В Йыхви не дали хода рекламной кампании о праве населения региона говорить с властью по-русски

 (73)
Uued Eesti kodanikud
Uued Eesti kodanikudFoto: Taavi Arus

В августе 2014 года проект MGPR.EU обратился в рекламное бюро ART Depoo OÜ с заказом на изготовление рекламы, которая оповещала бы русскоязычных жителей Ида-Вирумаа об их конституционном праве обращаться к представителям местной власти на русском языке. Рекламу изготовили, но хода ей не дали.

Напомним — статья 52 Конституции ЭР: "Делопроизводство в государственных учреждениях и местных самоуправлениях ведется на эстонском языке.

В регионах, где эстонский язык не является языком большинства населения, местные самоуправления могут в установленных законом объеме и порядке вести внутреннее делопроизводство на языке большинства постоянного населения этого региона".

В рекламе значилось ”Sul on põhiseaduslik õigus rääkida vene keeles! У вас есть конституционное право говорить по-русски!”. В соответствии с правилами, фирма ART Depoo отправила проект эскиза на утверждение в волостную управу Йыхви, откуда вскоре пришел ответ.

Волостной художник Калев Притс оповестил: ”В Эстонской Республике есть конституционное право говорить, кроме русского языка, еще на всех языках нацменьшинств. Сообщение ”У вас есть конституционное право говорить по-русски!” может вызвать замешательство при толковании Конституции. Государственный язык Эстонии — эстонский. Право использования языка нацменьшинств устанавливает Закон о языке. В качестве сравнительного примера — информация ”У вас есть конституционное право говорить на языке жестов”. Я убежден, что помещение лозунгов подобного содержания в городское пространство, имея в виду общественный интерес, нецелесообразно”.

”Ответ чиновника похож на какой-то каламбур, где нет ссылок на законы, которые данная реклама нарушает, — сказал Delfi руководитель проекта MGPR.EU Михаил Тверской. — Реклама не содержит элементов, оскорбляющих или унижающих кого-либо, каких-либо откровенных фотографий и вообще сделана профессиональным рекламным агентством в соответствии с законами Эстонии”.

Совместно с рекламным агентством был разработан второй эскиз с надписью ”Me räägime vene keeles. Мы говорим по-русски”. Калев Притс не утвердил и его.

”Остается непонятным, какой товар или услугу желают рекламировать данной рекламой. Если цель — пропагандировать право нацменьшинств использовать родной язык, то это регулирует Закон о языке. Считаю, что речь не идет о публичной рекламе и поскольку имеем дело с информацией, содержащей неясный смысл, она не годится для установки в общественном городском пространстве”, — пояснил он в письме. 

”Со слов рекламного агентства, оно попробовало получить одобрение на эскиз в городе Кохтла-Ярве, но до сих пор не получило никакого ответа, — отметил Тверской. — В городскую управу Нарвы они эскиз подавать не стали, так как уверены, что получат приблизительно такой же ответ, как из Йыхви. Агентство отказалось работать над проектом, потому что не может "позволить себе ругаться с городскими управами”, так как может получить ”соответствующие предписания”. Попытка узнать, какие именно ”предписания”, не увенчалась успехом”.