"Ядерный взрыв" на производстве в Ласнамяэ: как это было и чем все закончится

 (32)
"Я ни разу не видел ничего подобного!"

29 июня 2018 года на заводе Ragn-Sells на улице Суур-Сыямяэ в столичном районе Ласнамяэ произошло возгорание. "Гигантский завод как будто стал круглым. Наружу вырвался огненный шар, словно взорвалась ядерная бомба. Через какое-то время здание приобрело свою прежнюю форму". Так в Eesti Ekspress описывает пожар старший оперативный дежурный Пыхьяского центра спасения Яанус-Арно Сарапуу.

По словам Сарапуу, ”ядерный гриб” достигал в высоту 30-50 метров. ”Не нужно быть химиком, чтобы предположить, что там находятся опасные химикаты”, — говорит он. Вся округа, в том числе расположенный неподалеку аэродром, оказалась окутана черным дымом. В тот момент спасатели сообщили, что дым не представляет особой опасности по сравнению с любым другим дымом от пожара, но рекомендовали местным жителям закрыть окна и двери.

Представитель завода Марко Теппан сообщил тогда Сарапуу, что в загоревшемся помещении годами складировали химикаты. Сначала он назвал цифру в 150 тонн, но потом уменьшил ее. ”В итоге мы так и не поняли, сколько их там было”, — говорит Сарапуу. Также спасатели не знали, о каких именно веществах идет речь.

Читайте также:

Сарапуу понимал, что ситуация серьезная. Далее произошло еще 5-10 взрывов. ”За все свои 17 или 18 лет работы я ни разу не видел ничего подобного”, — отмечает спасатель.

JUUNIÕHTUNE PÕLENG: Õnneks juhtis tuul musta tossu Lasnamäe elurajoonist eemale. Tehasest paiskunud leeke võis palja silmaga näha isegi enam kui kahe kilomeetri kauguselt. Foto: ALAR TRUU


В определенный момент воздействием пламени начали рушиться конструкции. Были слышны многочисленные хлопки. На снятом одним из очевидцев видео слышно, что хлопки раздавались примерно каждые 0,3 секунды.

В Эстонии пожарам на производстве автоматически присваивается третья степень опасности из четырех. По некоторым оценкам, температура в очагах возгорания достигала 600-700 градусов. Спасатели Кесклиннаской спасательной команды добрались до одного очага и приступили к его ликвидации, но безуспешно. В спасательных машинах было всего три тонны воды. В секунду шланг выпускает 7,5 литров воды, а в сложившихся условиях, по словам начальника команды Виталия Сипретти, надо было выпускать по сто литров в секунду. Завод был заполнен всевозможным мусором и хламом. Представители фирмы утверждали, что это обычные бытовые отходы, но хлопки указывали на обратное. Продолжать было крайне опасно. Позже стало известно, что внутри находились емкости со строительной пеной Makroflex.

Спасатели решили сменить тактику нападения на защитную. Они установили водометы и сосредоточились на том, чтобы избежать распространения огня на находящийся рядом склад с химическими отходами. К утру следующего дня большая часть завода сгорела.

Удивительным пожар на заводе Ragn-Sells делает тот факт, что это же здание уже горело 27 апреля 2018 года, то есть двумя месяцами ранее. На записи камеры видеонаблюдения видно, как экскаватор поднимает в измельчитель различный мусор и в определенный момент все воспламеняется. Вероятнее всего, это были легковоспламеняющиеся отходы (ящики с емкостями со строительной пеной).

APRILLIKUINE PÕLENG: Ka siis tõusis Ragn-Sellsi jäätmekütuse tehasest massiivne suitsusammas. Lugeja foto


”В результате двух пожаров никто не пострадал, но завод по механико-биологической переработке отходов полностью уничтожен”, — написал в годовом отчете председатель правления Ragn-Sells Райн Вяэна. Из-за пожаров фирма закончила год с убытком в 660 000 евро.

Руководители Ragn-Sells надеялись, что расходы возместит страховая фирма. ”Во время составления отчета предприятие ходатайствовало о компенсации ущерба в полном размере со стороны страховой фирмы”, — отметил Вяэна.

Но такую сумму никто выплачивать не хочет. Страховое общество Seesam выслало на место экспертов, опросило свидетелей и, ссылаясь на условия полиса и законы, сообщило, что ничего возмещать не намерено. Все, что получила Ragn-Sells, — это несколько тысяч на уборку последствий пожара. На этом выплаты прекратились. Ragn-Sells подала в суд иск на 9,6 млн евро.

”Мы обратились в суд, чтобы ускорить весь процесс рассмотрения страхового случая”, — поясняет директор по маркетингу и коммуникации фирмы Райнер Пести.

ÕUDUS: Võite ette kujutada, milline olukord valitses hoone sees. Maju kustutatakse aga just seestpoolt. Erakogu


Заседание состоялось в прошлый вторник в Харьюском уездном суде.

Представитель интересов Ragn-Sells Кадри Михельсон сообщает суду, что в первый раз произошло возгорание емкостей со строительной пеной, а во второй раз — самовозгорание. По ее словам, во время первого пожара отключилось электричество, в результате чего в одном из измельчителей остался мусор. Это в свою очередь привело к возгоранию при перезапуске производства.

”Хорошо, что все произошло в рабочее время, так как люди были на месте и смогли вызвать спасателей. В противном случае огонь мог перекинуться и на склад опасных отходов”, — отмечает адвокат. Согласно имеющимся у фирмы лицензиям, ей было разрешено наряду с бытовыми отходами заниматься и отходами иного вида, в том числе строительным мусором и опасными отходами.

”В сфере переработки отходов риск пожара — обычно дело. А теперь, когда этот риск реализовался, поставщик страховой услуги заявляет, что не несет за это ответственности!” — недоумевает Михельсон.

Адвокаты Seesam Андрус Каттель и Мартин Трийпан придерживаются иного мнения. Они считают, что Ragn-Sells нарушила требования безопасности и это серьезное основание для отказа от выплаты компенсации. Представители страховой компании ссылаются на постановление министра внутренних дел, которое запрещает складировать самовоспламеняющиеся отходы в помещениях, не подвергающихся соответствующей проверке. ”В приемном холле нельзя было размещать пожароопасные отходы”, — отмечает Трийпан. ”В этом здании не должно было находиться ни пожароопасных газов, ни жидкостей”, — добавляет Каттель. Приемный холл предназначен исключительно для бытовых отходов.

JUSTKUI TÄNAPÄEVA APOKALÜPSIS: Suur-Sõjamäe tänav mattus tiheda suitsupilve sisse. Foto: ALAR TRUU


По мнению Каттеля, опасные вещества следовало хранить в холле для химикатов, а в другие помещения приносить только строго необходимое количество. На видео, однако, можно заметить, что пожароопасные вещества стояли в ящиках вдоль стены. При взрыве в воздух взлетело несколько предметов, похожих на бутылки. Примерно 1600 м2 площади мгновенно оказалось охвачено огнем. Когда Каттель поинтересовался у гендиректора Ragn-Sells Райна Вяэна, какое вещество находилось в этих ящиках, тот ответил: ”Я знаю, чего вы хотите, но я не скажу”.

Что касается второго пожара, то производство было запущено до приведения в порядок автоматической противопожарной сигнализации. А это запрещено. Кроме того, о пожаре фирма сообщила спасателям позже, чем положено. По правилам Ragn-Sells, обнаруживший пожар работник должен сразу же связаться со Спасательным департаментом. В данном же случае работник позвонил своему коллеге, тот — еще одному, и все они думали, что спасателей вызвал кто-то из них. В результате этой заминки было потеряно 7-9 минут.

По оценке Каттеля, во втором случае нельзя говорить о самовозгорании. Он считает, что измельчитель начали тестировать, не опустошив его. Адвокат называет это ярким примером погони за наживой. ”Топливо — это чистые деньги. Все, что простаивает, — тоже чистые деньги”, — отмечает он.

Выслушав аргументы, судья Андрес Суйк отметил, что обе стороны подготовились основательно и дело очень сложное. Решение будет вынесено к 21 февраля.