Испытания собственностью большинство жителей многоэтажек не выдержали

 (22)
Испытания собственностью большинство жителей многоэтажек не выдержали
Foto: Andres Putting

В силу разных обстоятельств догадал меня черт влезть в проблематику многоквартирных террариумов, по какой-то злой иронии называющихся товариществами. При первых столкновениях с болью и горем униженных нищетой и оскорбленных домовым начальством квартирособственников мне казалось, что с их бедами можно справиться. Боже! Как я был наивен.

Думалось, что сравнительно легко отстоят свои интересы малоимущие квартирособственники в тех домах, где бедняки составляют значительную долю жильцов. Стоит им сплоченно прийти на собрание, и намерения брать безумные кредиты и вкладываться в дорогостоящие ограждения или устройство стоянок пойдут прахом.

Была надежда, что в домах, где бедняков немного, все равно навесить на них кредитное ярмо будет непросто, поскольку в этом безумии не заинтересована также значительная часть жителей дома, которым, может быть, и под силу участвовать в крупных инвестиционных проектах, но — в смысле расходования средств — у них иные жизненные приоритеты, среди которых обострение собственнического зуда либо вообще отсутствует, либо стоит на одном из последних мест.

Я рассчитывал на порядочность основной массы обитателей многоэтажек, которые не станут добивать лежачего и грузить неимущих соседей непомерными платежами. Рассчитывал также на человечность большинства председателей правлений, в соответствии с их жизненным опытом и возрастом.

Света нет в конце туннеля

Увы, испытания собственностью большинство жителей многоэтажек не выдержали. Правит бал осатаневшее от собственнического азарта меньшинство, чьи финансовые возможности не исчерпываются ”евроремонтом” внутриквартирного пространства. Им зачем-то требуются ставшие модными специальные сооружения над мусорными баками, цель которых не то охранять свои бытовые отходы от соседей, не то охранять баки от заполнения соседскими бытовыми отходами.

Им больше жизни необходимы стоянки для личных машин, непременно под их же окнами, и заборы с воротами, оснащенными электроникой. Странно, что пока еще нет рвов с подъемными мостами вокруг дворов, но все еще впереди.

Стремление этих новоявленных буржуа, у которых еще нет средств на сооружение отдельных домов-крепостей, но уже есть средства реализовать собственные представления о ”престижном доме” совпали со стремлением многих ”товарищеских” правлений навариться на откатах при управлении крупными денежными потоками, а также стремлением деловаров из ”Кредекса”, банков и строительной мафии урвать свой куш за счет разводки ”товарищеских” лохов на деньги.

А если еще учесть, что на квартирные товарищества ведется массированная маркетинговая атака всех тех сил, для кого реализация бессмысленных, но дорогостоящих инвестиционных проектов, направленных на жилые дома, осталась единственным средством зарабатывания денег на внутреннем рынке, то надо ли удивляться сегодняшним проблемам пенсионеров, инвалидов, многодетных семей, долговременных безработных и других малообеспеченных слоев населения (количество которых даже по нашей статистике превышает 20% всех семей).

Что говорит закон

Теплилась надежда, что гуманней этого большинства окажется местная власть. Тем более законодательство наше в этом смысле вполне разумно и отражает европейские подходы в реализации прав собственности.

Противоречия интересов возникают не только у собственников квартир между собой, но также между интересами домовладельцев (пусть и коллективных) и горожанами в целом. Прежде всего это проявляется в организации стоянок и огораживании придомных территорий.

Закон о вещном праве в этих вопросах однозначно защищает интересы горожан: ”Собственник, через недвижимую вещь которого пролегает дорога общего пользования, не может препятствовать пользованию этой дорогой или прекращать пользование ею даже в случае, если дорога не внесена в крепостную книгу в качестве дороги общего пользования”.

А по части существенных изменений долевой собственности в 74-й статье сказано, что долевая недвижимость и ее хозяйственное назначение ”могут быть существенно изменены только по соглашению всех участников долевой собственности”.

Опираясь на эти принципы права, от имени группы специалистов я обратился к двум вице-мэрам Таллинна — Таави Аасу и Эхе Вырк, которые ведают соответственно транспортным департаментом и архитектурно-планировочной службой. Мои вопросы касались, во-первых, знаков, запрещающих въезд на территорию домов без согласия собственников; во-вторых, перегораживания не только сложившихся проходов по городу, но даже обозначенных на городских картах улочек и переулков.

Власть достойна народа

В ответе насчет знаков (который подписал далеко не адресат, а клерк транспортного отдела) сообщалось ровно то, о чем мы писали: что эти знаки устанавливаются на основе обращений правлений товариществ, которые ”должны отражать мнение их членов”. При этом автора не смутили наши сведения о случаях, когда Муниципальная полиция штрафует владельцев автомобилей на основе неизвестно чьих звонков о ”чужой машине во дворе” (кстати, есть даже решения судов о случаях, когда ”чужой” машину считали по регистровому адресу ее владельца, а совсем не по его реальному месту жительства).

Еще удивительнее оказался ответ из Департамента городского планирования. Мы спрашивали у Эхи Вырк, чем руководствовалась мэрия, когда разрешила перекрыть проход сквозь устроенные при строительстве домов-стен по Пярнускому шоссе три арки (через которые предусматривался выход на улочки, соединяющие остановки нескольких автобусных маршрутов со школами и детсадом). Ликвидация этих проходов не только удлинила путь к двум школам раз в пять, но и вытолкнула школьников на очень опасные в транспортном отношении улицы.

Приводился пример еще одного такого же прохода, закрытие которого лишило возможности выхода к трамвайной остановке жителей восьми домов — теперь им надо совершать двухкилометровый марш-бросок вместо перехода в 200 метров. Мы сомневались, что в таких случаях целесообразен приоритет жильцов 48-квартирного дома.

В ответе, подписанном заместителем заведующего отделом разрешений на строительство, с нами спорить не стали, а разъяснили, что ”проект перестройки базируется на письме жителей” (то есть письмах от правлений). Но ровно об этом мы и писали уважаемым вице-мэрам, пытаясь понять логику решений, принимаемых всякий раз в пользу круга лиц с достатком выше среднего (позволяющего приобрести автомобиль). Из состоявшейся переписки стало ясно, что сакраментальная фраза из популярного романа, что ”пешехода надо любить”, руководству города не близка.

Я надеюсь, редакция направит эту публикацию обоим вице-мэрам, а они прочтут текст, и тогда наш диалог все же состоится. О его результатах мы непременно известим читателей.

Оригинал статьи был опубликован в еженедельнике ”МК-Эстония”.