Буддийский лама: у Эстонии хорошая карма

 (18)

Лама Оле Нидал заехал в Таллинн всего на пару дней, чтобы встретить старых друзей и провести лекцию. А заодно дал эксклюзивное интервью "МК-Эстонии".

Оле Нидал в Эстонии не впервые. Первый раз он тайно приехал сюда 20 лет назад, в 1988 году. Тогда целью его секретной поездки было вступить в контакт с теми, кто заинтересован в буддизме.

- В советские времена было опасно приезжать сюда?

- Да, буддизм тогда не был популярен, он не слишком приветствовался. Также здесь сложно было работать. Я приехал к профессору, заинтересованному в буддизме, и мне помогал русскоязычный парень-переводчик. И каждый раз, когда эстонцы слышали его русскую речь, они говорили, что это неправильное место для разговора на русском. Они были больше националисты, чем буддисты. Хотя в итоге мы нашли правильных людей.

- Какова цель вашего нынешнего визита?

- У меня здесь есть хорошие друзья, и иногда проще, если сам идешь к горе, чем ждать, пока гора придет к тебе. Именно поэтому я много путешествую, людям не приходится тратить много денег, куда-то ехать, ведь я сам приезжаю к ним. А вообще у вас здесь очень славный буддийский центр, который сотрудничает с другими центрами — в Риге, Хельсинки, Литве, Польше. Есть хорошие партнерские отношения с сильным сообществом буддистов в Петербурге. В местной буддистской общине у меня есть друзья. Здесь проповедуют несколько направлений буддизма. И поскольку я заезжаю сюда ненадолго, общаюсь только со "своими". Знаю, что у большинства местных буддистов есть хорошая работа, они много медитируют, дружат друг с другом. Это самое важное в наших центрах, чтобы их посетители были бы друг другу друзьями. Они получают отличное буддистское обучение, и я уверен, что они достигнут хороших результатов.

Буддизм — как алмаз

- Есть ли какие-то различия между буддизмом в Эстонии и буддизмом где-нибудь в Азии?

- Да, конечно, есть! Говорят, что буддизм — как алмаз. Если положить его на что-нибудь красное, он будет светиться красным. Если на голубое, то будет голубым. Также и буддизм, если наложить его на какую-нибудь культуру, то алмаз будет светиться особенностями местной культуры, но он все равно будет буддизмом, останется алмазом.

- Можете ли вы согласиться, что сегодня буддизм особо популярное учение, философия?

- Разумеется. У людей появилось больше возможностей, чем было раньше, есть выбор, много источников информации, например, интернет. Эти изменения очень хороши для буддизма. Сегодня есть много образованных идеалистов, которые приходят к буддизму.

- Много ли тех, кто начинает вплотную интересоваться буддизмом только потому, что это модно, таинственно?

- Может быть. Если правильно практикуешь, пожинаешь с этого плоды, то тогда становится неважно, как именно к этому пришел. Главное, чувствовать себя хорошо, делиться с другими тем, что познал сам.

- Какие основные тезисы, положения буддизма?

- Что мы и есть Будда, но просто не все еще к этому пришли. Именно поэтому мы продолжаем смотреть глазами, слушать ушами. Наш ум — это Будда, он бесстрашен, потому что его нельзя разрушить. Это дает наслаждение, потому что наш ум чист и открыт.

Сны с людьми в платьях

- Как вы сами пришли к буддизму?

- Я родился в 1941 году в оккупированной Дании. Мой отец пытался сопротивляться режиму, и, взяв меня, перебрался в Швецию. Я все время видел сны, в которых я в удивительном месте с огромными горами защищал людей в красных накидках. Приехав в Швецию, я впервые увидел горы, но они не были такими впечатляющими, как в моем сне. Да и людей в красных накидках я там не встречал (смеется). И когда мы с женой в 1986 году оказались в Восточном Тибете, в месте, которое полностью совпадало с тем, что я видел в своем сне, то это было как разряд электрошока.

- Как вы оказались в Тибете в первый раз?

- Мы с женой хотели посмотреть на него. Буддизм появился в Индии за 600 лет до наступления нашей эры, потом пришли мусульмане, всех вырезали и уничтожили его. Спасшиеся бежали в Тибет, мирно существовали там до прихода коммунистов. Потом пришли коммунисты, и опять буддизм начал нещадно уничтожаться. Часть буддистов бежали обратно в Индию, другие растеклись по миру, Европе. Так вот, мы с женой и с несколькими друзьями хотели посмотреть на Тибет, пусть даже на тот, который подвергся сильным разрушениям. Картина была жуткая, будто Гамбург после Второй мировой войны.

- И как только вы попали в Тибет, сразу почувствовали тягу к буддизму?

- Мы заинтересовались буддизмом еще в 68 году, когда приехали в Непал. В то время на Западе был бум наркотиков, люди умирали. Мы с женой слышали, что в Тибете есть люди, которые медитируют, знают, как уйти от наркотиков и жить хорошей жизнью. Они убивают людей, счастья можно достичь и без наркотиков. Наркотики приносят иллюзию счастья, но только на очень короткий отрезок времени. И, в конце концов, сжигаешь все свои деньги. Так я потерял свое поколение, но самим нам удалось из этого выбраться. Мы с женой закончили эксперименты с наркотиками еще до того, как они стали нелегальными, до того, как о них узнали все вокруг, в том числе и полицейские. Да, я употреблял наркотики, можешь верить мне. С наркотиками я связался в начале 60-х, вернувшись из армии. Но потом я ушел от них для того, чтобы принести людям что-то лучшее, чем наркотики. Тогда мы на 4 года уехали в Гималаи и, приехав обратно в 1972 году, начали обучать других.

- Выходит, буддисты не могут употреблять наркотики?

- Нет, но некоторые из них иногда выпивают. Это может быть даже полезно, так как с определенного возраста алкоголь начинает продлевать жизнь. Но те штуки, которые меняют сознание… стоит оставаться от них в стороне. Видимое счастье может стоить слишком дорого, обернуться комой сознания.

- Хотели бы вы видеть всех людей на земле буддистами?

- Нет, не стоит (смеется). У всех, кто хочет обрести "духовного отца", должна быть возможность быть христианином, индуистом или буддистом. Единственная религия, в сторону которой я бы крайне не рекомендовал делать выбор — это ислам. Я надеюсь, у них будет не слишком много примкнувших извне их среды.

Лама без ислама

- Почему вы так негативно высказываетесь об исламском "наступлении" на Европу?

- О, это ужасная вещь. Они полностью против наших общих законов, нашего жизненного устройства, демократии, они никогда не наделят женщин каким бы то ни было равноправием, а только лишь продолжают вводить их в заблуждение. Мусульмане очень агрессивны. Честно говоря, я бы хотел, чтобы все они отправились домой. Туда, откуда пришли.

- И что в этом случае можно сделать?

- Стоит ввести налог на превышение нормальных размеров семьи, то есть не на родных детей, а на непонятных дальних родственников и родственников их родственников. Мы должны прекратить привозить в Европу представителей огромного количества безразмерных семейств. Стоит удостовериваться в том, что приезжие соблюдают наши законы, не бьют женщин, заботятся о них. В первую очередь, мы должны защитить всех женщин.

- Могут ли буддисты принимать участие в войнах?

- В войнах? Буддисты могут быть солдатами, но они не должны презирать, ненавидеть врага. Если ты сам не защитишь своих близких, тогда некому будет этого сделать вместо тебя. Я сам служил в армии и, если бы сегодня была война, я бы, вероятно, водил бы "скорую". В любом случае, я был бы там, был бы на фронте. Никаких сомнений.

- Я слышал о вашем размышлении, будто, если случится война между исламской и европейской цивилизациями, буддисты должны оказаться в первых ряд воюющих. Так ли это?

- О, буддисты не слишком хороши для этого. Они, конечно, должны защищать себя, но скорее не в бою, а посредством законов, конституции. Как я и говорил, мы не можем презирать врага, но мы можем остановить его, в некоторых случаях нужно это делать, без этого никак.

- Что может помочь людям преодолеть сегодняшний кризис? Вера в Будду, вера в любовь, вера в завтрашний день?

- Сильно бы помогло, если бы люди нашли немного времени для каждодневной медитации. Хотя бы 15 минут, чтоб присесть, подышать, почитать мантру, например, "Ом мани падме хум" (традиционно данная мантра широко и часто цитируется тибетскими буддистами, так как, по их мнению, помогает пробудить природу Будды, которая содержится во всех созданиях — "МК-Эстония"), дать Будде слиться со своим телом. Это было бы очень хорошо.

- Медитация хороша для всех?

- Не стоит этого делать, если ты психически неуравновешенный или крайне нервный. Если твой ум работает не очень хорошо, и ты начинаешь медитировать, то сразу рассматриваешь свои проблемы намного более явно, отчетливо. Безумные люди трезво понимают свое состояние, и это слишком сложно для восприятия.

- Как насчет какого-нибудь простого способа медитации?

- Держите Будду у себя в голове, пустите его в сердце, центр тела. Позвольте ему почувствовать вашу любовь, разливающуюся во все стороны от вашего сердца. (Лама Оле начинает медитировать, и автор даже немного опешил от некого энергетического потока — "МК-Эстония").

Олимпиада несчастных китайцев

- Что вы думаете о сегодняшней политической, экономической ситуации в мире?

- Я думаю так, что люди все время стараются достичь того, чего они хотят, сильно остерегаясь того, что не хотят. Но все равно все в итоге держатся за то, что у них уже есть и смиряются с тем, чего они так остерегались. Все это очень старая игра. Хотя сейчас, к несчастью, производители топлива, нефти сумели действовать сообща и душить своими действиями весь мир. Все эти "Газпромы", "Газнефти" и все остальное, что может быть связно с нефтью (слово "нефть" Лама Оле без запинок произносит по-русски — "МК-Эстония"). "Юкос" уже, правда, разрушен, но остальные корпорации в своих общих интересах подавляют развивающиеся страны, производительную часть мира.

- Скоро в Китае стартуют Олимпийские игры. Что вы думаете о них?

- Думаю, китайцы не очень счастливые люди, чопорные и любящие брать верх над другими. К тому же, жутко удивляет то, что они творят в Тибете. Что они делают с пожилым человеком, которому 72 года, у которого нет никакой армии (Далай-Лама XIV — "МК-Эстония"), такая драма вокруг него. Это выходит за все рамки.

- Почему люди начали живо интересоваться ситуацией в Тибете только в свете Олимпиады?

- Наверное, потому, что какой-то умный человек решил, что было бы хорошо привлечь всеобщее внимание именно сейчас. Оно бы направило взоры на ситуацию в Тибете, а это заставило бы Китай отреагировать и пожалеть о своих действиях. Но ничего этого не произошло.

- Расскажите побольше о том, что же на самом деле происходит сейчас в Тибете?

- Сложно объяснить. Тибетцы чувствуют себя подавленно, китайцы уже успели стать большинством в регионе. Китай насаждает свою культуру, а это ведет к потере своей, тибетских корней. Это действительно большая проблема.

- Хотели бы вы видеть Тибет независимым?

- Думаю, тибетцы не настолько хорошо организованы. Было бы замечательно, если бы они работали вместе с китайцами, сотрудничали с ними, при этом все-таки сохраняя свободу ощущения себя тибетцем, возможность медитировать.

- В эстонском парламенте существует группа в поддержку Тибета. Собираетесь ли вы встретиться с кем-нибудь из ее членов?

- Хмм… Может, кто-то из них придет ко мне на лекцию. Я никак не связан с политикой, я даже не могу быть с ней связан. Мой учитель завещал мне, что он не желает видеть никакой политики в центрах (буддийских центрах — "МК-Эстония"). Да и все равно это ничего не изменит, против Китая нет шансов, на него не нажать, его не оттеснить.

- Из Таллинна вы едете в Литву, где пройдет мероприятие под названием Пхова. Что это значит Пхова?

- Это практика осознанного умирания. Определенного рода медитация, при которой через несколько дней в голове, черепе и коже появляется дырочка. Это означает, что подготовил себя к смерти, нет прежнего страха перед ней, и тогда сознание через голову переносится в Чистые Страны, куда-то наверх. Это очень полезно — теряя страх смерти, меняются мироощущения.

- И последний вопрос. Скажите, какая у Эстонии карма, хорошая или плохая?

- Очень хорошая. У вас своя история, культура. Долгий нажитый опыт и выработанное понимание, что хорошо и плохо, как действовать самим. У вас есть свой путь.

Справка

Лама Оле Нидал

Родился 19 марта 1941 года под Копенгагеном, в Дании. С 1960 по 1969 года изучал философию, английский и немецкий языки в университете Копенгагена, а также Тюбингене и Мюнхене (оба — Германия). После свадьбы в 1968 году вместе с женой Ханой отправился в Непал, где встретил своего первого буддийского учителя Лопена Цечу Ринпоче — ламу школы Друкпа Кагью. В следующей поездке Оле с Ханой стали первыми западными учениками "царя" тибетских йогов, Шестнадцатого Кармапы Рангджунга Ригпе Дордже, главы школы Карма Кагью. Буддийские сообщества признали Оле Нидала квалифицированным буддийским учителем-мирянином, то есть ламой.

Любитель экстремальных видов спорта, прыгает с парашютом. Во время постоянных разъездов-путешествий и в перерывах между лекциями лама Оле Нидал открывает Центры Алмазного пути, одного из направлений буддизма. Оле Нидал передает поучения школы Карма Кагью в адаптированном для европейцев виде. Открыл более 300 медитационных центров по всему миру.