Анне Ратман подарила поэзию Северянина эстонскому читателю

 (10)
Анне Ратман подарила поэзию Северянина эстонскому читателю
Фото: Инфопресс

Совсем недавно (в мае месяце) вышла в свет первая в истории книга переведенных на эстонский язык стихов Игоря-Северянина. Ее автор — небезызвестная для читателя по публикациям в местных и республиканских изданиях, работавшая редактором газеты горняков и тепловиков — Анне Ратман. С 2004 года, со вступления Эстонии в Евросоюз занимается переводами Европарламента, а также переводом и редактированием книг разной тематики с немецкого и русского языков. А Игорь-Северянин — это ее любовь. Сборник перевода поэз она выпустила под своим литературным именем — Каролина Грюн.

Событие хоть и прошедшее почти незаметно для широкой общественности (Анне Ратман испытывает аллергию к любым презентациям, да и лето, все заняты ловлей солнечных лучей), но, тем не менее, по своей значимости довольно масштабное. Будем откровенны: перевести Северянина на любой язык — дело весьма нелегкое. ”Король поэтов”, как известно, любил экспериментировать с русским языком, активно используя словотворчество и другие, изящные и не слишком приемы. Так вот, то, что сделала Анне Ратман — достойно уважения и даже, осмелюсь это высказать, восхищения. Она не побоялась выбрать именно те стихотворения, которые по-настоящему глубинны, пусть сложны для перевода. Взять хотя бы название стихотворения, ставшее заголовком сборника ”Пора огимнить…” (”Aeg hümnistada virele ekstsess…”). Неудивительно, что это слово подчеркнет как неправильное любая редакторская программа, потому что автор этого слова — сам Северянин.

Мы встречаемся с Анне Ратман в Светлом парке Усть-Нарвы. Тихо, солнечно, утки плавают перед нами, чуть вдалеке виднеется та самая известная беседка, рядом легендарный курзал, слышен шум моря — романтично — самое время поговорить о поэзии, вспомнить проделанный до издания сборника творческий путь автора. А он был внушительным: путь поиска и терзающих сомнений в течение тридцати лет.

- Да, это было время, когда приближалось столетие поэта, когда я впервые услышала это имя — Игорь-Северянин — до того забытый, он вдруг был снова вспомнен. В наши края приезжали различные деятели культуры, и вот один из первых северияниноведов той поры — Николай Павленко — и познакомил наше население с творчеством поэта. Оно тронуло душу, и уже столько лет не отпускает, — отмечает Анне Оскаровна (кстати, она признает в общении с молодыми русскими коллегами только такое обращение — с отчеством своим, ”а то как собачку тебя человека солидного ”Эви, Юта”, терпеть не могу!”).

Погрузившись в мир звуков, запахов и удивительных слов северянинской поэзии, Анне Ратман начала с того, что опубликовала в газетах ( ”Инфопресс”, ”День за днем” и пр.) в знаменательные даты статьи о творчестве поэта или интервью с его современниками. И в 1987 году перевела вдруг на эстонский первые семь его стихотворений. И не только перевела, но именно в тот период сочинила к ним и мелодии, памятуя о том, что Северянин же не читал свои стихотворения, он их певуче декламировал — ”завывал”, как говорили его современники, кто-то, посмеиваясь, кто-то — восхищаясь.

Перевела несколько стихов Игоря-Северянина и на немецкий язык….. и случился долгий перерыв. По признанию Анне Ратман, ее сбили с толку недоброжелательные реплики и страх ”сделать не так”.

- И все думала, что я же не поэт…В жизни три стихотворения удалось только сочинить…два из них к матери, сердечные получились, и о родине, которая о нас забыла. Их напечатали. А больше не взялась, считаю, что до меня другие лучше уже все сказали. Я, наверное, слишком критично отнеслась и к своим трудам по переводу. Сомневалась, боялась негативных откликов, издевки, ревности со стороны его поклонников, искала понимающих, которых, кстати, нашла только недавно, В общем, на некоторое время ”притихла я” со своими переводами, ждала усердно, что вот найдется более умный и шустрый, который лучше меня умеет, но …не дождалась, — вспоминает Анне Ратман.

- И наконец поняла, что такого и не будет, что это именно моя миссия — выпустить поэзы Игоря-Северянина на родном языке. Вряд ли кто-нибудь в Эстонии так долго с ним ”возился”, так продолжительно и свято лелеял эту идею в своей головушке. Также узнала и тут и там, что давно люди спрашивают в разных просветительских точках, нет ли Северянина на эстонском?

Переломным моментом стало участие во Всемирном форуме лингвистов-переводчиков русской литературы семь лет назад, куда съехалась духовная элита всего мира.

- Я там, конечно, восхищалась своим Северяниным, — вспоминает Анне Ратман, — и вот слушая мои восторги, один китайский профессор кафедры русской литературы Шангхайского университета захотел узнать, сколько его стихотворений я перевела. Отвечая, что семь, и считая сама это невероятным достижением, я слышу, как он произносит с невозмутимым лицом: ”А я тридцать”. И удивляется, почему так мало на местный язык переведено, ведь такой известный поэт и большую часть жизни прожил в Эстонии. Это стало для меня своеобразным вызовом, толчком, да таким, что я, приехав домой, перевела — коль ты там тридцать, то я вот — сорок. Одним махом!

На сегодняшний день переведенных стихов Северянина на эстонский у Анне Ратман скопилось порядка ста. В первый сборник, о которым мы ведем речь, вошла лишь четверть — двадцать пять стихотворений, напечатанных параллельно с русским, оригинальным вариантом.

Можно с уверенностью сказать, что до выхода этого цельного сборника, переводы Северянина на эстонский существовали как отдельные, малочисленные стихотворные упражнения. Кое-что перевели друзья и современники Северянина — Алексис Раннит, Хенрик Виснапуу, Марие Ундер. Позже поэт Андрес Эхин перевел четыре стихотворения Северянина, посвященные Пушкину. Получается, что благодаря Анне Ратман, эстонский читатель впервые познакомится с творчеством ”Короля поэтов”.

- О будущих планах подробно говорить не будем, — говорит Анне Ратман — мол, зачем загадывать. Но ей хотелось бы, чтобы увидела до годовщины 130-летия поэта еще одна книжка, та, куда войдут семь стихов, на которые сочинен ею музыкальный мотив, ноты на мелодии, над которой она работает вместе с аранжировщиками. Удивительно и то в ее жизни, что всегда испытывая страх перед тем, чтобы сесть за рояль, она теперь этого вдруг не испугалась, чтобы суметь самой исполнить свои мелодии. Взяла репетитора, и нынче, по прошествии менее полугода занятий, верьте не верьте, в ее репертуаре не только мелодии на северянинскую поэзию, но и отрывки из произведений Шуберта, Бетховена, Варламова, Моруа.

- Я как-то Северянина ”только читать” уже не могу, петь его хочется, — признается она.

Сборник издан в Кохтла-Ярвеском издательстве-типографии WMPtrukk, владельцем которой является Вадим Мороз.

- Обязательно назовите его имя, когда будете готовить материал, — просит автор.

- Он выполнил все мои указания и терпел все переделки по оформлению, касательно книги. Ни в одном другом издательстве я не смогла бы так ”капризничать”, — благодарна ему Анне Ратман.

- Вообще он как свой человек, поскольку в 90-ые годы во время моего редакторства газеты ”Эстонсланца” — ”Шахтера Эстонии”, он набирал нашу газету, — вспоминает Анне Ратман.

В северянинских обществах, в обществах русской культуры разных городов, узнав, что такая книжка, построившая невидимый мост между двумя общинами Эстонии, вышла в свет, автору перевода поэз предложили все-таки устроить официальную презентацию. Одна такая намечена на октябрь на научно-творческой конференции в честь годовщины 130-летия Игоря-Северянина в Таллинне и в Тойла. С осени до мая будущего года будут проходить различные мероприятия и в нашем регионе, где ”Король поэтов” жил и творил в течение долгих лет.