”Единственный европеец”. Почему актера Павла Устинова скорее всего отпустят, но России и обществу от этого не легче

 (29)
”Единственный европеец”. Почему актера Павла Устинова скорее всего отпустят, но России и обществу от этого не легче
Foto: YURI KADOBNOV, AFP

Иван Давыдов пишет в интернет-издании "Спектр" о ситуции вокруг дела российского актера Павла Устинова.

”Ситуация, в которой оказался актер Павел Устинов — вопиющая несправедливость. Это невозможно игнорировать или промолчать. В сети полно видеороликов с места задержания. Я пересмотрел многие по несколько раз. На любом из них видно, что парень просто стоял возле метро. Он никого не трогал, не нарушал общественный порядок и, конечно, не ожидал задержания”, — это пишет в Instagram Андрей Турчак, вице-спикер Совета федерации и секретарь Генерального совета партии ”Единая Россия”, общественности, в основном, известный благодаря слухам о причастности к организации покушения на журналиста Олега Кашина в 2010 году.

Читайте также:

И это хорошо. Раз засуетился мужчина такого калибра, значит, можно, отмашка дана, решение принято, и велика вероятность, что невиновный — а осужденный на три с половиной года Устинов ни в чем не виновен, здесь тот редкий случай, когда даже высокопоставленный единоросс не врет, — выйдет на свободу.

Ну, а уж кто при этом попытается заработать очки — вопрос глубоко второстепенный. Обетный пляс в исполнении Турчака или Маргариты Симоньян никак не изменит отношения здравомыслящих людей к Турчкау, Симоньян, каналу Russia Today или партии ”Единая Россия”. Зато невиновного, возможно, освободят.

Да и вообще — в ”московском деле” неожиданные сдвиги: прокурор просит отпустить еще одного фигуранта, Айдара Губайдулина, под подписку о невыезде. И судья его действительно отпускает. Губайдулин по версии следствия бросил пластиковую бутылку в сторону полицейских. Ни в кого, разумеется, не попал, но ведь и за ужас, пережитый хрупкими омоновцами, в которых летел этот грозный снаряд, в прекрасной России настоящего приходится отвечать.

Преступление, конечно, чудовищное, и заявление прокурора вызывает приступ восторга в социальных сетях: как же так, сторона обвинения собирается — пусть под подписку — отпустить еще одного невиновного. Это что же? Опять оттепель?

А это — опять история про то, как государство наступает на грабли. ”Надо было прибавить (не в качестве уступки, но как правду), что правительство все еще единственный европеец в России”, — написал когда-то Пушкин Чадаеву. Не станем спорить с Пушкиным, пустое дело. Государство и сегодня у нас если не единственный, то уж точно главный европеец. Навязывая обществу средневековую дикость, государство многих и многих заставило уже задуматься о ценностях гуманистических. Хотя бы потому, что это ведь просто неприлично — сопереживать сильному, глядя, как сильный травит слабого. А практикуя избыточный, никакой рациональностью не оправданный террор в отношении тех, кто рискнул потребовать от государства соблюдения его же обязательств (государство ведь обязано защищать права и свободы граждан), — государство формирует в России гражданское общество.

Откровенное беззаконие, творившееся в ходе регистрации кандидатов в МГД, заставило жителей столицы выйти на улицы. Полицейский произвол на улицах оказался не только лучшей агитацией за ”умное голосование”, но еще и вынудил граждан к стихийной самоорганизации для помощи беззаконно задержанным.

А теперь вот заведомо несправедливые приговоры для невиновных, призванные напугать, устрашить общество (”террор” по-русски и будет ”устрашение”, не забывайте), спровоцировали вполне понятную — и вполне человеческую — реакцию в самых разных слоях этого самого общества.

Актеры как корпорация выступили за своего, но история — как и в случае с Иваном Голуновым, кстати, — сразу же вышла за корпоративные рамки.

То, что журналисты независимых СМИ и политические активисты поддержали Устинова, неудивительно. Но удивительно ведь, что десятки священников Русской православной церкви подписали письмо в защиту очевидно невиновных людей, получивших срока по ”московскому делу”.

Еще более, правда, удивительно, что таким вещам вообще приходится удивляться, что от церковных людей ждешь, скорее, одобрения государственного произвола, чем попытки вступиться за жертву произвола. Но так уж сложилось, и тем ценнее каждая подпись под письмом священников.

”Мы обращаемся к людям, облеченным судебной властью и несущим службу в силовых структурах нашей страны. Многие из вас крещены в Православной Церкви и считают себя верующими людьми. Судебные разбирательства не должны носить репрессивный характер, суды не могут быть использованы как средство подавления несогласных, применение силы не должно осуществляться с неоправданной жестокостью. Мы выражаем обеспокоенность тем, что вынесенные приговоры в большей степени похожи на запугивание граждан России, чем на справедливое решение в отношении подсудимых”, — говорится в нем.

Сотни школьных учителей — тоже не самая храбрая из корпораций. Мы привыкли уже, к сожалению, читать новости о том, как учителя проповедуют школьникам псевдопатриотическую дикость, да пугают расстрелами детей, рискующих мыслить самостоятельно. Но и они выступили с открытым письмом, требуя прекратить ”московское дело”: ”Невозможно одновременно разговаривать со школьниками честно и откровенно о декабристах, о каторге, о ГУЛАГе, о „Двенадцати” Блока, „Реквиеме” Ахматовой, „Одном дне Ивана Денисовича” Солженицына и множестве других классических произведений русской литературы, учить их рассуждать о свободе выбора, морали, ответственности человека за общество, в котором он живет, — все это им из года в год приходится делать во время подготовки к итоговому сочинению — и при этом делать вид, что ничего не происходит вне классной комнаты, что в стране, где мы все живем, не творится на наших глазах вопиющее беззаконие”.

С заявлением в поддержку фигурантов ”московского дела” выступил и КиноСоюз, обвинивший следствие в ”явных подтасовках”, а суд в отказе рассмотреть какие-либо доводы защиты и в вынесении несоразмерно жестоких приговоров. Его подписали Алексей Попогребский, Виталий Манский, Валерий Тодоровский, Борис Хлебников и другие.

Уровень возмущения происходящим таков, что даже гламурный телеведущий на пропагандистском телеканале позволяет себе шпынять судью Алексея Криворучко, вынесшего приговор Павлу Устинову. Значит, разрешили, значит, отпустят.

Вот и пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков делает прозрачные намеки, призывая дождаться апелляции на приговор Павлу Устинову.

Необоснованное государственное зверство создает в России гражданское общество. Гражданское общество начинает действовать вполне эффективно, и уже разнообразным Турчакам приходится кривляться, изображая внезапно проснувшуюся страсть к справедливости.

И пусть, повторюсь, кривляются, лишь бы невиновные вышли.

Между прочим, выигрыш государства здесь сомнителен, зато проигрыш очевиден. После освобождения невиновных вопросы о том, зачем вообще было затевать все это позорное действо с оккупацией столицы и сфабрикованной уголовкой никуда не денутся. И если Устинов невиновен, что должно делать государство с судьей Криворучко, с прокурором, с ”потерпевшим” и ”свидетелями” из Росгвардии? Заведомо ложные показания в суде — это вроде как не шутки.

В Уголовном кодексе РФ есть статья 305. ”Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта”. Наказание по этой статье: штраф в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет, либо лишение свободы на срок до четырех лет. То же деяние, связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

А нечего с ними делать государству, государство на них держится, они и есть государство. Бессмысленный террор не просто формирует гражданское общество — мы ведь здесь не в эффектные парадоксы играем — нет, он формирует гражданское общество, понимающее, что дело приходится иметь с государством, регулярно совершающим против граждан разнообразные преступления.

Государство само себя рушит посредством собственных немотивированных зверств. А выход, казалось бы, такой простой: достаточно только прекратить избивать мирных прохожих, фабриковать уголовные дела, судить по звонку, фальсифицировать выборы…

Ну, да, впрочем, о чем это я. Помним ведь, где родились и что за это бывает.