Что будет, если коноплю вдруг легализуют? Разбираемся вместе со сторонниками и противниками легализации

 (84)
Narkourgas Ristiku tänava lõpus
Narkourgas Ristiku tänava lõpusFoto: Andres Putting

На полке здоровой еды в любом супермаркете уже давно можно найти товары из конопли. Батончики, масло, мука, каша — люди верят, что эти живительные конопляные продукты помогут им восполнить недостающие белки в организме или побороть повышенное содержание сахара в крови. На полках аптек препараты из конопляного сырья, или из каннабиса, как принято называть его в международной классификации, не найти. Сфера медицинского применения каннабиса находится в серой зоне закона и общественного мнения, где-то посередине между ”у-у-у, наркоманы” и ”испокон веков из конопли вили отличные веревки”.

Между тем, последние научные исследования Гарвардского университета, опубликованные в июле этого года, показывают прорывные результаты — компоненты каннабиса помогают лечить панкреатический рак и значительно снижают смертность от него. В какой еще сфере медицины специалисты могут сказать: ”Да, мы научились избавляться от раковых клеток”? Пожалуй, настолько уверенно не могут заявить ни в одной области, кроме той, где экспериментируют с марихуаной.

Читайте также:

Врачи не хотят связываться

Из-за своей исторически сложившейся плохой репутации конопля редко назначается пациентам в тех странах, где нет никакого регулирования рынка каннабиса, кроме тотального запрета или формального разрешенного использования в некоторых случаях. Такая ситуация, например, сложилась, и в Эстонии.

По назначению врача препараты с содержанием каннабиноидов можно заказать в Департаменте лекарств, но врачи их практически не выписывают — просто не хотят связываться со скользкой темой.

”На сегодняшний день Департамент обрабатывает три заявки на препараты, содержащие каннабис, — рассказывает Катрин Томсон-Йохансон, главный специалист инспекционного отдела Департамента лекарств. — После того, как врач прописал лекарство, содержащее каннабис, получить его в аптеке так же легко, как и любое другое лекарство. В Эстонии очень много рецептурных лекарств, и этот процесс знаком врачам”.

Показания, по которым врач может назначить препарат, содержащий каннабис или каннабиноиды:

Облегчение спастичности от умеренной до тяжелой и боли, связанные с рассеянным склерозом
Лечение рвоты и тошноты из-за химиотерапии при лечении онкологических заболеваний; Лечение анорексии и похудения у пациентов с ВИЧ
Лечение рвоты и тошноты, вызванных химиотерапией, применяемой при лечении рака у пациентов, которые не ответили на традиционное лечение тошноты или рвоты
Лечение судорог, связанных с синдромом Леннокса-Гасто или синдромом Драве.
И если врач решает лечить своего пациента неавторизованным лекарственным средством, содержащим лекарственное средство или психотропный агент, то получение препарата может занять некоторое время.

”Дигитальный рецепт обрабатывается в Департаменте лекарств, специалисты которого принимают решение, разрешить или отказать использование неавторизованного лекарства. Как правило, решение принимается в течение 30 дней”, — объясняет главный специалист инспекционного отдела Департамента лекарств.

Затем лечащий врач сообщает пациенту о решении агентства. Но за статусом рецепта можно следить также и самостоятельно на порталах на eesti.ee и digilugu.ee. Если решение положительное, дело за аптекой. Но препарат вы получите не сразу.

Дело в том, что неавторизованное лекарство сразу получить нет возможности, и аптека начнет его искать среди тех компаний, у которых есть право импортировать растения каннабиса или лекарства из него. Как только препарат будет найден, оптовик обратится в Департамент лекарств за разрешением на ввоз несанкционированного препарата. Только после этого необходимые лекарства могут быть доставлены в Эстонию, и как только препарат поступит в аптеку, пациент получит сообщение.
Дойные коровы

Председатель совета Партии зелёных Александр Лаане считает, что война против конопли имеет чисто политическую природу.

ТОП

”После окончания ”сухого закона” в Штатах надо было найти что-то новое, что можно запретить, — говорит Александр Лаане. — Взяли коноплю — считали, что это тема негров, коммунистов и ненадежной молодежи. С тех пор любое изучение её свойств закончилось. Все было настолько табуировано, что невозможно было даже найти чистое сырье для исследований”.

Врач и консультант СПИД-центра Нелли Каликова не согласна с этим мнением и считает его наивным, отмечая, что в своей практике специалисты часто сталкиваются с последствиями использования каннабиса.

”Зависимость от марихуаны, конечно, легче, чем от опиатов, — отмечает Нелли Каликова. — Но я встречала несколько случаев, когда люди испортили себе жизнь и стали рабом вещества — успешные, с хорошей работой и профессией, но постепенно погружались в зависимость и потом только курили с утра до вечера”.

Единственное, в чем сходятся и ”зеленые”, и врачи — нет никаких научных подтверждений тому, что, начав употреблять марихуану, человек потом перейдет на тяжелые наркотики.
”Химически опиаты и каннабис разные. Нельзя сказать, что одно вещество мостит дорогу другому, — соглашается Нелли Каликова. — Но начав употреблять марихуану нелегально, ты как бы входишь в криминальный круг. Поскольку ее невозможно купить в аптеке или магазине, то поневоле ищешь дилера. Для дилера покупатель — дойная корова, и чтобы удой был больше, ему выгодно поскорее перевести человека на более мощные наркотики. Это делается отработанными методами: например, в травку подмешиваются опиаты. Так что, в принципе, исключение дилера и криминальной сферы из обихода — это аргумент в пользу легализации, но я все-таки не уверена. Это слабый аргумент, и он не перевешивает весь остальной вред”.

Немецкий опыт, канадский вариант

”Любое регулирование рынка будет лучше той ситуации, которая сложилась сейчас в Эстонии, — уверяет Александр Лаане. — Есть люди, которые твердо убеждены, что конопля — это сплошной ужас, для них научные аргументы не важны. Я этого не понимаю. Почему государство не хочет обложить каннабис акцизом и получать деньги с оборота? Зачем мучить людей, которые не могут получить современное лечение и облегчение боли? Можно же отрегулировать всё так, что будет удобно людям и выгодно государству”.

Как говорит председатель совета Партии зеленых, он предлагал взять немецкий вариант: там запрещено выращивать коноплю дома, но врачи могут назначать лечение с использованием медицинской марихуаны. В Канаде тоже найдено мудрое решение: за продажу каннабиса несовершеннолетнему можно получить до 14 лет тюрьмы. Кто захочет в такое впутываться? Поэтому продавец будет строго следить, чтобы ни в коем случае не продавать товар покупателям младше 18 лет.

В 2017 году в Германии разрешили использовать коноплю в качестве лечебного средства. До этого можно было использовать ее только в исключительных случаях: право на получение каннабиса в немецких аптеках было примерно у тысячи человек. Лекарства оплачивали пациенты. После вступления нового закона в силу медики могут свободно выписывать рецепты на препараты с содержанием каннабиса. При этом расходы на лекарства при выполнении определенных требований покрываются за счет медицинской страховки.
Терапия отчаяния

Многие связывают использование марихуаны с лечением самых тяжелых случаев, когда все другие медикаменты уже опробованы, и действия врача превращаются в так называемую ”терапию отчаяния”. Медики в Эстонии такие методы не применяют и лишь краем глаза следят за подобной зарубежной практикой:

”Честно сказать, мы не знаем, есть ли потребность у наших пациентов в лечении каннабисом, — рассказывает хирург-онколог с 40-летним стажем Владимир Афанасьев. — Потому что массового опыта использования таких препаратов в Эстонии нет и никогда не было. Да нам это и не было нужно — в Эстонии функционирует отлаженная и четкая система работы кабинетов по лечению боли, где врачи решают все вопросы по обезболиванию не только онкологических больных, но и всех остальных с хроническими болями. Но препараты марихуаны не входят в число разрешенных. На мой взгляд, эта тема не обсуждается у нас на уровне практического применения, потому что в этом нет острой нужды”.

Главный вопрос, который волнует всех противников каннабиодого лечения, — привыкание к терапии. Вырабатывается ли зависимость у пациента к заветной таблетке? Доктор Афанасьев уверяет — согласно всем литературным источникам, наркотической зависимости от лечения марихуаной у пациентов не вырабатывается.

”Практики использования каннабиса у нас нет, но в умных книгах пишут, что зависимости не выявлено, — заключает хирург-онколог. — Онкологические больные, которым нужно такое лечение, к сожалению, не проживают долгую и счастливую жизнь. Поэтому накопить опыт, есть ли привыкание к лечению за несколько лет, доктора не могут. Рано или поздно эта тема, конечно, будет обсуждаться на уровне Евросоюза, и я не думаю, что Эстония будет впереди планеты всей по решению этой ситуации. Если Евросоюз примет общие директивы, которые будут призывать использовать марихуану в медицинской практике, возможно, только после этого эстонская медицина начнет задумываться об этой проблеме. Но пока это неактуально, да и не нужно, на мой взгляд”.

Сухой остаток

С точки зрения общества получается так, что если вывести марихуану в правовое поле, она перестанет быть абсолютным злом. Легализация повлияет на докторов, которые перестанут считать чем-то ужасным назначение препаратов из каннабиса и бояться привлечь всех наркоманов округи в число своих пациентов. Государство получит дополнительный приток денег в бюджет, а пациенты, нуждающиеся в помощи, — альтернативные результаты терапии.

С другой стороны, возможны злоупотребления, пренебрежение законом и слишком вольная трактовка слова ”легально”. Специалисты, вдобавок к алкоголю и табаку, опасаются вывода в более или менее свободную продажу еще одного вещества, изменяющего сознание. И это несмотря на то, что ни в Канаде, ни в части американских штатов, где не так давно стали применять каннабис в медицине, дым коромыслом на улицах не стоит, а употребление алкоголя вообще идет на убыль. А газеты пестрят заголовками вроде ”Почему миллениалы выбирают каннабис вместо выпивки” или ”Каннабис может помочь пережить рак” — а значит, в конечном итоге, по закону спроса и предложения все регулировать будут деньги и рынок. Осталось только решить, что перевесит в Эстонии — страх навредить или новые возможности?

Uudiskirja Üleskutse