Женщина, рожденная в теле мужчины: я пыталась жить как обычный мужчина. Не удалось...

 (8)
Женщина, рожденная в теле мужчины: я пыталась жить как обычный мужчина. Не удалось...
Foto: Shutterstock/EPL

Пять лет назад Кати начала жизнь женщины. От нее веет спокойствием и уверенностью. Вместе со своим спутником 29-летняя девушка планирует начать строительство дома и вскоре завести детей. Коллеги по работе о ее прошлом ничего не знают, и Кати хочет, чтобы так все и оставалось. Поэтому ее имя в статье изменено.

В детстве Кати даже не приходило в голову всерьез задумываться о своей половой принадлежности. Но в 14–15 лет эта тема начала ее волновать, и Кати, будучи мальчиком, начала все четче осознавать, что на самом деле она девочка. Обсудить ей было не с кем, так что она нашла свое объяснение: на самом деле этого хотят все мальчики, но просто не принято говорить об этом вслух. Такое объяснение устраивало ее довольно долгое время. Ни ее родители, ни брат с сестрой, ни самый близкий друг не замечали, что с Кати что-то происходит. 15 лет назад вопросы коррекции пола у нас толком не обсуждались. Да и сейчас эта тема мало кого всерьез интересует, поскольку затрагивает она меньше 1 процента населения.

Читайте также:

Понемногу Кати начала изучать эту тему в Интернете и обнаружила, что существуют люди, которые испытывают похожие чувства. Более того, для помощи им существует масса возможностей, вплоть до того, что тело, данное при рождении, корректируется в соответствии с реальной гендерной идентичностью человека.

Впервые Кати примерила женский наряд на вечеринке в честь Хэллоуина. Друзья восторгались смелостью Кати, явившейся на праздник в женском образе, ведь никто из них тогда еще не знал, что на самом деле творится у нее на душе. Тем временем для самой Кати костюмированная вечеринка стала самой надежной возможностью проверить, как она будет себя ощущать в женском парике, одежде и с косметикой. А чувствовала она себя абсолютно в своей тарелке.

Отношения с женщиной длиной в один год


Перед тем, как принять окончательное решение о своем будущем, Кати на протяжении года была в отношениях с женщиной: ”Отодвинула все свои мысли в сторону, — вспоминает она. — Пыталась жить как обычный мужчина. Не задалось”. Отношения разрушились по причинам, никак не связанным с половой идентичностью Кати. Но уже вскоре после этого Кати обратилась к доктору Имре Раммулю. Самые первые шаги — направление от семейного врача к генетику и поход к нему — Кати успела предпринять еще до этого.

Через комиссию под руководством доктора Раммуля должны пройти все те, кто хочет подвергнуться процедуре коррекции пола. Задача комиссии — понять, действительно ли человек все окончательно для себя решил и разложил по полочкам. Если комиссия дает добро, тогда человек может обратиться в Министерство социальных дел и получить разрешение на гормональное лечение. Год спустя допускается и хирургическое вмешательство.

На протяжении времени, когда человек уже проходит гормональное лечение, но имеет старые документы с указанием половой принадлежности, могут возникать разного рода неудобные ситуации. Когда Кати уже полгода жила как женщина, неприятный эпизод возник у нее в

алкогольном магазине. Продавец попросил документ, подтверждающий ее возраст, взял в руки ID-карту, внимательно присмотрелся и пришел к выводу, что это не ее документ. Ничего не поделаешь, покупка так и не состоялась.

Поначалу Кати пыталась спрятать свое меняющееся тело под мешковатой одеждой. Но еще за полгода до операции Кати и в повседневной жизни перестала скрывать свою женственность. Возможно, в том числе для того, чтобы потом родственникам проще было принять произошедшее. На день рождения к бабушке Кати отправилась в женском образе, и хотя близким родственникам в целом уже был известен ее замысел, некоторое напряжение все равно витало в воздухе. Теперь семья Кати уже давно со всем свыклась.

К счастью, брат и сестра Кати с самого начала отнеслись ко всему с пониманием. Когда Кати получила из министерства социальных дел бумаги, необходимые для начала процедуры коррекции пола, она подсунула их для ознакомления своей сестре. Та на ходу прочитала и без лишних эмоций произнесла: ”Ясно-ясно, а теперь дай мне спокойно сесть за уроки”. Можно сказать, что необходимые документы пришли в самый последний момент. Еще один день задержки, и тогда Кати пришлось бы идти на срочную службу в армию. Три года отсрочки из-за учебы в университете уже были, два года — по причине гормонального лечения, а новую отсрочку ей бы уже никто не дал. Новые бумаги из министерства навсегда освободили Кати от воинской обязанности.

”Ты что, гей?”


Самый близкий друг Кати тоже всячески ее поддерживал. Когда решение было окончательно принято, Кати захотела поделиться этим с другом и позвала его на прогулку. Говорили о погоде, о том о сем, и Кати никак не могла подойти к главной теме разговора. ”Ты что, гей?” — не выдержал первым друг. Кати улыбнулась, ответила отрицательно, и тогда ей уже было проще рассказать, в чем же дело. После рассказа Кати у друга возник только один вопрос: можно ли после всего этого пить алкоголь. Получив ответ, что с этим проблем нет, он всем своим видом показал, что тогда все в порядке.

Что до отца Кати, то поначалу в его голове никак не укладывалась мысль о том, что его сын — на самом деле дочь. Как она найдет себе спутника жизни? Кто возьмет ее на работу? И что вообще станет с ее жизнью, ведь люди часто нетерпимы к тем, кто отличается от них. Эти же вопросы беспокоили и ее маму, которая, впрочем, быстрее приняла все как есть.

Мама окончательно поняла, что Кати права в своем устремлении, когда та уже приблизилась к заключительному этапу, к самой операции. Но для этого требовались деньги. Тогда уже и отец пошел навстречу и согласился одолжить денег, чтобы Кати смогла отправиться в Таиланд.

Операция вместе с затратами на перелет и проживание должна была обойтись Кати в 12 тысяч евро, но получилось уместиться примерно в 10 тысяч: ”Такие цены были три года назад. Слышала, что сейчас дороже”, — поясняет Кати. В целом особого выбора в данном случае нет — лететь надо либо в Таиланд, либо в Штаты. Кати выбрала Таиланд, где ее оперировал один из ведущих хирургов, которого высоко ценят и рекомендуют его клиенты. Хирург велел Кати начать обратный отсчет от десяти до одного, и когда Кати произнесла в уме ”один”, семичасовая операция уже была закончена.

Первая неделя после этого прошла под постоянным медицинским наблюдением в клинике. Дальше — три недели в гостинице, где медсестры продолжали присматривать за Кати. Уже через две недели Кати смогла ходить и завершила прием обезболивающих. Далеко не каждому удается восстановиться так быстро.

Практические неудобства и понимание партнера


Уже дома Кати пришлось учиться жить с новым телом. Так, за вагиной, созданной в результате операции, первое время требуется особый уход, чтобы избежать зарастания. Для этого, например, можно использовать палочку из стеклопластика, которую на протяжении первых трех месяцев необходимо держать в себе аж по три часа в день. Поскольку тогда Кати работала в розничной торговле кассиршей, то с этим у нее возникали определенные сложности. Позднее необходимое время использования сократилось, а теперь это вспомогательное средство Кати вовсе не нужно.

Через три месяца после операции Кати познакомилась со своим нынешним спутником в приложении Tinder. Кое-какие вещи было необходимо разъяснить ему с самого начала. Во-первых, поначалу придется обойтись без секса. Врач пока не рекомендовал. Во-вторых, требовалось сообщить, что Кати не может иметь детей. А то, что Кати каждый день принимает какие-то медикаменты, спутник заметил и сам.

В тот день, когда Кати, наконец, набралась смелости и решила рассказать все о своем прошлом, но не понимала, с чего начать, мужчина обнял ее и сказал сам: ”Дорогая, я знаю”. Он уже пару месяцев как сам сложил для себя все кусочки пазла, и ничего больше ему разъяснять не требовалось. От облегчения Кати разрыдалась. Это были слезы счастья.

С интимной близостью у них все сложилось с первого раза. Хотя врач предупреждал Кати, что первые три месяца ей нельзя даже удовлетворять себя, она все равно понемногу начала знакомство со своим телом. К тому моменту, когда Кати со своим спутником дошли до секса, она уже хорошо понимала, что ей подходит, а что — нет.

Планы об усыновлении


Кати и ее спутник уже съехались и задумываются о строительстве дома. Усыновление в будущем ребенка — для них вопрос решенный. Молодая пара уже собрала всю необходимую информацию и хорошо понимает, что это не вопрос одного дня и весь процесс усыновления может занять годы. Ну и что?! Терпения и желания им обоим не занимать!

Коллеги не в курсе


Коллеги по крупному предприятию, в котором работает Кати, совершенно не в курсе ее прошлого. ”Меня принимают такой, какая я есть”, — уверяет Кати. Среди ее коллег — сплошь мужчины, и она хорошо с ними ладит, однако о своем мужском прошлом предпочитает не рассказывать.

О своей прошлой жизни Кати вспоминает только тогда, когда кто-то обращается к ней за советом по линии ЛГБТ-сообщества. В этих кругах она выступает в качестве консультанта, чтобы поддержать тех, кто только начинает длинный путь, который Кати сама уже преодолела. ”Я хорошо себя чувствую. Раньше каждый день об этом думала — почему я такая, почему не могла родиться женщиной. Сейчас об этом совсем не вспоминаю. Я практически не помню свою прошлую жизнь”, — спокойно рассуждает она.

Пол определяет мозг, а не гениталии
Кристель Раннаяэре, исполнительный директор Эстонского общества ЛГБТ:

Трансгендерность не всегда означает то, что человек обязательно хочет сделать себе операцию. Это исключительно личное решение, которое может быть ограничено неимением ресурсов. Многое зависит от того, как человек сам ощущает себя в своем теле.

Некоторые трансгендерные мужчины (родившиеся в женском теле) не стремятся делать операцию на гениталиях, а хотят просто удалить грудь. У других все ровно наоборот. Точно так же, как у прочих мужчин — кто-то хотел бы увеличить себе пенис, кому-то это не надо.

Люди нередко становятся заложниками стереотипов. Я знаю трансгендерную женщину, которая переживает, что если операция на гениталиях не сделана, то она не может быть настоящей женщиной. Или если у цисгендера (тот, чья гендерная идентичность совпадает с биологическим полом), например, нет внешних женских отличительных признаков, то что, от этого она становится в меньшей мере женщиной? Тогда общество не считает ее женщиной?

Более молодое поколение трансгендеров и андрогинов (те, кто наделен внешними признаками обоих полов) начинает потихоньку избавляться от стереотипов. Пол определяет мозг, а не гениталии.
В прошлом году 23 человека пожелали пройти коррекцию пола
В разные годы в министерство социальных дел обращается разное число людей, которым требуется разрешение для начала медицинской процедуры по коррекции пола.

Данные за прежние годы показывают, что среди желающих пройти коррекцию пола в равной степени значатся как мужчины, так и женщины.

  • 2019 – 23 человека
  • 2018 – 25 человек
  • 2017 – 8 человек
  • 2016 – 11 человек
  • 2015 – 9 человек
  • 2014 – 7 человек
Источник: Министерство социальных дел
Как государство регулирует коррекцию пола
Оценочная модель – психиатр должен убедиться, что человек желает пройти коррекцию пола не по причине психического расстройства. Если это подтверждается, человек получает право поменять пол и с медицинской, и с юридической точки зрения.

Диагностическая модель – у человека должен иметься диагноз транссексуала. Этот диагноз позволяет обратиться к врачам за коррекцией пола. Если медицински пол изменен, тогда его можно поменять и юридически.

Терапевтическая модель – у человека должен иметься диагноз транссексуала и по меньшей мере один год он должен проходить гормональное лечение. Только тогда можно перейти к хирургическому вмешательству, после чего изменить пол и юридически.

Эстонское правовое регулирование включает в себя все три обозначенные модели.

Источник: Министерство социальных дел

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.