Запрет на ношение хиджаба в Эстонии: вопрос безопасности или попытка угодить противникам прибытия беженцев?

 (57)
AFGHANISTAN-UNREST-UN-WOMEN
AFGHANISTAN-UNREST-UN-WOMENFoto: SHAH MARAI, AFP

Идея IRL о том, чтобы лишить беженцев еще до прибытия в Эстонию возможности носить скрывающую лицо национальную одежду имеет и сторонников, и противников. Введение запрета на ношение хиджаба считают и разумным и необходимым с точки зрения безопасности, и псевдопроблемой, которая придумана для успокоения тех, кто недоволен прибытием беженцев в страну.

Член Партии реформ длительное время возглавлявший конституционную комиссию Рийгикогу и работавший в Европейском суде по правам человека Райт Марусте не видит в запрете на ношение закрывающей лицо одежды ничего неразумного. Тем более он не считает, что такой запрет в чем-то противоречит Конституции Эстонии, пишет Eesti Päevaleht.

”Если европеец едет в арабские страны, он должен следовать местным обычаям: не разгуливать по улице с бутылкой алкоголя, в мечети закрывать колени и плечи, — привел он пример. — Точно так же прибывающие сюда люди должны следовать местным обычаям. Эта традиция нам чужда, так что у запрета на такую одежду есть обоснование”.

По словам Марусте, аргументом в пользу запрета является и безопасность. Как и председатель IRL Маргус Цахкна, он тоже сделал упор на аспект безопасности: люди, лицо которых закрыто, не идентифицируемы. ”Помимо этого, лицо важно для создания общения, общаясь с кем-то, мы смотрим прямо на человека, через лицо мы общаемся”.

Занимающаяся вопросом беженцев в Центре по правам человека Кристи Тоодо не согласна с примером Марусте о европейце в мечети. ”Эти вещи нельзя друг с другом сравнивать. В Европе мы тоже едва ли ходим полуголыми в храм. Если что-то ограничивать, то для этого должна быть конкретная серьезная причина”.

Вопрос безопасности, по ее совам, такой причиной точно не является, и тому есть несколько аргументов. По словам Тоодо, за десять лет работы, у нее лишь однажды был случай, когда человек отказался снять покрытие с лица для фотографии на документ. ”На это Министерство внутренних дел сказало ”нет”, — подтвердила Тоодо. — На фотографии человек должен быть опознаваемым, об этом договорились и другие страны Европы”.

Следовательно, по ее мнению, нет серьезных оснований полагать, что человек с закрытым лицом не позволит себя идентифицировать. ”Кроме того, к нам прибудет так мало беженцев и Министерство внутренних дел подтвердило, что за ними будет осуществляться бешеный контроль, предыдущая история будет известна, чего тогда еще бояться?” — спрашивает она.

На основании всего этого Тоодо считает, что причиной этой идеи все же является страх. ”Причиной запрета явно является картина на улицах Эстонии и то, какие чувства вызовет у жителей Эстонии человек с покрытым лицом, — предположила она. — Тема запрета одежды кажется псевдопроблемой, попыткой угодить не самому толерантному народу”.