Американский разведчик о шпионе в Кремле: в жизни перебежчика нет гламура

 (6)
Американский разведчик о шпионе в Кремле: в жизни перебежчика нет гламура
Larry Downing

Предполагаемый американский шпион из администрации президента РФ, после разоблачения, похоже, столкнулся с неприятностями. О том, как складывается жизнь разведчиков после побега — интервью DW.

Американский шпион в России, в течение многих лет работавший на Центральное разведывательное управление США, это, по всей видимости, бывший сотрудник администрации президента Олег Смоленков. В России пока только подтверждают, что такой человек действительно работал в Кремле. Смоленков считался пропавшим без вести с 2017 года. Вероятно, из-за угрозы оказаться раскрытым он сбежал или, как утверждает телеканал CNN, был эвакуирован ЦРУ вместе с семьей в США. На их имя летом 2018 года куплен дом в штате Вирджиния стоимостью чуть менее миллиона долларов. Судя по словам соседей, которых цитирует газета The Times, жили Смоленковы замкнуто.

У перебежчика из России, похоже, возникли неприятности сразу после первых сообщений в прессе о его истории. К дому Смоленковых стали приезжать журналисты. Сосед россиян заявил The Times, что они вынуждены были покинуть свой дом. Госсекретарь США Майк Помпео раскритиковал сообщения прессы об этой истории, так как они могут привести к гибели людей. О жизни разведчиков после побега, DW поговорила с директором Международного музея шпионажа в Вашингтоне Крисом Костой.

Крис говорит, что "внимательно следит" за историей Смоленкова. Бывшего военного разведчика удивляют, по его словам, многие детали, которые он считает пока малообъяснимыми: "У меня нет сведений об этом деле из первых рук, но есть опыт в подобных делах". Например, он считает странным, что предполагаемые шпионы после побега в США жили достаточно открыто.

"Агенты всегда под защитой"

"Я не знаю деталей, но правительство США наверняка было бы очень осторожно в вопросах предоставления защиты в той или иной форме как от прямых попыток устранить их, так и чего-то подобного", — сказал Коста в разговоре с DW. Сведения о покупке дома Смоленковыми, как выяснили журналисты российского "Коммерсанта", при желании было легко обнаружить: они были размещены в разделе о недвижимости The Washington Post.

Мог ли купленный дом быть в таком случае приманкой для наемных убийц? "Крайне, крайне маловероятно", — считает глава Международного музея шпионажа Коста: это было бы как минимум нетипично. От конкретных оценок глава Международного музея шпионажа пока воздерживается. Большинство опубликованных деталей в прессе госсекретарь Помпео назвал "содержательно неточными", обратил внимание Коста: "Интересно, что он так говорит — думаю, что мы еще не знаем всей истории".

В США перебежчиков пока не трогали

Был ли в истории международного шпионажа зафиксирован случай, когда имелись обоснованные подозрения в отношении КГБ или российских спецслужб, что они пытались или убили тех, кого они считают предателями, на территории США? "Отличный вопрос. Бывший генерал-майор КГБ Олег Калугин (уехавший в США и обвиненный в России в госизмене. — Ред.), который тесно связан с нашим музеем, говорил мне, что ни советские, ни российские спецслужбы никогда не предпринимали попыток таких убийств в Штатах".

Перебежчики до сих пор чувствовали себя в относительной безопасности в США, но это не означает, что российские спецслужбы не сделают попыток устранить неугодных им людей в скором или отдаленном будущем, оговорился Коста.

Больше не шпион. Что будет дальше?

Обычная карьера американского осведомителя, который прервал по той или иной причине свою работу за рубежом, складывается так, рассказал Коста: "Им предоставляют новое место жительства в США или в Великобритании, и они продолжают консультировать спецслужбы, основываясь на своем опыте, если им интересно это и интересно начать новую жизнь".

ТОП

Часто ли перебежчики живут под вымышленными именами, как принято считать? Коста отвечает уклончиво — никакой, мол, статистики на этот счет нет. "Я не могу сказать, сколько человек получили другие имена и идентичность. Но я знал тех, кто ведет относительно нормальную жизнь. Просто не под своим именем", — рассказал Коста.

Вид большого дома с шестью спальнями в благополучном районе вполне способен вызвать ощущение, что жизнь осведомителя после того, как его вывели из игры, вполне благополучна. Это не совсем так, говорит Коста.

По его словам, как-то несколько лет назад он организовал у себя дома встречу бывших сотрудников разведки: "В моих глазах это жизнь без гламура. Да, здесь лучше жизненный уклад, и нередко бывшие шпионы сбегают от авторитарных режимов. Но новая жизнь это сложно, тяжело и ставит перед вами постоянные вызовы".

Взлеты и падения в истории шпионажа

Представления о разведчиках часто слишком романтизированы, уверен Коста: "Такие люди не всегда на высоте, у них есть взлеты и падения". История падения для Косты — это судьба Кима Филби, одного из руководителей британской разведки, который в середине двадцатого века работал на СССР и сбежал в Москву, где был вынужден жить одинокой жизнью непринятого до конца иностранца: "Его жизнь, о которой мы рассказываем в нашем музее, свелась к алкоголизму и ощущению, что он не является частью системы".

В истории шпионажа между Москвой и Вашингтоном история Смоленкова займет свое место, уверен Крис Коста, но едва ли станет уникальной. "Нет, не думаю. Я размышлял и сравнил ее со временами Джона Ф. Кеннеди. Вспомнил Олега Пеньковского. Он, полковник военной разведки ГРУ, был личным шпионом Кеннеди, если хотите".

Секретные донесения Пеньковского доставляли прямо на стол американскому президенту, говорит Коста. С помощью Пеньковского американские и британские спецслужбы смогли понять, насколько далеко готов был зайти в Карибском кризисе советский лидер Никита Хрущев и оценить реальную военную мощь СССР. "В идеальном мире Пеньковский заметил бы, что по нему работает контрразведка. Но он совершил ошибку". В 1963 году, несмотря на признательные показания и сотрудничество со следствием, Пеньковского расстреляли в СССР по приговору суда.

Uudiskirja Üleskutse