Чудовищная история: друзья забили молодого человека до комы, потому что считали его предателем

 (45)

В сентябре исполнился ровно год со дня смерти Каарела. Молодой человек скончался после того, как друзья избивали его в течение шести часов, а потом бросили в коматозном состоянии. Этот чудовищный поступок был вызван убеждением, что Каарел предоставил полиции информацию об их наркобизнесе, пишет Эстонский Экспресс.

26 августа Кати * садится в поезд, но на работу не едет. Она идет послушать, какое решение вынесет Харьюский уездный суд по поводу трех молодых людей, убивших ее сына Каарела * год назад.

Тем же поездом едет к зданию суда и Рене. Он ходил в Кехраскую гимназию вместе с Каарелом с первого класса и был одним из лучших друзей сына Кати.

Рене — один из тех, кто в последнюю ночь августа прошлого года шесть часов избивал Каарела до коматозного состояния, а затем оставил его лежать в лесу у дороги.

”В нашей семье все обычно живут до старости”

Читайте также:

Кати сидит на более короткой стороне своего углового дивана, каждые несколько минут она углубляется в вафли на столе и стоящую рядом с ними чашку кофе. На другом углу дивана сидит ее мать Лайне * (88). Вот уже скоро год, как женщины живут в одной квартире. Чтобы поддерживать друг друга.

Недавно в течение приблизительно года из жизни ушли четверо близких Кати людей. Из-за этого у Кати сильно подорвано здоровье. Вместо диабета второй степени была диагностирована первая степень.

”Вообще, в нашей семье все живут до старости, — рассказывала она, одновременно стирая пыль с обложки альбома, полного старых семейных фотографий. — Вот 100-летие моей бабушки, — показывает он на фотографию. — Президент подарил ей по этому случаю большую вязаную зимнюю кофту. Бабушка ушла, всего несколько дней не дожив до ста двух. Сестра прожила до 98 лет. Моей маме уже 88”.

”А вот Каарел — она уже в детстве говорил, что умрет молодым!” — вспоминает Лайне, бабушка Каарела.

Каарел родился на свет тем летом, когда Эстония вернула себе независимость. Он быстро вырос в хорошего и самостоятельного мальчика. Уже в четырех года начал по утрам сам ходить в детский сад, что расположен через несколько улиц. Кати не могла отвозить его туда, ей в это время приходилось уже быть на работе. Но благодаря ее усилиям Каарел ни в чем не нуждался. Хотел мальчик новый велосипед — он его получал. Захотел компьютер — Кати нашла способ его приобрести.

В школе Каарел дружил с Кармо, Кристьяном и Рене. Ближе всех был Каарелу последний из них: ”Рене был для него всем, с ним Каарел чаще всего общался и о нем больше всего говорил, — рассказывает мать. — Но они не были обычными детьми. В 12 лет они забрались на крышу старого завода и вдвоем пили там водку. Я все надивиться не могла — еще выше некуда было подняться?”.
Девочки и травка

В более позднем подростковом возрасте его друг Кристьян стал наркодилером: ”Мой мальчик перестал с ним общаться, потому что не хотел иметь с этим дела, — говорит Кати. — Сейчас Кристьян живет в Таллинне, недалеко от Юлемисте. Ему больше такими вещами заниматься не нужно”.

Тогда же в жизни Каарела появились девушки. Первые серьезные отношения у Каарела завязались с одной из островитянок, парень год жил с ней на Сааремаа с переменным успехом. Они расстались из-за ревности Каарела: он ревновал к старому другу своей невесты, с которым та поддерживала тесные контакты, пока Каарел работал в Швеции.

”Каарел начал употреблять коноплю, когда несколько лет назад в октябре переехал к Сирье, — описывает Кати вторую большую любовь сына. — Она девушка из пригорода Кехра. Каарел проработал четыре-пять лет в Арукюла, на работе они и познакомились. Вместе с Сирье они оттуда и ушли. Коноплю получали от Рене”.

Найти новую работу Каарелу оказалось непросто. ”Когда разъехался с Сирье, то вернулся ко мне и семь месяцев сидел дома без дела. За три недели до смерти он снова смог найти достойную работу. Ему это очень понравилось — устанавливать крыши. И начальник был им доволен”.

Август 2019-го

Серия трагических событий началась 15 августа прошлого года, когда полиция обыскала в Кехра дома нескольких молодых людей, подозреваемых в торговле наркотиками. Среди них были также Кристо и Рене, друзья Каарела.

”Я слышала разговоры, что прошли какие-то обыски. Но про Кехра народ всякое болтает, каких только историй не услышишь. У меня это ни с чем не связалось. А что этим занимается Рене, было известно уже давно”, — описывает Кати то, что произошло год назад. Однако слухи, что друзья подозревают Каарела в том, будто он настучал в полицию, до нее не дошли. Они ходили две недели.

В последнюю пятницу августа Каарел договорился с другом Кайро выпить пива под конец рабочего дня. Описывать дальнейшее Кайро уже приходилось как минимум трижды: первые два раза следователям полиции, а третий — в суде.

Кайро — маленький, со светлыми, слегка вьющимися волосами и в коротких штанах — подходит к кафедре суда. Он вспоминает ночь следующим образом: ”В этот день я, Кристо Лукк, Денис Маркин, Каарел и Рене Лихачев, или Волк, проводили время вместе. Рене Штейн, или Чаплин, пришел только вечером.

Мы собрались часов в шесть или в семь. Мы были перед кинотеатром или за магазином. Пили пиво. Сначала на улице, а незадолго до десяти часов, когда похолодало, решили поехать к Денису. Денис впустил нас, и мы отправили его в магазин. Когда Денис ушел, мы стали пить водку. Только Волк не пил. Я слышал, что мы употребляли что-то кроме алкоголя, но этого не помню. Я могу поверить, что принимал, но не знаю, что я принимал. Если бы мы что-то и принимали, то это был амфетамин.

В квартире все было спокойно. В какой-то момент около 11 часов мы решили выйти на улицу посидеть на баскетбольной площадке. Это в 250 или 300 метрах от Дениса, пошли пешком.

Сидели, пили, разговаривали. Алкоголь у нас был. Он был, уже когда мы пошли к Денису, но на всякий случай, поскольку время было уже позднее, взяли еще водки.

Когда подошли к скамейкам, мы были в состоянии алкогольного опьянения и возник спор. Он все усиливался. Кристо считал, что Каарел всех заложил по поводу того, что их поймали на хранении наркотиков.

Кристо особенно на этом настаивал, но на самом деле большинство думали, что, может, и Каарел. Об этом говорили раньше. Несколько раз. Насколько мне известно, его об этом спрашивали и Кристо Лукк, и Рене Штейн.

Конечно, Каарел пошутил и сказал: ”Да, да, я заложил”.

В какой-то момент спор разгорелся настолько, что Волк ушел. Он был трезвый и сказал, что не хочет заниматься этой темой и быть в этой компании.

После его ухода, где-то в половине первого разгорелся уже более серьезный конфликт.

Кристо и Каарел спорили, потом вмешался Денис, ударил Каарела кулаком по лицу. Иногда, когда он пьет крепкий алкоголь, ему хочется со всеми подраться. Раньше между Денисом и Каарелом серьезных проблем не было.

После удара Дениса Каарел упал. Затем подошел Кристо и спросил: ты донес?

Каарел, конечно же, оскалился на этот вопрос, и Кристо дважды ударил его кулаком по лицу.

Тогда Каарел сказал, по-моему, полушутя: да-да, я заложил. К этому моменту его губа была разбита.

Когда Каарел встал, Денис тут же налетел на него. Несколько раз ударили его ногой в область живота.

Это произошло примерно четыре или пять раз. Каарел иногда поднимался, тогда Денис снова бил. Удары были больше ногами, чем руками. Всего ударов могло быть около 20. По времени на это ушло несколько часов.

Кристо, конечно, на следующее утро сказал, что он помнит, как Каарел упал головой на камень.

В какой-то момент мы решили пойти к автобусу рядом с баскетбольной площадкой (в 50 метрах автобусная стоянка — Э.Э.). Скамья, у которой мы находились, была вся в крови, потеря крови могла быть довольно большой. Тогда Каарел уже лежал на земле.

По дороге к автобусам Денис ухватил Каарела сзади и поднял или потащил его к автобусам. Каарел больше сам ходить не мог.

Мы пришли к автобусам около трех часов, и Кристо решил пойти и позвать Рене Штейна. Он крикнул: дам знать Чаплину, как Каарел признался, и его тоже сюда позову. К тому времени Рене уже ушел домой, потому что назавтра ему нужно было рано вставать из-за работы.

Когда Кристо ушел, я старался держать Дениса подальше от Каарела, чтобы он больше не нападал. Денису показалось, что из слов Каарела выяснилось, будто он их всех сдал.

Ему удалось напасть на Каарела еще раз у автобусов. Каарел уже лежал. Денис ударил его ногой в область живота. Потом его оттащили.

Когда примерно через 20 минут Кристо вернулся с Рене, они подошли к Каарелу. Кристо дважды ударил его кулаком по лицу.

Тогда я решил вызвать скорую. Каарел на попытки контакта больше не реагировал. Вместе с машиной скорой помощи приехала полиция”.

Кати тоже слышит всю эту историю в суде: ”Как вы не знаете!? Каарел заходил домой!” — выкрикивала она в ходе показаний Кайро.

Но у Кайро, по его словам, плохая память, и у него также есть несколько пробелов с того вечера. Помимо захода Каарела домой, он ничего не помнит о периодических отлучках Дениса и о том, как последний так размахался, избивая Каарела, что даже сбросил футболку. Кайро также позабыл ту часть, где Рене тоже отвесил Каарелу пару затрещин, как и тот факт, что в момент вызова помощи он был на самом деле не один.

Последняя встреча с сыном

В последнюю пятницу августа прошлого года Кати приехала с работы домой в десять часов вечера. Каарела дома не было, но, поскольку был вечер пятницы, это странным не казалось.

Кати пошла спать.

”Времени было час с чем-то. Каарел позвонил: мама, впусти меня, пожалуйста. Я спросила, где его ключи. Сказал, что потерял”. Кати открыла Каарелу дверь.

”Он был так окровавлен, что кровь текла сгустками. Джинсы тоже были полностью в крови. Я велела ему пойти и помыться в ванной. Матери сложно на такое смотреть. К тому времени его уже избили”.

Каарел в ванную не пошел, матери не ответил. ”Он просто четыре-пять раз повторил имя, которое я слышала, Кристо Луук. Я его записала на краю газеты. Потом попросила его: вы уже вдоволь наразвлекались в пятницу вечером, пожалуйста, останься дома. Хватит на сегодня! Я очень настаивала.”

Каарел не слушал мать. Он взял запасные ключи из шкафа в коридоре и пошел прочь. ”Я ушел!” — это были последние слова, сказанные матери.

Когда следующей ночью Кати пришла с работы домой, Каарела она не нашла. Кати почувствовала неладное. Она позвонила в полицию, и осталась, нервничая, пить кофе.

”Заснуть я не могла, ждала. В половине третьего ночи к двери подошли полицейские и сказали, что сына нашли. Но он находится в очень тяжелом состоянии в реанимации в Мустамяэ. Я подумала, слава богу — по крайней мере, я знаю, где он. Было бы намного хуже, если бы его, например, бросили в реку”.

На следующий день Кати попросила родственников поехать вместе с ней навестить Каарела в больнице: ”Одна я пойти не решалась. Боялась, что он слишком избит. Но на самом деле было не так. На снимках, которые я видела позже, было намного хуже”.

К тому моменту Каарел был в состоянии комы, он так из нее и не вышел. Официальной датой смерти записано 3 сентября 2019 года.

Только через год в суде Кати узнает, почему сын так жестоко убит.

”Когда слово” козел” возникло из телефонного отрывка (запись разговора — Э.Э.), я поняла, о чем речь. Это означает доносительство. Мой сын не был ”козлом”. Я могу голову дать на отсечение, и даже если у меня больше не будет головы, и тогда я скажу, что Каарел никогда такого не сделает! Он ни на кого не пойдет доносить, сколько бы ни было крови.”

Суд

Кати появляется в суде за четверть часа до начала слушания. Вскоре судья Марина Нинасте зачитает решение: ”Суд считает, что на основании представленных доказательств невозможно заключить, что удары Дениса Маркина причинили жертве опасные для жизни телесные повреждения или смерть. Основываясь на показаниях свидетеля, суд установил, что пострадавший время от времени падал на асфальт. Также не может быть с уверенностью исключено, что опасные для жизни повреждения ему были нанесены в результате двух последующих ударов Р. Штейна. Кроме того, было установлено, что в промежутке потерпевший побывал дома, а Д. Маркин неоднократно отлучался с места происшествия и что могло произойти с потерпевшим в это время, неизвестно”.

Однако Денис приговорен к 4 годам и 6 месяцам тюрьмы.

Кристо Лукк остается виновным в незаконном хранении наркотиков в крупных размерах. Кроме того, с 2014 года он имеет одно действующее уголовное наказание (кража). Суд приговорил его к трем годам лишения свободы, из которых один год он должен фактически провести за решеткой. Оставшуюся часть заключения Кристо отбывать не будет, если не совершит нового преступления в течение испытательного срока в 3 года 6 месяцев.

По мнению суда, нет доказательств того, что Кристо избивал Каарела. Таким образом, в части причинения опасного для жизни ущерба здоровью Каарела и его смерти Кристо вменяется халатность.

Рене Штейна суд признал виновным в незаконном обороте наркотиков и физическое насилие над потерпевшим. По совокупности он приговорен к 2 годам и 3 месяцам тюремного заключения. Приговор не будет приведен в исполнение, если Рене не совершит нового преступления в течение трехлетнего испытательного срока.
Гражданский иск — Кати потребовала от избивавших компенсации 800 евро, потраченных на организацию похорон Каарела — суд оставил без рассмотрения.

Кати разражается рыданиями.

В полуметре впереди в ряду скамей стоит женщина лет двадцати. Она тоже плачет, но от счастья. Кристо Лукк решением суда скоро будет освобожден и сможет продолжать жить с женой и заботиться о своем втором потомке, который родился, пока сам Кристо сидел в предварительном заключении.

А потомка Кати, о котором она заботилась почти три десятка лет, больше нет. Кати сейчас живет со своей 88-летней мамой.

”Ну вот, ничего не получила”, — бормочет она про себя, вытирая слезы.

Спустя несколько дней Кати все еще расстроена. По поводу апелляции ей ни жарко, ни холодно. Она хочет как-то оставить позади год невыносимого стресса. ”Врач посоветовал мне лечь в больницу. Уровень сахара в крови настолько изменчив, что я просто могу утром не проснуться. Это нужно спокойно принять. К счастью, на работе сейчас меня понимают. Конечно, тяжело, что суд не присудил мне даже денег на похороны. Но с кого их требовать, в самом-то деле? Единственный из троицы официально ходит на работу только Кристо, а ему нужно растить двоих детей. Я тоже не садист, чтобы пытаться с него что-то стребовать”.

А в Кехра все по-прежнему. Наркобизнес с основной точкой на берегу реки за старой больницей все так же идет полным ходом. Кроме того, жители деревни еще говорят, что в действительности в полицию стучал Денис, который избивал Каарела, даже когда беспомощный друг несколько часов лежал на земле бесчувственным телом. Но правду знает только полиция…

* имена изменены

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.