Государство хочет само востребовать штрафы и обещает, что должники будут платить меньше. Судебные исполнители против

 (11)
Eurod
EurodFoto: Ester Vaitmaa

Министерство юстиции подготовило реформу исполнительного производства, согласно которой востребование неоп-лаченных в срок долгов перед государством — например, полицейских штрафов — перешло бы к Налогово-таможенному департаменту, пишет "МК-Эстония".

Как следствие — должники стали бы платить в шесть раз меньше, чем сейчас, и вдвое сократилось бы количество судебных исполнителей. Сами исполнители уже критикуют реформу, говоря, что и сейчас при соблюдении правил можно платить меньше, и отмечают, что из-за штрафа в 50 евро должники теперь вообще смогут лишиться имущества.

”Сейчас исполнительное производство обходится людям слишком дорого. Например, в случае штрафа в размере 50 евро судебным исполнителям нужно выплатить как минимум 66 евро, что значительно превышает сумму самого штрафа. Мы хотим, чтобы исполнительное производство стало более доступным для людей, и чтобы основная сумма шла на погашение реального долга, а не на оплату услуг судебных исполнителей”, — прокомментировал положение дел министр юстиции Райво Аэг.
Департамент же, по оценке Мин-юста, будет взимать дополнительно всего 10 евро, поскольку производство по большей части будет вестись автоматически.

Неприятные последствия для всех

Однако Палата судебных исполнителей и банкротных управляющих считает, что планируемая министерством реформа увеличит бюрократию и создаст неравенство среди взыскателей и должников. Как отмечает судебный исполнитель Татьяна Афанасьева, государство через НТД планирует применять для взыскания государственных долгов автоматизированные системы, которые будут существенно меньше считаться с правами и положением должников, нежели это делают сейчас судебные исполнители.
”К тому же контакт с должником станет анонимным. И существенно также то, что взятые до реформы в производство государственные требования останутся у судебных исполнителей, — подчеркивает она. — Изменения коснутся только новых требований. Поэтому данная ситуация для должников станет очень запутанной, поскольку они должны будут знать, с какого момента возникло требование, чтобы понимать, к кому надо обратиться — к взыскателю, НТД или судебному исполнителю. Сейчас же должники по всем вопросам общаются с исполнителем”.

На ее взгляд, в случае принятия новой системы возникнет еще одна проблема: если у должника есть деньги на счету, то он заплатит только определенную сумму НТД, но если счет пуст, а у должника есть, по мнению НТД, имущество, которое можно продать, то реализовывать имущество будет именно судебный исполнитель. И тогда должник не только может лишиться из-за штрафа своего имущества, но и оплатить работу судебного исполнителя.

”Этот принцип действует в исполнительной системе и сейчас: в случае, если деньги списывают со счета в течение трех рабочих дней с момента ареста счета, то плата судебному исполнителю становится 22 евро — вне зависимости от того, какова она была изначально, хоть 500 евро”, — подчеркивает Татьяна Афанасьева.

Так что, говорит она, данный принцип действует в существующей исполнительной системе уже несколько лет. И абсолютно ”подешеветь” исполнение не может. Иначе за чей счет будет содержаться НТД, разрабатываться и поддерживаться программное обеспечение?
”Ответ тут только один: за счет налогоплательщиков. То есть всех нас, кто не нарушает законы, кто исправно работает, платит налоги. Сейчас же ее содержат должники, — подчеркивает она. — Плюс работу потеряют не только 23 судебных исполнителя, но и все их помощники”.

Эффективность под вопросом

Татьяна Афанасьева поднимает и аспект эффективности: сейчас судебные исполнители получают доход только в случае взыскания долга. И это самая сильная мотивация: не взыскал долг — не получил доход, есть будет нечего.

ТОП

”В НТД же работники сидят на зарплате, — подчеркивает она. — От результатов размер их оклада не изменится. Они будут арестовывать счета таким же электронным способом, что и судебные исполнители, только более автоматизированно, подход ко всем делам будет одинаков”.
При этом, добавляет она, каких-либо дополнительных возможностей повлиять на должника у НТД нет. Только если государство не примет какие-то новые ухищрения для взыскания долгов перед ним в обход всех остальных требований.

”Что случается и сегодня: при аресте возврата налога государство первым забирает деньги в счет погашения уголовных требований, несмотря на то, что у должника есть дети и долг по алиментам, — приводит пример Афанасьева. — И возврат налога нередко бывает единственной возможностью хоть как-то покрыть этот долг перед детьми”.

Так что государство в итоге будет богатеть, а в результате бюрократичной и запутанной государственной системы должник опять же попадет к судебному исполнителю.

”И в случае, если система себя не будет окупать (а по подсчетам Палаты, не будет), то на ее содержание опять будут тратить средства из бюджета. И все эти процессы неизбежно приведут к разрушению, а не улучшению всей исполнительной системы, — подчеркивает судебный исполнитель. — А при слабой исполнительной системе сильное правовое государство не сможет существовать. Что влечет за собой потерю доверия со стороны иностранных инвесторов, отток иностранного капитала, обнищание экономики, а вместе с ней — и всего населения”.

Дешевле и быстрее

Представитель Министерства юстиции Гуннар Вайкмаа заверяет, что задача государства — разработать систему, которая, в первую очередь, поможет людям, чтобы они смогли заплатить свои долги с наименьшими усилиями, как можно скорее и чтобы должник из-за сложной и дорогой исполнительной системы не попал бы в еще большую долговую яму.
”Согласно новой концепции, расходы на исполнительное производство должника снизятся в 5–10 раз, — заверяет он. — Многое будет автоматизировано, и НТД не ориентирован, в отличие от судебных исполнителей, на то, чтобы получить дополнительную прибыль с должника. И не должен покрывать расходы дорогостоящих производств за счет других, не таких дорогостоящих. Это и есть причина, почему за востребование государственных штрафов судебные исполнители берут так много: иначе они не могли бы покрывать свои расходы и содержать бюро”.

Штрафы и другие государственные требования составляют около 70% от всех дел. И в первую очередь пострадают те исполнители, у кого премущественно такие должники. Те же, кто занимается в основном частными требованиями, смогут справиться.

”Надо отметить, что суммы по этим 70% делам на самом деле очень маленькие, — подчеркивает Вайкмаа. — И они составляют лишь 30% от суммы всех требований. А суммы по оставшимся 30% частным требованиям составляют аж 70% от всех долговых обязательств”.

Он добавляет, что преимущества НТД — компетентность в востребовании долгов, простые и более удобные платежные решения, автоматизированные процессы, скорость. По аналогии с судебными исполнителями, если человек будет чем-то недоволен, он сможет пожаловаться на процедуру в НТД. Еще из плюсов Вайкмаа отмечает, что налоговики могут использовать уже действующую систему, что будет дешевле. У человека будет полный обзор, кому и сколько он должен, а сейчас эта информация не централизована.

”Это также — причина, почему большая часть наших требований устаревает, и каждый год мы теряем порядка двух миллионов евро, — подчеркивает Вайкмаа. — Консолидация требований позволит увеличить шансы на их востребование на 10–45%, в зависимости от типа долга. То есть государство будет получать в среднем на 600 000 евро в год больше. А цель — довести эту сумму до 50%, то есть до 1 миллиона евро. И важно то, что у государства уже есть юристы, бухгалтеры и другие специалисты, которые смогут этим эффективно заниматься”.

Судебные же исполнители смогут больше сосредоточиться на делах об алиментах (а в Эстонии — более 8000 должников своим детям), ипотеке, продаже имущества за долги и прочими частными делами. Однако реформа будет проведена не раньше 2022 года, и до 9 августа Минюст собирает мнения и критику касательно новой концепции.

Uudiskirja Üleskutse