Новая проблема: деньги есть, но вы все равно держитесь

 (45)
Valitsuse pressikonverents
Valitsuse pressikonverentsFoto: Ilmar Saabas

Число законопроектов и предложений, находящихся на рассмотрении у правительства, превышает все мыслимые пределы. В то же время огромные суммы денег лежат без дела и ждут, когда ими воспользуются, считает "Эстонский экспресс".

Нынешнее правительство может не переживать из-за нехватки финансов. Только в этом году в виде заемных средств на счет государства поступило 3,025 миллиарда евро. Из них 750 миллионов Эстонии одолжил Инвестиционный банк Северных стран.

Кроме того, государством выпущены долгосрочные облигации на 1,5 миллиарда евро, а также краткосрочные — на 575 миллионов.

Еще 200 миллионов Эстонии в виде кредита предоставил Банк развития Совета Европы.

В последнем случае, хотя договор подписан, сами средства еще не поступили.

Приведем типичный пример. Весной фонду KredEx был гарантирован и выдан кредит на сумму более миллиарда евро, из которого около 750 миллионов к настоящему моменту еще не использованы. При этом KredEx раздает относительно немного кредитов и поручительств. Самая большая часть, 186 миллионов, была распределена среди нескольких проектов государственного значения: Tallink, строящийся офисно-торговый комплекс Porto Franco, Magnetic MRO (ремонт и обслуживание самолетов) и концерн Alexela.

Читайте также:

Сам KredEx утверждает, что неиспользованные средства — это не показатель какого-то простоя и не следствие несделанной работы, поскольку с самого начала речь шла о необходимости создания буфера. Но в любом случае этот пример подтверждает, что деньги действительно есть.

Все ведущие коалиционные политики дают понять, что не намерены урезать траты и вставать на путь экономии. А теперь они стремятся не только залатать дыры, вызванные ”коронакризисом”, но и добрались наконец до реализации предвыборных обещаний. То есть наверняка будут взяты новые кредиты.

Весной еще можно было понять и простить допущенные ошибки, поскольку кризис наступил внезапно и не было возможности детально проработать и взвесить все нюансы, а в процессе вводились меры помощи (компенсации заработной платы, прямые и переходные пособия, поручительства и т. д.), действенность которых можно было оценить только постфактум. Но теперь, в начале осени, от власть имущих можно было бы ожидать более продуманного плана и более твердых решений и устремлений. Сейчас, впрочем, ни о чем подобном говорить не приходится.

Ярким примером служит туристический сектор. Весной его поддерживали всеми возможными способами: налоговый отпуск от Налогово-таможенного департамента, прямые пособия от Фонда содействия развитию предпринимательства (EAS), компенсации заработной платы от Кассы по безработице. (Справедливости ради, многие меры были рассчитаны на всех, а не только на сферу туризма).

Теперь эти ручьи поддержки иссякли, и сектор, который больше всего пострадал от кризиса, задается резонным вопросом: как быть дальше?

Центральный союза работодателей полагает, что туристическому сектору можно бы и дальше выделять субсидии от Кассы по безработице. Схема распределения компенсаций по зарплате была разработана еще весной, а теперь ее можно сузить и установить более жесткие требования, ориентируясь на конкретные нужды сферы туризма.

Ассоциация малых и средних предпринимателей предложила перевести 75 миллионов со счетов KredEx в пользу EAS, который мог бы за счет этих средств оказать поддержку туристическому сектору. В основе такой инициативы лежат данные о том, что у KredEx остались так называемые ”излишки”, которые можно перенаправить дальше на пользу делу.

Впрочем, с большой долей вероятности можно предполагать, что не пройдет ни одно из этих предложений. Более того, судя по всему, этой осенью туристический сектор останется вовсе без весомых субсидий. Может, что-то и наскребется, но вряд ли стоит всерьез рассчитывать, что у KredEx заберут часть средств или Касса по безработице продолжит выплачивать компенсации. Технически это объясняется просто: для подобных мер требовалось бы принятие дополнительного бюджета, а кредитные средства KredEx нельзя просто взять и превратить в прямые пособия от EAS.

Предположения о том, что весенние кризисные меры могли бы растянуться на веки вечные, разумеется, далеки от реальности. Это абсурд. Но какая-то конкретика в любом случае не была бы лишней. Хотя бы в стиле ”нет, на это мы больше денег не дадим”.

В нормальных условиях можно было бы надеяться на скорое прояснение ситуации, но сейчас мысли политиков уже заняты другим.

Прежде всего, кабинет министров не успевает заниматься обработкой документации и принятием решений. На пике коронакризиса все привычные дела правительства были отложены. Летом можно было отдыхать и заниматься выполнением своих обязанностей в обычном размеренном темпе. В начале осени коронавирус снова поднял голову и опять требует к себе повышенного внимания. А прочие решения и постановления продолжают дожидаться своего часа.

Коалицию притормаживают и несколько других обстоятельств. Замалчивание и утаивание (прежде всего, со стороны EKRE) означает, что информация стопорится и не расходится. Чиновники, готовые что-то осуществлять, не могут это делать, поскольку не в курсе принимаемых решений. А беда коалиционной партии Isamaa в том, что из их большой четверки — Сеэдер, Сестер, Сибул, Рейнсалу — только последний входит в состав правительства. И это, в свою очередь, создает задержки: кабинет министров не может принять то или иное решение, поскольку представителю Isamaa необходимо обсудить все с коллегами, не представленными в правительстве.

С конца сентября Дом Стенбока снова должен проводить по две встречи в неделю. Одна — для обсуждения вопросов здравоохранения и коронавируса, вторая — для остальных проблем. Возможно, получится немного исправить ситуацию с кучей дел, скопившихся где-то на краю стола.

План: два миллиарда для оживления экономики

По неизвестной причине программа оживления экономики хранится в секрете, за семью замками. Но в работе участвовало так много экспертов, что какие-то детали все-таки выплыли на поверхность. Прежде всего, речь о примерно двух миллиардах евро, а основные расходы планируются на следующий год. Еще через год, в 2022-м уже ожидается восстановление экономики, что приведет к сокращению объемов поддержки со стороны государства.

В широком смысле весь план делится на четыре блока. Прежде всего, речь о контрциклических инвестициях, то есть, говоря проще, о строительстве. Если обычно государство строит примерно на миллиард евро, то в следующем году планируется накинуть еще 500 миллионов сверху. Некоторые проекты начнут воплощаться в жизнь раньше изначально запланированного срока, также государство постарается заткнуть бреши, возникающие в частном секторе.

Второй блок программы по оживлению экономики касается рынка труда, то есть пособий по безработице и перепрофилирования рабочей силы. Третий и четвертый блоки — это экспорт и инновации. Масштабы задач в этой области могут быть самыми разными. Государственные гарантии на поддержку экспорта, инвестиции, субсидии на научно-исследовательскую работу, финансирование более экологических решений и так далее.

Поскольку содержание плана по оживлению экономики официально не раскрывается, то рано делать выводы о его сильных и слабых сторонах. Один из наших источников, который на протяжении долгих лет знакомился с экономическими программами в разных правящих коалициях, оценивает нынешние наработки как вполне хорошие, выше среднего.

В довесок к новому плану по оживлению экономики государству, конечно, придется заниматься также прочими текущими тратами и политическими задачами. В бюджете на следующий год, который начали обсуждать в начале сентября, кризисные пункты пересекаются с обычными темами, стоящими на повестке дня. Как уже было весной, в бюджет стараются втиснуть и прежние предвыборные обещания. Наибольшее внимание привлекает внеочередное повышение пенсий.

Поскольку коронакризис привел к падению цен, то сейчас это не кажется столь безотлагательным делом, особенно учитывая, во сколько бы обошелся такой шаг. К тому же пенсионеров не назовешь теми, кто больше всех пострадал от кризиса. На это ранее указывали и другие критики.

Для сравнения взглянем на то, что по этому поводу говорили политики.

”Мое желание и цель — дать дальнейший ход повышению пенсий и в 2021 году”, — заявил премьер-министр Юри Ратас.

Министр социальных дел Танель Кийк также обозначил повышение пенсий как ”одну из наших задач”. ”Необходимо продолжать повышение пенсий”, — вторит однопартийцам председатель парламентской комиссии по социальным делам Тынис Мёльдер.

Многие из этих высказываний могут вызвать у общественности ощущение, что это — тема для дальнейшего обсуждения. Выслушают все ”за” и ”против”, после чего определятся. Впрочем, эти ощущения обманчивы. На языке политиков это означает, что для них уже все решено. Внеочередное повышение пенсий грядет.

Падение окажется меньше ожидаемого

Срочные меры весеннего периода оправдали себя, но к настоящему моменту они, по большому счету, уже остались в прошлом. В ход шли также деньги, никак не связанные с

кризисом, то есть большая политика делалась и дальше. Оценка некоторых таких действий происходит до сих пор. Например, Госконтроль продолжает несколько разбирательств, в которых анализирует весенние решения правительства.

Теперь, осенью, экстренных мер ждать не приходится. Хотя деньги-то есть. Кажется, что возможности правительства уже на пределе, а фундамент дает трещины. Многие решения тормозятся, а последствия такой нерешительности, какими бы они ни были, станут известны только по прошествии времени. Критика, с которой открыто выступают предприниматели и, в меньшей степени, чиновники, во многом как раз и сводится к неторопливости и нерешительности власть имущих.

Ясность, прозрачность и четкость решений точно пошли бы на пользу. Увы, но правительство в этом не преуспело. С одной стороны, есть те (отец и сын Хельме), кто молча прет к своей цели, но когда наконец что-то говорит (решает), то всех удивляет. С другой стороны — те (Ратас, Кийк), кто много говорит, открыто общается, но изъясняется настолько расплывчато, что невозможно понять: чему (не) быть, а чего (не) миновать.

В завершение. Конечно, бюджет в любом случае будет принят. Огромные траты (например, повышение пенсий) будут одобрены одним махом. Споры ведутся на уровне сотен тысяч и миллионов евро, а миллиарды распределяются безо всяких заминок. Окончательно оформится и план по оживлению экономики. Благодаря ему многие получат поддержку. Прогнозы министерства финансов становятся более оптимистичными. Падение экономики в этом году станет меньше ожидаемого, а восстановление в следующем году произойдет более быстрыми темпами.