Эстония возвращает себе статус ”второй родины” российской оппозиции: как живут россияне, переехавшие сюда?

 (152)
Teatrifestival Kuldne Mask pressikonverents
Teatrifestival Kuldne Mask pressikonverentsFoto: Eero Vabamägi

В 20-е годы прошлого века Эстония снискала себе репутацию прибежища русских из числа аристократии, офицерства и творческой элиты, бежавших из Питера в Ревель/Таллинн после окончательного утверждения советской власти в России. Спустя 100 лет без малого, похоже, Эстония вернула себе статус «второй родины» российской оппозиции, пишет «МК-Эстония».

В 2014 году именно в Таллинне прошла целая череда форумов и конференций, посвященных внутренней и внешней политике России, отношениям между Россией и Европой. Многие из этих мероприятий осенил своим присутствием президент Тоомас Хендрик Ильвес, а участниками стали европейские политики и активные противники режима Путина из России: Евгения Чичваркина, Галина Тимченко, Дмитрий Муратов, Андрей Илларионов, Артемий Троицкий.

Но процесс пошел вглубь, и вот уже некоторые из критиков Путина, блиставшие на московских подмостках, сделали выбор в пользу переезда на жительство за границу. Это и понятно: из-за ”бугра” обличать российскую власть и комфортнее, и безопаснее.

Среди получивших прописку в Таллинне в прошлом году — музыкальный критик и блогер Артемий Троицкий, ставший преподавателем Таллиннской академии искусств и Хельсинкского университета. В Эстонии неожиданно оказался и Александр Соловьев, банкир из Петербурга, по слухам, близкий к председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко. А кое-кто в Питере называет его ”банкиром Путина”. Реализовать свои профессиональные таланты в Таллинне решил калининградец Игорь Лысов, возглавивший в этом году в качестве художественного руководителя Русский драматический театр.

Но это — крупные фигуры, переезд которых в Таллинн комментировали в прессе. Однако турбулентность в политической и экономической жизни России привела к притоку в Эстонию и рядовых граждан, которые свой визит в нашу страну не хотели бы широко афишировать. Всего в 2014 году более 500 человек, прибывших из России, получили вид на жительство в Эстонии по линии воссоединений с семьей, по рабочим и учебным визам, по факту регистрации бизнеса. Нам удалось пообщаться с новыми жителями Эстонии. Вот короткие истории их жизни.

Григорий С. (25): Москва ошеломила и покалечила

Я родился в Эстонии, в Таллинне, но в 17 лет отправился искать счастье в Европе. Два года жил в Англии, получил там профессию компьютерного дизайнера. Работал в крупной компании в Манчестере. Но жизнь в Англии очень дорогая. За жилье отдавал больше половины заработка. Друг позвал в США, в Миннеаполис. Три года жил в Америке, поскитался по штатам от Миннесоты до Техаса, даже в Нью-Йорке удалось поработать. Но понял, что Америка — это не мое: много суеты, работу легко найти, но также легко и потерять.

И я поехал в Австралию. Там оказалось еще смешнее: я даже не понимал язык, на котором говорят в Сиднее. И тоже все дорого, как в Англии. И я отправился искать счастья в Россию, тем более что у меня было российское гражданство.

Москва меня сначала ошеломила своей роскошью, а потом покалечила. Взялся делать свой бизнес, нашел ребят, вроде, славные парни. Через три месяца они меня ”кинули” натуральным образом: оформили на мое имя кредит, подделали подпись, деньги получили и скрылись. А судебные приставы пришли ко мне. Пришлось все продать, помогли родственники из Эстонии, я погасил кредит и решил вернуться в Таллинн.

Здесь я чувствую себя как дома — да это и есть мой дом. Тут спокойно, нет агрессии в отношениях между людьми, продукты дешевле, чем в Москве. А бесплатный проезд — это вообще что-то. Я такого нигде в мире не видел. Спасибо Сависаару за это. Устроился в автомастерскую, учу эстонский, который знаю гораздо хуже английского. Думаю, в жизни пригодится.

Полина Суринова (32): здесь мы никого не боимся

Мы переехали в Эстонию в прошлом году с мужем и сыном. Зарегистрировали свой бизнес и получили вид на жительство. Пока снимаем квартиру в Ласнамяэ, сын пошел в школу, в седьмой класс.

До переезда жили в Подмосковье, у нас было два мини-маркета — продовольственный и строительных материалов. Но потом пришло предписание районной администрации о сносе наших магазинов, оказалось, что на их месте будут строить крупный торговый центр. У нас было право долгосрочной аренды земли — на 25 лет. По суду договоры аннулировали. Оказалось, что главный инвестор строительства центра — племянник начальника районной полиции. Мы прошли по кругу все инстанции, все бесполезно. В мае подогнали бульдозеры и наши магазины снесли.

И мы уехали в Эстонию, потому что здесь для развития малого бизнеса созданы такие условия, какие в России и не снились. А главное — здесь мы никого не боимся, а в своем городе я не спала по ночам, боялась, что дом могут поджечь. Такие случаи у нас бывают довольно часто.

Александр М. (45): жизнь в глубинке напоминает Россию

Я жил в Тольятти, работал инженером на АвтоВАЗе. За два года у нас заработки упали в три раза, потом начались сокращения. Меня уволили по соглашению сторон, и в январе я переехал к маме в Эстонию, в Раквере. Бывал в Эстонии много раз, но как гость. Теперь смотрю на все другими глазами.

Полностью подтвердились мои представления об Эстонии как государстве, где бережно сохраняют культуру и исторические традиции в форму фольклора. Фестивали, конкурсы, концерты — это образ жизни патриотично настроенных эстонцев. Мне очень нравится хуторской уклад. Мечтаю взять кредит и обзавестись своим хозяйством. У нас в уезде очень хорошие дороги, по таким даже российские ”Жигули” могут кататься без поломки лет десять.

Еще я понял, что в Эстонии есть национальная идея — охрана природы. Из недостатков — очень сложный эстонский язык, дается мне с трудом. Еще я удивился, как местные русские агрессивно относятся к эстонскому государству и к власти — хуже, чем в России к Путину. И пресса русскоязычная меня не очень вдохновляет — вечно какие-то сплетни обсуждают, что солдат в Тапа убежал из части пишут на первой полосе, а что в Донбассе людей убивают — на последней. Я этого не понимаю.

Вижу, что жизнь в глубинке очень скромная, много пьющих по деревням, даже видел детей, выпрашивающих деньги у магазинов. Очень напоминает Россию, поэтому к местной жизни привыкаю легко.

Назад возвращаться не думаю. Главное, чему я научился за год в Эстонии, — это правило: не верь, не бойся, не проси. Действуй самостоятельно, сам находи информацию, все проверяй собственной практикой, не бойся ошибок, ни на кого не надейся: больше, чем сам себе, ты никому в этом мире не нужен.