ВИДЕО: Беженец из Сирии в интервью "Новой Газете": "Когда человек осваивает язык страны, в которой живет, все двери открываются"

 (15)
Муххамед с женой наблюдают за тренировкой детей по дзюдо
Муххамед с женой наблюдают за тренировкой детей по дзюдоФото: Кадр из видео "Новой Газеты. Балтия"

"Новая Газета. Балтия" решила разобраться, как живут беженцы из стран Ближнего Востока в Эстонии.

В 2015 году в Европе начался миграционный кризис: в результате военных действий в Сирии власти Италии и Греции не справлялись с потоком соискателей убежища. Правительство Эстонии заявило о готовности принять 550 человек. Это вызвало острую реакцию в обществе и резкий подъем популярности Консервативной народной партии Эстонии (EKRE), выступавшей против программ миграции. По результатам выборов 2015 года, до миграционного кризиса, EKRE была самой малочисленной партией парламента, оставшись в оппозиции. Партия продолжала выступать против мигрантов и уже по результатом выборов 2019 года вошла в правительство, став третьей политической силой Эстонии.

Первые беженцы по программе перемещения прибыли в марте 2016 года. Это была иракская семья из 5 человек. Вместе с ними прибыли по одному выходцу из Йемена и Сирии. Уже в августе переселились первые 11 человек из Турции.

Читайте также:

В действительности, цифра в 550 человек оказалось несбыточной.
За все время по обеим программам в Эстонию прибыли 213 человек:

• 141 из Греции,
• 66 из Турции
• 6 из Италии.

89 человек, получивших международную защиту, включая детей, покинули Эстонию. Люди переехали к другим членам семьи, в основном, в Германию. Одна иракская семья вернулась на родину.

Мухаммед бежал от войны в Сирии — сначала в Ливан, а потом через Россию в Эстонию. Границу переходил нелегально и чуть не утонул. Говорит, что поначалу в Эстонии было настолько трудно, что думал все бросить и уехать обратно — а там будь что будет. Но решил остаться ради детей. Теперь у Мухаммеда свой ресторан арабской кухни в Таллине — и дело вполне процветает.

”Был период до открытия фирмы, когда я хотел вернуться в Ливан, — признается он. — Я добровольно подал документы на возвращение, потому что тут замучился, — рассказывает a. — Я не рассказываю обо всем, что с нами случилось, но было очень трудно. Было тяжело найти работу, пособие для семьи крохотное, трудно пойти к доктору. И тогда я серьезно решил вернуться в Ливан. Когда пришло время возвращаться, я все же отказался от этой идеи. После разговора с женой. Ради детей и их будущего. После мучений, которые мы пережили, после большого пути, который мы прошли. Остаться или вернуться? Решили остаться. Что касается детей, я им иногда говорю — все, отправлю вас обратно в Ливан. Они не хотят, потому что здесь им хорошо. Когда человек осваивает язык страны, то все становится легко, закрытые двери открываются”.