать, как только вы пришли в студию — выпить кофе, например?

А. И.: — Прийти в студию — уже хорошая традиция (смеется). Кофе я выпиваю, еще когда выхожу из дома. Но как такового ритуала у меня нет, главное — прийти.

Б. Г.: — Для начала надо проснуться и не испортить себе настроение звуком будильника, который тебя поднимает. По себе могу сказать, первые 10 лет трудно, потом привыкаешь. Поскольку я в утреннем эфире работаю больше, чем 10 лет, я уже привык. А кофе — это вообще святое дело. Для меня это главный напиток, который, правда, на меня не очень-то действует.

Кошмар радиоведущего

– Во сколько начинается ваш день?

А. И.: — До нашего драйв-шоу я просыпался где-то в 6:30 — в 7. Сейчас — около 5.

Б. Г.: — Я просыпаюсь в половине пятого.

– Во сколько же приходится ложиться спать?

Б. Г.: — В 12 — в час.

А. И.: — Я ложусь спать около двух.

– Как при таком графике вам удается высыпаться и еще заряжать бодростью других?

Б. Г.: — Это вопрос привычки и мотивации.

А. И.: — Говорят, что Наполеону хватало и четырех часов…

– Что снится радиоведущим?

Б. Г.: — Если это сон, связанный с работой, то обычно какой-то кошмар — снится, что что-то не работает. Например, ты хочешь выйти в эфир, говоришь что-то в микрофон и понимаешь, что у тебя отрубилось все, а ты один и должен что-то в этот момент найти — какую-то песню или включить компьютер. В такие моменты ты просыпаешься.

А один раз приснилось, что я иду с чемоданом, полным пластинками, и встречаю Леху. Он спрашивает, куда я направляюсь, а я отвечаю, что на дискотеку — всякую фигню крутить. И вот когда я во сне дошел до диджейского пульта, открыл чемодан и достал винил, в центре пластинки была надпись ”Всякая фигня”. В этот момент мне стало очень смешно во сне — я никого не обманул.

А. И.: — Последний раз мне снилось, что мы с Борисом о чем-то говорили, и кто-то из нас пошутил. Не помню кто, не помню о чем, но я проснулся от смеха.

– Вне эфира вы такие же общительные и веселые?

А. И.: — Нет, обычно мы наговоримся в эфире и потом молчим. Молча смотрим друг на друга и понимаем с полуслова.

Б. Г.: — Общаемся телепатически (смеется). Когда ты выходишь в эфир каждый день и на несколько часов, нельзя изображать из себя кого-то, кем ты не являешься, потому что рано или поздно это прорвется в той или иной форме. А слушатели ведь тоже не глупые. Это из разряда заблуждения: не важно, что по радио говорить, ”пипл схавает”. Так вот ”пипл” не будет ”хавать” все подряд. Люди не дураки и чувствуют фальшь, чувствуют, когда человек хочет показать себя таким, каким он не является.

А. И.: — На радио вообще сложнее. На телевидении ты можешь сыграть что-то мимикой, жестами, а здесь голос все выдает.

Б. Г.: — Да, это так. Поскольку голос — твой единственный инструмент, люди слышат его и считывают моментально все интонации. Получается, кем ты являешься по жизни, такой ты и в эфире. Конечно, с определенными поправками.

– Сейчас как раз сезон болезней, многие простужаются, теряют голос. Есть ли у вас проверенные средства, как этого не допустить?

А. И.: — Один раз было такое, что я вел эфир с воспаленными гландами. Я тогда брал чайничек, наливал в кружку китяк, делал два глоточка, раздвигал гланды пальцами, и мог так говорить секунд 40. После этого голос постепенно сходил на нет, но через три минуты я повторял эту манипуляцию. Так и отработал.

Б. Г.: — Иногда и у нас бывает такое. Если заболел, будешь сипеть с насморком. У меня тоже как-то раз пропал голос. Есть такой народный способ — разогреваешь в микроволновке минеральную воду с газом до теплого состояния и делаешь несколько глотков. Секунд на 20 голос возвращается, но потом снова сипнет.

– Какие увлечения у вас есть помимо любимой работы?

Б. Г.: — Я пою в караоке.

А. И.: — Мне даже сложно назвать что-то увлечением. Я все делаю с интересом и стараюсь не делать того, что меня не привлекает. Поэтому все, что я делаю в жизни, я делаю с увлечением. Вся моя работа — это хобби.

Uudiskirja Üleskutse