Живущая в Таллинне юная сирийка | Подошел один мужчина и сказал: "Я вас здесь не хочу, уезжайте". Но есть и хорошие эстонцы

 (168)
Живущая в Таллинне юная сирийка | Подошел один мужчина и сказал: "Я вас здесь не хочу, уезжайте". Но есть и хорошие эстонцы
Pexels

На портале pagulasabi.ee публикуются отрывки воспоминаний сирийской девушки-подростка, семья которой нашла себе второй дом в Эстонии.

"Мне было тринадцать, когда мы уехали из Сирии. Там много плохого творилось. Однажды, когда я была в школе, прилетел самолет и сбросил на нашу школу бомбу. Многие ученики погибли. Осколки оконного стекла полетели прямо мне в лицо, поранив до крови также руки. Я видела, как умирали друзья и школьники, я много плохого видела. Я — Мариам. Мне 16 и я — сирийка. Живу вместе с семьей в Таллинне.

В последний год жизни в Сирии наш город был блокирован, не было ни еды, ни воды, ни электричества. Если только хлеб и немного риса. Было очень плохо. Мой младший брат забыл, что такое яблоки, огурцы или банан.

Читайте также:

Тогда мама и папа сказали, что нужно уезжать. Мы перебрались в Турцию, потому что все соседние с Сирией страны были закрыты. Шли в Турцию пешком пять дней, ночевали в лесу и на улицах. Не было пищи, не было ничего — ни воды, ни туалетов. В нашей семье семеро детей, самому младшему было полтора. Было очень трудно, я не хочу возвращаться обратно.

Сейчас хожу в школу, в один класс вместе с сестрой, которая на год старше. В Турции она закончила 12-й класс, но здесь ходим в один класс, помогаем друг другу.

Прибыв в Эстонию, мы жили в центре размещения, позже приехали в Таллинн. В этом году вновь пошла в 11-й класс. В Турции много занималась математикой, приехав в Эстонию, два месяца учила только эстонский. Но выучила очень мало — только цифры, буквы и несколько слов. В предыдущей школе я могла заниматься только математикой, потому что на уроке не надо было говорить по-эстонски. На других уроках было очень трудно.

Переехав в Таллинн, стали учить эстонский. Он очень трудный, особенно грамматика. Самое сложное — 14 падежей. Разговорный язык не трудный. Но если идешь на урок биологии, то там совершенно другой эстонский! Длинные слова… Учитель биологии часто спрашивает, понимаем ли мы? Мы спрашиваем, если не знаем значения того или иного слова.

Особенно трудно дается литература. Потому что учитель говорит об эстонской культуре, и я ничего не понимаю — все слова новые. Но учителя помогают нам.

После школы я хочу пойти учиться в Тартуский университет на зубного врача. Знаю, что это трудно, но я хочу, это моя цель, я решила это еще в Турции. Я выучу эстонский и всё будет проще. А сестра хочет изучать языки. Ей здесь нравится. В Турции мы выучили турецкий, скоро в школе начнем учить немецкий. Сестра считает, что знание языков очень важно.

Теперь мы уже говорим по-эстонски. Эстонский я выучила в Таллинне. В прошлом году учила в школе, а летом у меня было два с половиной часа эстонского каждый день.

Люди разговаривают с нами. Когда нас рассматривают, например, в автобусе, то есть такие, кто смотрит на нас плохо. Однажды прогулялись к морю, подошел один мужчина, посмеялся и сказал: "Мы не хотим вас здесь, уезжайте". В другой раз ехали с сестрой в автобусе.

Подходят женщина с мужчиной. Мужчина подошел к нам поближе и стал о нас говорить. Мол, смотри — это беженцы, по-эстонски не говорят, во что они одеты. Посмеялся над нами. Думал, мы не знаем эстонский. Долго говорил, потом сказал сестре, чтобы мы выходили из автобуса.
Но есть и много хороших и приятных эстонцев. Летом ездили в лагерь. Там были очень дружелюбные люди, намного более дружелюбные, чем в школе, на улице или в магазине. Интересовались, откуда мы. Людям бросается в глаза хиджаб, они спрашивают, что это такое и почему мы его носим. Это нормально, что они спрашивают.

Если кто-то спросит, хочу ли я обратно в Сирию, то отвечу, что сейчас я не хочу. В моем городе Дейр-эз-Зоре очень плохо, идет война. Я не хочу возвращаться, я помню всё, что случилось. Помню свою школу. Но мое детство мне не вспоминается. Когда пытаюсь вспомнить, то вспоминается только война, как умирали люди, как падали бомбы — рядом с домом, на школу.

Конечно, я хочу жить в Эстонии. Я не хочу ехать куда-то еще. Я пожила в Турции и выучила турецкий язык, затем приехала в Эстонию и выучила эстонский. Я не хочу ехать в новое место и учить новый язык. Сколько языков я должна выучить? Я больше не хочу, я хочу жить здесь. В Эстонии немного тяжело, потому что наша и эстонская культуры отличаются. Но я хочу найти в Эстонии друзей. Когда я буду знать эстонский получше, проживу в Эстонии подольше, то появятся и друзья, и спокойная жизнь. Она и сейчас спокойная. Хорошая.

PS. В интересах девушки имя изменено.

Организация Eesti Pagulasabi присоединилась к общеевропейской компании, целью которой сделать 3 октября Днем памяти погибших в морских водах беженцев.

Источник: pagulasabi.ee