Андрей Аршавин: я вырос в простой семье, где не в почете легкие деньги

 (5)
Андрей Аршавин: я вырос в простой семье, где не в почете легкие деньги
AFP/Scanpix

Все знают об успехах и неудачах российского форварда Андрея Аршавина на футбольном поле, но о его частной жизни известно мало, он редко дает интервью на подобные темы. Правда, для ”МК” Андрей сделал исключение и приподнял завесу тайны, которой окутана его персона.

— Один из телекомментаторов как-то сказал, что Аршавин ”родился футболистом”. Это так?
— Я люблю футбол, сколько себя помню! И это, наверное, наследственное, причем как по отцовской линии, так и по материнской. Мамин брат играл в футбол и долгое время работал тренером. Мой папа тоже был неплохим футболистом. Именно он и привел меня в футбольный клуб ”Смена”, когда мне было семь лет. Но до этого я больше увлекался шашками. Занимался в секции и даже второй юношеский разряд получил. Правда, сейчас думаю, что шашки меня тогда так увлекали по одной причине: когда все мои одногруппники в детском саду в тихий час уныло шли спать, я отправлялся играть в шашки. Кстати, мой тренер говорил, что я подаю большие надежды, и был крайне разочарован, когда, выбирая между шашками и футболом, я выбрал футбол. Даже переубедить меня пытался. Однако не надо думать, будто я чуть ли не с пеленок мечтал стать футболистом. От таких мыслей я был очень далек! Мне хотелось просто поскорее вырасти и стать водителем автобуса.

— Не может быть!
— Да, водителем автобуса или троллейбуса. Я часто, когда ездил в транспорте, вставал за кабиной водителя и смотрел, как он ведет эту огромную машину, полную людей. Мне казалось, что это очень здорово. Да и мама с папой, которые очень верили в меня, вряд ли предполагали, что меня ждет спортивное будущее… Я вырос в простой семье, где не в почете легкие деньги. Отец и мать всегда работали, жили по средствам, временами, как говорится, тянули от зарплаты до зарплаты. Экономили, чтобы сделать какое-то приобретение. Мама себе сама шила. Жили непросто, но при этом счастливо. Потому что каждый любил дело, которым он занимался, и делал его хорошо.

— Своим делом вы тоже занимаетесь хорошо, но бывают и неудачи. Не было соблазна бросить все и уйти?
— Нет, не было. Кроме того, уйти из-за неудач — сродни трусости. Я люблю футбол. Живу им. Почему я должен с ним расставаться? Со своей стороны я делаю все, что могу, или, выражаясь проще, работаю честно. Слышал досужее мнение: дескать, футболистам платят большие деньги только за то, что они бегают по полю 90 минут, да и этого хорошо делать не умеют. Это распространенное заблуждение. Тем волшебным девяноста минутам матча предшествуют и тренировки, и режим, и лечение, поскольку даже старые травмы дают о себе знать. Вся жизнь подчинена футболу! А что касается неудач, то они бывают в каждой профессии. Даже очень хороший врач не всегда может победить недуг пациента.

— Вы с большой теплотой говорите об отце, о его вкладе в ваше будущее. Но ведь мама воспитывала вас одна…
— Мои родители развелись, когда мне было восемь лет. Но надо отдать должное маме: она никогда не сказала ни единого плохого слова об отце и приветствовала мое общение как с ним, так и с его родителями. Будучи взрослым человеком, начинаешь осознавать, как это было непросто для нее. И ведь никто из женщин при этом не думает о том, что если ребенку постоянно говорить ”твой отец — свинья”, то он вольно или невольно сам захрюкает.

— Признайтесь: она вас баловала?
— Нет, не могу сказать. Из детского сада, например, я всегда уходил последним.

Обижался, пока мама не объяснила, что у нее нет возможности забирать меня раньше, она много работает.

Потом, когда я занимался в футбольной школе ”Смена”, я сам (как мне тогда казалось) ездил на тренировки. Сам! В семь лет! И лишь намного позже я узнал, что от самого дома до футбольной школы за мной по пятам шла мама. Хулиганом я не был. Но у меня, особенно в детстве, было обостренное чувство справедливости. Потом я научился сдерживаться, а в те годы столько ошибок натворил!.. Правда, не жалею об этом. Все было честно. Но из-за моей излишней откровенности мне пришлось поменять несколько школ.

ТОП

— Говорят, что именно такие ”сложные парни” пользуются особым вниманием у девушек?
— Это не про меня. Я стеснительный человек. Наоборот, чаще всего мне приходилось наблюдать за тем, каким успехом у женского пола пользуются мои друзья. Поэтому лишний раз можно понять, какое впечатление произвела на меня моя жена, если я сам подошел к ней, чтобы познакомиться. Юля в тот день гуляла с подругой по магазинам, мы с друзьями тоже вышли проветриться… Случайно столкнулись, она мне очень понравилась, и я решился подойти, заговорить. Если бы мне кто раньше сказал, что я познакомлюсь с девушкой на улице, я бы не поверил! Да и у Юли такой характер, что с первым встречным она общаться не стала бы. Но у нас как-то все само по себе сложилось. Особенно забавно, что Юля не только не увлекалась футболом и не разбиралась в нем — она даже не понимала, что хорошего в этом виде спорта.

— Футбол не вторгается в личную жизнь?
— Моя жена теперь тот самый преданный болельщик, как и моя мама. Да и судьба преподносит интересные ”футбольные” сюрпризы. Например, моя дочь Яна родилась в тот момент, когда мы играли с ”Байером” за выход в финал Кубка УЕФА, и этот заветный кубок мы в том году взяли. А третий ребенок, сын, которого жена подарила мне в этом году, появился на свет накануне товарищеского матча с Кот-д'Ивуаром.

— Каково это — быть многодетным отцом?
— Слишком мало времени прошло, чтобы ощутить какие-то особенности моего нового положения. Для меня это просто счастье — еще один сын в семье! Вообще, казалось бы, что когда появится второй или третий ребенок, все будет как в первый раз, все уже знакомо, ты знаешь, чего ожидать…

— Все спортсмены за высшим образованием идут в Институт физкультуры, а вы выбрали специальность, совершенно не связанную со спортом.
— Я окончил Санкт-Петербургский университет технологии и дизайна. Идти по спортивному направлению мне казалось сродни тому, что плыть по течению. Кроме того, профессия моей мамы связана с текстилем. Учиться было непросто. И хотя мне, возможно, и давали бы какие-то поблажки (ведь я учился в Питере, а весь Питер болеет за ”Зенит”, в котором я тогда играл), я был не согласен с ”облегченным” обучением.

Так же, как и другие студенты, зубрил, сдавал зачеты и сессию и даже проходил практику, во время которой мне пришлось шить.

А я до этого иголку с ниткой в руках не держал! Сомневаюсь, правда, что первое мое изделие кто-то захотел бы примерить.

— У вас, в отличие от других звезд футбола, нет дорогих особняков, яхт и прочих признаков серьезного благосостояния. Почему?
— А зачем? У нас квартира, которая на данный момент нас устраивает. Нам комфортно и не тесно. Это главное. А ”сверхнечто” зачем? Я довольно простой человек, и мне какие-то чрезмерные изыски непонятны. Сам вырос в коммуналке. Первое собственное жилье я приобрел, несколько лет отыграв в ”Зените” и за сборную России. Поэтому у меня запросы поскромнее, и я не совсем понимаю, зачем нужен особняк на двадцать комнат, из которых используется меньше половины. По этим же причинам нет ни яхты, ни островов в южных морях.

Uudiskirja Üleskutse