Министр юстиции: наша цель - чтобы дело рассматривалось не более ста дней

 (19)
Hanno Pevkur
Foto: Ilmar Saabas

С начала этого года часть Министерства юстиции — отдел тюрем — переведён в Йыхви. Посетивший на этой неделе с рабочим визитом Ида-Вирумаа министр юстиции Ханно Певкур в интервью ”Инфопрессу” дал понять, что этот шаг может иметь своё продолжение, а также рассказал о том, над какими изменениями в законодательстве работает сейчас его ведомство.

- Известно, что общество очень беспокоит проблема слишком медленного судопроизводства: суды перегружены, дела рассматриваются долго и т.д. Что ещё кроме уже принятых мер — например, выдачи судебных документов по электронным каналам — в ближайших планах, чтобы судопроизводство ускорить?

- Если посмотрим последние решения, то, конечно, самое большое — с этого года у нас выделены деньги, чтобы осуществить пилотный проект в Харьюском суде, где будут работать судебные юристы. Сегодня у нас в этой системе работают консультанты. Новая идея в том, чтобы судебные юристы реально могли бы выполнять некоторые работы, которые сегодня делает, например, судья.

Наша цель — в среднем сто дней на рассмотрение дела в суде одной инстанции. В первую очередь, конечно, дела гражданского. Но это именно в среднем. Потому что дела ведь очень разные: могут быть на один день, если речь об очевидной задолженности, и могут быть очень серьёзные, тяжёлые случаи, где не предвидеть, сколько времени разбирательство займёт. Поэтому мы и решили сделать пилот-проект, на примере которого увидим — работает это или нет. Получим ли мы ожидаемый результат, будет видно через полтора-два года.

Чистосердечно скажу, что не более ста дней на гражданское и административное дело — очень амбициозная цель. Если мы сможем добиться этого, то, конечно, будем очень счастливы. Но надо помнить, что ускорение судопроизводства зависит не только от судей.

- А для ускорения уголовного производства что-то планируется?

- Здесь, конечно, очень многое зависит и от ресурсов полиции и прокуратуры. С позиции министерства юстиции, мы можем говорить о прокурорах. Мы только что посмотрели, сколько у каждого прокурора дел, и уже ясно видны два проблемных региона — Ида-Вирумаа и Таллинн-Харьюмаа. Там нужно что-то изменить. Если у нас будет возможность в следующем году, то мы должны выделить больше средств, чтобы просто взять больше прокуроров, поскольку места есть. Сегодня мы не можем принять новые кадры, потому что нет средств. Что касается Ида-Вирумаа, то вопрос не только в средствах, но и в том, придут сюда люди
или нет. Здесь были конкурсы на места судей и прокуроров, и мы видели, что заполучить людей очень тяжело.

- Что ещё нового в законодательстве ожидает нас в ближайшие год-два? Что сейчас на столах в министерстве юстиции в виде проектов?

- Ой, очень многое.

- Но приоритеты какие?

- Одно дело — какие приоритеты у нас. Другое — у парламента тоже есть приоритеты. У общества есть приоритеты, которыми мы должны заниматься. Например, мы должны делать новое законодательство по вопросу о партиях. Потому что у нас есть ”rahvakogu” (интернет-портал по сбору предложений для изменения законов о выборах и о партиях. — прим.авт.), и конституционная комиссия уже дала нам заказ на новый законопроект, который надо подготовить где-то до первого марта. Это, в первую очередь, проект о том, как финансировать партии. Мы видим, что общество ожидает этого.

Другая вещь, которой мы занимаемся, — изменения уголовного процесса. Мы не хотим менять все процессуальные нормы, но некоторые вещи должны изменить. То же касается и гражданского процесса. Что касается уголовного кодекса, то по этой теме сделает очень большой анализ университет, и вот оттуда мы получим задачи по подготовке нового законопроекта.

Группа вопросов связана с предпринимателями. Ликвидация предприятий, как быстрее
получать некоторые разрешения на государственном уровне, закон о банкротстве — здесь мы тоже должны некоторые изменения подготовить.

- То есть всё это программа работы на пару лет?

- Нет, это только на текущий год. Туда ещё добавляются новый закон о строительстве и планировании, новый закон о квартирной собственности и квартирных товариществах… Работы очень много.

- Какова позиция министерства — политическая, принципиальная — в отношении перевода законов на русский язык?

- В первую очередь, мы делаем перевод на английский. У нас сегодня просто нет средств, чтобы переводить большинство законов также на русский язык. Конечно, некоторые законы будут переведены на русский, но сколько конкретно — сегодня тяжело сказать. А переводить на английский — наша обязанность. Такова ситуация сегодня, она не касается желания или нежелания. Если у нас будут дополнительные деньги, то мы должны решать — выделим мы их, например, на прокурора, на процесс или на другие вопросы. А денег всегда недостаёт.

- Продолжится ли политика министерства по поддержке бесплатной юридической помощи?

- Конечно. Это очень важно для меня лично и для министерства. В этом году у нас средств для поддержки такой помощи больше примерно на 15 процентов. Только что мы объявили конкурс, чтобы выявить организации, которые будут оказывать эту помощь.

- В этих конкурсах вы ставите акцент на Ида-Вирумаа?

- Нет, это конкурс для всей Эстонии.

- Есть ли у министерства какие-то специальные программы — будь то юридическая помощь или что-то другое — именно для Ида-Вирумаа?

- В текущем году самое большое решение — то, что мы, так сказать, открыли здесь свой ”филиал”. Мы уже сказали, что если этот проект удастся, покажет себя хорошо, тогда мы готовы провести анализ — есть ли у нас ещё какие-то возможности прийти сюда? Каких-то чиновников послать или целые группы. Потому что мир развивается и нет нужды сидеть только в столице. Но, конечно, очень многое зависит и от решения правительства, ведь желания у нас могут быть, но мы должны здесь и людям платить больше.

- Из всех сфер вашей ответственности — суды, прокуратура, тюрьмы, уголовный надзор — какая в Ида-Вирумаа, по вашему мнению, сейчас в наиболее критической ситуации?

- Самая большая проблема — незаполненные должности прокуроров. В том, что касается
тюрем и надзора, здесь больших проблем нет, ведь Вируская тюрьма хорошо работает и теперь представители министерства на месте. Что касается суда… Конечно, в судьях есть нужда, но мест свободных не так много, как, например, в прокуратуре. А прокуратура должна заниматься очень серьёзными вопросами, в том числе вести надзор, и в этой области у нас людей не хватает.