ВИДЕО | Мэр Кохтла-Ярве: никто не заинтересован в том, чтобы Эстония стала Россией

 (82)
интервью RusDelfi

Кохтла-Ярве провалится под землю? Будут ли массовые сокращения энергетиков в случае сокращения добычи сланца? Об уходе учеников из госгимназии и нехватке педагогов. А также почему, Ида-Вирумаа проигрывает от того, что Эстония не дружит с Россией.
Об этом мэр Кохтла-Ярве Людмила Янченко поговорила с журналистом RusDelfi Романом Старапоповым.

Начнем с вопроса жителя Кохтла-Ярве. Его беспокоит, что в городе проваливается грунт. Что, грубо говоря, город уйдет под землю.

Кохтла-Ярве, конечно, под землю не уйдет. Такие провалы обнаруживаются не только здесь, но и во всем Ида-Вирумаа с прорытыми вентиляционными каналами.

Кохтла-Ярве под землю не уйдет.

Министерство охраны окружающей среды реализует проект по исследованиям этих мест. Вероятно, государство будет предпринимать усиленные меры, чтобы закрыть эти провалы и осмотреть всю систему, в которой такие провалы могут повториться.

Читайте также:

Подвержены ли опасности дома? Насколько я знаю, на некоторые дома устанавливают скобы. Спасут ли они?

В Ярвеской части города у нас есть так называемый Южный микрорайон. В этом районе на некоторых домах уже образовались трещины. Сегодня там стоят маячки и ведется наблюдение за тем, как меняется ситуация. Департамент по техническому надзору прислал нам заключение о том, что этот процесс очень медленный и в ближайшее время этим домам ничего не угрожает.

И, тем не менее, он рекомендовал, чтобы провели аудит этих домов с целью исключения повреждений коммуникаций в случае, если дом будет оседать. В этом году мы предусмотрели бюджет на 80 тысяч евро для того, чтобы помочь этим домам успешно провести проверку.

На какие основные сферы будет направлен новый бюджет города?

У нас преимущественные расходы на образование — 54%. В эти расходы входит также содержание детских садов, школ и школ по интересам, которых у нас — три.

Проблема, которая на сегодняшний день имеется, — это недостаток преподавателей-предметников, владеющих эстонским языком. Но так не только у нас. Это по всему региону. Катастрофически не хватает таких преподавателей. Поэтому сегодня мы не можем, к сожалению, полностью перейти на обучение на эстонском языке. Однако у нас в детских садах половина групп уже имеет языковое погружение.

Катастрофически не хватает преподавателей, владеющих эстонским.

Справляется ли новая государственная гимназия с обучением? С начала учебного года школу покинули 43 человека.

К большому сожалению, когда открывали гимназию, решили, что обучение будет вестись только на эстонском языке. Это резкий переход, и не все дети смогли с этим справиться. Но, как нам объяснил директор, ушли не только десятиклассники, но и те, кто пошел в одиннадцатый класс, где обучение также 40 на 60 (40% предметов — на русском, 60% — на эстонском; прим.).

Йыхвиская школа по интересам в связи с уменьшением количества учеников с первого марта сокращает двух педагогов. Оттуда тоже уходят ученики?

Нет, никто не уходит. Просто последний набор по количественному составу был меньше, вот и все. Также у нас имеется ещё одна проблема: детям, проживающим в Ору или Сомпа, удобнее и ближе ездить Йыхвискую музыкальную школу. И мы разрешаем им там учиться.

Не могу понять ситуацию, происходящую в образовании. С одной стороны: из одной гимназии ушло 43 человека. С другой стороны: объединение директоров школ Ида-Вирумаа обратилось к Министерству образования с просьбой решить проблему: в эстонских классах много русскоязычных детей…

Дело в том, что в Кохтла-Ярве, как и вообще в целом по региону, 80% населения — русскоязычные. Соответственно, дети из русскоязычных семей идут в школу. И поскольку сейчас все родители понимают, чтобы у ребенка была перспектива в Эстонии, они стараются отдать ребенка в эстонскую школу. Создать там языковую среду сложно, если дети на перемене говорят на русском языке и только на уроке — на эстонском. Мы же не можем заставить русских детей говорить между собой во время перемены на эстонском. Чтобы все дети могли успевать по программе обучения, полностью ориентированную на эстонский язык, нужны опорные преподаватели.

Мы не можем заставить русских детей говорить между собой на эстонском.

В регионе могут сократить добычу сланца. Следовательно, возможно сокращение рабочих мест. Город держит руку на пульсе событий?

На самом деле никому неизвестно, что будет. Потому что это требование Евросоюза, из-за которого мы должны сократить добычу сланца и его переработку. Оно предусматривает, что в тех регионах, где эта промышленность является основной, дающей рабочие места, правительству необходимо решить вопрос какой-то альтернативы. Сегодня такого решения нет.

Наша задача — обеспечить возможность инвестировать сюда для того, чтобы создать эти предприятия. Но есть проблемы, которые приходится решать инвесторам. В частности, открытие счетов и получение кредитов. О получении кредитов, конечно, вообще речи не идет, если это предприятие из третьей страны, так как опасение отмывания денег настолько велико, что тормозит возможность привлечь сюда инвестиции. Эту проблему мы озвучили и министру государственного управления, и даже президенту.

Президент сказала, что наше государство не может стать государством по отмыванию денег. А министр государственного управления сказал, что знает об этой проблеме и понимает, что ее надо решать. Он будет заниматься этой проблемой.

Президент сказала, что наше государство не может стать государством по отмыванию денег.

14-го февраля гендиректор лекарственного Департамента обратил ваше внимание на то, что с 1 апреля, в связи с реформой, в Ору закроется аптека, и попросил вас провести оценку доступности населению лекарств. Верно?

Они написали нам письмо и отметили, что вопрос существования этой аптеки пока не ясен. То есть не то, чтобы она прекратила свое существование. Вопрос еще открыт. И когда мы этот вопрос обсуждали, наш заместитель мэра по социальным вопросам сказала: аптека не получала предупреждение. А поскольку во главе этой аптечной сети стоит провизор, то она считает, что на эту аптеку такое требование распространяться не будет.

Но вместе с этим вас попросили провести оценку доступности лекарств.

Мы не можем сами открыть аптеку или как-то повлиять на открытие или закрытие. Окончательного решения о том, что аптеки там не будет, нет. Если это решение появится, то ближайшая аптека будет находиться в Йыхви, а вторая такая аптека — в Таммику.

Группа пенсионеров из Ахтмеской части города попросила вас предоставить им бесплатный доступ в бассейн. Вы предложили легкоатлетический зал. В бассейне до сентября было отказано. То есть им придется прыгать в зале?

Дело в том, что сегодня бассейны очень востребованы, поскольку у нас очень много спортивных клубов, специализирующихся на плавании. И такого свободного времени для плавания у горожан достаточно мало. Предоставлять бассейны бесплатно — это тоже проблематично.

Например, в Ярвеской части огромная проблема — бассейн, который морально сильно устарел. И вы, наверное, в курсе того, что мы в прошлом году начали строительство большого бассейна, так называемого Viru Tervise Keskes, который откроется уже в следующем году. И тогда возможностей предоставления бассейна для населения станет гораздо больше.

Пенсионеры же не заполнят все бассейны…

Нет, но там не только пенсионеры. Плавают же жители всех возрастов.

Но я спрашивал про пенсионеров…

Вы спрашиваете про бесплатное обслуживание.

С этой просьбой к вам обратилась пенсионеры…

Да, я читала это письмо. На сегодняшний день, к нашему сожалению, нет возможности совсем бесплатно предоставить бассейн для пенсионеров и создать для них отдельные группы.

Нет возможности бесплатно предоставить бассейн для пенсионеров.

В 2009 году Департамент здоровья обязал сделать к Кохтла-Ярвескому дому престарелых пристройку в виде лифта. До сих пор ее нет. Каждый год департамент выдает предписание построить лифт и каждый раз выписывает штраф в размере 65 евро. Дешевле заплатить штраф, чем построить лифт?

Наш дом престарелых строился в советское время, с таким размахом, скажем, когда не думали, какие средства будут необходимы на отопление. Ведь там большие атриумы. Нам это обходится достаточно дорого. Пристройка лифта, лифтовая шахта должна находиться в той части дома, которую мы не достроили. Дом полностью остался на финансировании города, а ведь раньше частично дома престарелых финансировало государство. Когда финансирование от государства прекратилось, вторую часть не достроили. Во-первых, это должны были быть очень большие инвестиции, которые городу были не под силу. А во-вторых, и потребности в таком количестве мест у нас к тому моменту не было.

В этом году будет осуществляться проектирование лифта. Уже есть ценовые предложения. Будет осуществляться проектирование, а потом пройдет конкурс госпоставки. Мы построим лифт, но уже в другом месте.

Когда построите?

Я думаю, в следующем году мы начнем это делать, потому что в этом году уже будем проектировать.

Эдуард Одинец предлагает сократить зарплату председателя горсобрания? Как вы смотрите на его предложение?

Вы знаете, мне кажется, что Одинец не очень представляет, что такое работа председателя городского собрания. Точнее он представляет только в той мере, в какой ее видит. Когда председатель городского собрания приходит на президиум или на заседание городского собрания, он считает, что этим его работа ограничивается.

Одинец не очень представляет, что такое работа председателя горсобрания.

Председатель городского собрания имеет огромную нагрузку. Когда были упразднены уезды, все полномочия передались союзу самоуправлений. Были созданы комиссии, которые работают практически бесплатно. Если раньше были чиновники, выполнявшие эту работу, то сегодня ее выполняют на общественных началах.

Она всегда с участвует в обсуждении перспективных вопросов, принимает участие в городских мероприятиях. У нее полный рабочий день так же, как у мэра. При этом ни мэр, ни председатель городского собрания не имеют возможности взять отгулы за те дни, в которые они работают.
А работаем мы, скажем так, за исключением июля, почти каждый выходной. Поэтому господин Одинец, наверное, не понимает, какую нагрузку несет председатель городского собрания. Он судит только по тому, что она два раза в месяц входит в большой зал для проведения собрания президиума или самого собрания.

Эстония заявила, что готова к возможному приезду Путина в Тарту. Как вы считаете, нужен ли этот визит и повлияет ли он на наши взаимоотношения?

Прямо скажем, вопрос, наверное, не в моей компетенции. Но я только за то, чтобы между нашими странами были добрососедские отношения, потому что мы проигрываем от того, что не дружим с Россией. Хотя бы экономические отношения должны быть нормальные. Ида-Вирумаа всегда был ориентирован на производство товаров, которые потреблялись именно ленинградской областью, Ленинградом. Это были огромные возможности для наших предпринимателей, для нашего сельского хозяйства, и это нам помогало. И сегодня неразумно не использовать такие возможности. Чисто экономически мы очень сильно проигрываем.

Мы проигрываем от того, что не дружим с Россией.

А в чем конкретно проигрывает Кохтла-Ярве?

У нас была масса предприятий, которые работали на Россию, продавали туда свою продукцию. Была масса туристических возможностей. Это гостиничный бизнес, это торговля, это общепит. Когда было свободное передвижение, здесь было много россиян, которые приезжали для того, чтобы купить что-то наше и наши предприниматели выигрывали от этого. В выходные магазины всегда были полны российских туристов. Туристы привозили сюда большое количество денег. Когда не было проблем с налогом с оборота, можно было легко продавать продукцию России.
Я помню времена, когда наши люди, проживавшие в районе Чудского озера, выращивали лук и огурцы и продавали на рынке в Санкт-Петербурге, тогдашнем Ленинграде. Люди в этом районе жили очень зажиточно.

Считаете ли вы Путина агрессором?

Провокационный вопрос. Я даже не знаю, что вам сказать. Я не считаю его агрессором. Мне кажется, что отношения сегодня очень обострены, и все воспринимают это настолько остро. Одна сторона обвиняет другую. Нет диалога между собой, чтобы выяснить точки соприкосновения в политическом плане.

Я не думаю, что Россия претендует на Эстонию. Я в это просто не верю. И не думаю, что люди, которые остались здесь жить после получения Эстонией независимости, заинтересованы в том, чтобы здесь царило российское государство. Потому что мы все-таки уже привыкли жить в такой стране, и мы согласились с теми условиями, которые были здесь созданы.

Я не думаю, что Россия претендует на Эстонию.

Я родилась в Эстонии, у меня нет с Россией таких связей, чтобы я могла туда уехать. Даже те люди, которые приехали сюда после войны, остались и обосновались здесь. Принимая такой образ жизни, который есть. И они уже адаптированы: у них уже немножко иной менталитет, нежели у русских людей, живущих в России.

Кто хотел уехать — уехал. А остальные люди не должны казаться нелояльными к государству. Они уже своим выбором решили, что остаются здесь и будут жить. И я уверена, что никто не заинтересован в том, чтобы Эстония стала Россией. Даже из этих людей. Я не говорю уже о титульной нации.

Повторюсь: я не считаю, что Россия агрессивно настроена против Эстонии.

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.