Борьба диктатора Лукашенко: угрозы бастующим рабочим завода и изнасилования в тюрьмах

 (64)
Борьба диктатора Лукашенко: угрозы бастующим рабочим завода и изнасилования в тюрьмах
ZUMAPRESS.com

В беларуских тюрьмах протесты показались не романтическим национальным пробуждением, а бесчеловечной битвой за выживание.

”Я пробыл в камере примерно 48 часов”, — сказал журналист информационного канала ”Белсат” Стас Ивашкевич, когда я наконец-то связался с ним по телефону через неделю после начала митингов. Стас, как и другие журналисты, не говоря уже об обычных участниках акций или просто зеваках, угодил за решетку еще в позапрошлое воскресенье, когда центризбирком Беларуси в очередной раз утвердил Александра Лукашенко президентом Беларуси.

”Меня задержали на одном избирательном участке, когда народ потребовал, чтобы за подсчетом голосов могли следить независимые наблюдатели. А когда тамошняя комиссия отказала, то народ стал требовать жестче и на место прибыл ОМОН”, — говорит Стас

Читайте также:

Фотографии и видео о деяниях ОМОНа, т. е. спецподразделений полиции, заполнили эфир уже в то самое воскресенье. На сегодня новости о масштабных бесчинствах сил безопасности по большей части поутихли, однако не стоит считать, что насилие закончилось. Просто нынешняя деятельность ОМОНа стала более скрытой.

В камере, рассчитанной на троих, среди сидящих на корточках тринадцати задержанных вместе со Стасом были еще четыре журналиста, у одного из них — тяжелая рана на ноге от взрыва гранаты. ”Один раз нас вывели, чтобы избить, и один раз нам дали буханку хлеба”, — описывает Стас двое суток пребывания в тюрьме. В отличие от сокамерников ему еще повезло, ведь благодаря тому, что у него несовершеннолетний ребенок, он отделался только штрафом, а не отсидкой от пяти до пятнадцати дней.

ОМОНовцы насиловали задержанных женщин и мужчин резиновыми дубинками.

”Одна из моих коллег сейчас в больнице, у нее разрыв шейки матки”, — говорит потом Стас.

Эта фраза, произнесенная им как бы походя, лишает меня дара речи. ОМОНовцы насиловали задержанных женщин и мужчин резиновыми дубинками. Я слышал об этом еще до рассказа Стаса. Акции протестов в Беларуси выглядят уже не как романтическое национальное пробуждение в разваливающемся Советском Союзе, а как бесчеловечная битва за выживание в Сирии Башара Асада.

Подобной жесткостью Лукашенко хотел избежать того, что шесть лет назад случилось с Украиной. Быстрый и жесткий отпор требующим справедливости народным массам был призван показать, где находится сила государства и кто решает на самом деле. Однако сегодня кажется, что Лукашенко не сумел верно просчитать ситуацию. Сейчас начался следующий этап проекта по сохранению власти президента, в котором он пробует и немного по-хорошему.

”Лукашенко по одному обходит заводы, чтобы убедить работников не бастовать. Конечно, он пугает их увольнением или тем, что заводы не смогут больше зарабатывать и рабочие места исчезнут”, — описывает ситуацию Стас.

Именно забастовки на крупных заводах стали для Лукашенко переломным моментом.

В Беларуси, существующей с наполовину плановой экономикой, подобные крупные предприятия дают львиную долю государственного дохода, часть которого, естественно, уходит на зарплаты силам безопасности или другим лояльным группам интересов, от которых зависит пребывание Лукашенко у власти.

Самым красноречивым моментом таких акций протеста стал визит Лукашенко на один из ключевых заводов Беларуси, Минский завод колесных тягачей (МЗКТ). На нем производятся тяжелые машины, сфера применения которых простирается от местной сельскохозяйственной техники до транспортирования баллистических ядерных ракет России.

На фоне четко звучащих призывов ”Уходи! Уходи!” выступающий перед рабочими Лукашенко вдруг почувствовал неудобство и смятение, но произносит нечто, сравнимое с последними моментами власти диктатора Румынии Николае Чаушеску в 1989 году: ”Пока вы меня не убьете, других выборов не будет”.

Полторы недели прошли, главным образом, в дискуссиях о том, что будет после Лукашенко, поскольку его дальнейшее пребывание у власти все больше кажется невозможным сценарием. До предъявления своего ультиматума Лукашенко призвал на помощь ”большого брата” Россию, однако как было видно уже непосредственно после объявления результатов выборов, поддержка Кремля соседскому режиму оказалась не столь уж велика.

”Некоторые местные аналитики полагают, что для Путина было бы полезно, чтобы Беларусь стала демократическим государством. Тогда он мог бы поспособствовать созданию здесь по-настоящему пророссийской партии”, — поясняет Стас, когда мы обсуждаем различные сценарии. На такую возможность ссылаются и другие, приводя в пример, среди прочего, события в Армении двухгодичной давности.

И там произошла так называемая цветная революция, которая не была, как и в Беларуси, ни за, ни против России. Под руководством нового премьер-министра Армении отношения между двумя странами хорошие, и на подобный ход дела Путин мог бы надеяться и сейчас.

Однако понятно, что Путин от Беларуси не откажется. Во-первых, это вопрос принципиальный, ведь Украину и Киев у Москвы увели. Возможную ориентацию Беларуси на Запад можно было бы рассматривать, как окончательный развал Российской империи, чего не компенсирует никаким образом существующая сила влияния в бывших союзных республиках Центральной Азии.

Другая и в практическом смысле более существенная тема — это вопрос о Беларуси как части стратегических оборонных планов России. Благодаря так называемому рамочному соглашению союзного государства и углубленному военному

сотрудничеству, ”расширенная западная часть” России оказывается всего в сотне километров от Калининграда. В частности, остающийся между ними узкий ”коридор” Сувалки, становится географически важным, чтобы окружить Балтийские страны. Однозначно важна и военная промышленность Беларуси, без которой Россия во многих областях не справилась бы.

И, наконец, Путин не может позволить, чтобы его народ воочию увидел, как можно мирным путем свергнуть одного автократа. Уже пять недель на Дальнем Востоке в Хабаровском крае десятки тысяч людей выражают недовольство центральной властью, в последнюю неделю они поддерживают и акции протеста в Беларуси.

Конечно же, беларусы не хотят, чтобы их стремления к демократии рассматривались сквозь пророссийскую геополитическую призму, ведь до Путина единовластным был только Лукашенко. Но судьбы двух государств еще и сейчас неразрывно связаны.

Сегодня в полдень встречаются лидеры Европейского Союза, чтобы на высшем уровне рассмотреть беларуский вопрос. Если в прошлую пятницу министры иностранных дел сообщества обсуждали возможные санкции, то теперь на повестке дня такие темы, как финансовая поддержка жертвам репрессий и обеспечение более свободного выхода рабочей силы Беларуси на рынок Европейского союза.

Однако ни санкции, ни деньги вопроса с Лукашенко не решат. В патовой ситуации, когда не уступает ни одна из сторон, потенциал для насилия остается высоким. Как и на каких условиях будет проходить пересчет голосов или новые выборы, зависит от того, насколько долго протестующие смогут оказывать на Лукашенко давление, ведь, как сказал сам батька, он уйдет только вперед ногами.

Возвращение гражданской журналистики

В день выборов правительство Беларуси прервало интернет-сообщение внутри страны, а также доступ к доменам извне границ государства. Несмотря на это, эфир всего мира заполнили фотографии и видео о том, как силовики жестко усмиряют протестующих.

Основным источником информации беларусов (и освещающих события журналистов) стало новостное приложение Телеграм-канала Nexta Live. Канал с названием, образованным от беларуского слова ”нехта”, то есть ”некто”, является как источником новостей, так и организатором и проводником практической информации на беларуском языке.

Сегодня за каналом Nexta следят более двух миллионов человек (еще в начале августа их было примерно 300 000). Если даже половина из них беларус, это значит, что сообщения с канала доходят по крайней мере до десятой части населения страны.

Создателем канала является скрывающийся под многими псевдонимами 22-летний Степан Пуцила. Молодой студент университета, как и большинство других представителей свободной журналистики Беларуси, живет и работает в Польше.

В отличие от других медиаканалов, открытый в Teлeгрaм Nexta действует и в среде без интернета. Доступные через мобильную сеть обрывки данных дошли для большинства по крайней мере в текстовом виде, что стало весьма существенным при координации акции протеста. Помимо этого Nexta учит читателей, как пользоваться буферными серверами и виртуальными приватными сетями, чтобы избежать ограничений в Интернете.

"Эстонский экспресс" — ежемесячная русскоязычная газета, которая знакомит читателей с самыми важными публикациями Eesti Päevaleht, Maaleht и других изданий холдинга Ekspress Meedia. Цена одного экземпляра — 1,49 евро.