В разводе и неимущий. Зажиточный пожилой мужчина из-за доверчивости остался без всего

 (69)
В разводе и неимущий. Зажиточный пожилой мужчина из-за доверчивости остался без всего
Foto: Shutterstock

В декабре в Тартуском доме по уходу скончался мужчина. Его печальная судьба наглядно показывает, насколько важно вовремя и правильно организовать (в том числе и юридически) последние годы своей жизни, пишет Eesti Päevaleht.

Пожилому господину Харри (все имена изменены — ред.) еще недавно принадлежали несколько домов и земельных участков. Но перед смертью он оказался настолько неимущим, что даже об оплате места в доме престарелых заинтересованные лица просили местное самоуправление.

В доме престарелых зажиточный женатый человек о себе говорил, что он в разводе, гол как сокол и всем в тягость. Он так и не смог определиться, кому из близких можно доверить и верить. В день, когда суд должен был обсуждать, возложить ли опеку над ним на местное самоуправление, 74-летний Харри скончался.

В не таком уж далеком прошлом Харри был вполне успешным мужчиной, который работал на высокопоставленных и ответственных должностях. Но в 2004 году у него диагностировали рассеянный склероз, который через несколько лет стал резко прогрессировать, и в 2010 году Харри уже нуждался в помощи для ухода за собой.

Читайте также:

Длительное время за Харри ухаживала его жена-пенсионерка Тийна (сейчас 71), но, понятное дело, заботиться о полупарализованном человеке нелегко. В семье приняли решение, что Харри должен переехать в дом по уходу.

Так как диагноз не оставлял шансов на улучшение, и здоровье только ухудшалось, Харри решил в 2011 году оформить на Тийну нотариальную доверенность для распоряжения их общим имуществом. Харри верил, что жена позаботиться обо всём, будет вести хозяйство в принадлежащим им домах и земельных участках, а также оплачивать счета от дома престарелых, при необходимости — за счет продажи недвижимости.

Уже одно то, что была сделана подобная доверенность, показывает, что Харри был более предусмотрительным, чем обычный человек. Но, к несчастью, он выбрал такой путь, который перессорил его близких на почве его имущества.

У Харри были от первого брака сын, а от второго — дочь. Его супруга Тийна в свою очередь от первого брака имеет двух сыновей. Когда первый брак Харри был расторгнут, его 12-летний сын Тыну остался с матерью. С отцом, создавшим новую семью, Тыну встречался редко. "В дни рождения и Рождество", — вспоминает Тыну. И в в совершеннолетнем возрасте общение с отцом было довольно эпизодическим.

Неожиданное письмо

В 2018 году Тыну неожиданно получил письмо из социального отдела местного самоуправления. В нем сообщалось: Тийна подала заявление, что город должен платить за место Харри в доме престарелых, потому что ни у Харри, ни у Тийны или их дочери нет на это средств. Поскольку по закону обязанность по содержанию человека ложится на бывших и нынешних супругов, а также потомков, город обратился к сыну от первого брака с тем, чтобы он взял на себя оплату ухода за отцом.

Тыну был удивлен. Насколько ему было известно, отец был небедным человеком, обладающим различной недвижимостью, которую можно при надобности реализовать. Но вдруг выяснилось, что отцу больше ничего не принадлежит.

Используя генеральную доверенность, Тийна за пару лет продала или раздарила всё имущество. Один дом супруга продала в 2017 году за хорошие деньги и купила их с Харри общей дочери квартиру. Другой дом и еще один участок земли Тийна подарила своему сыну от первого брака. За пару лет до этого супруга купила общей дочери еще одну квартиру. В 2016 году Тийна продала еще один объект недвижимости из общего имущества. В результате у зажиточного Харри не осталось ничего — ни денег, ни имущества.

При этом у самой Тийны тоже не было больше ничего: официально только пенсия и небольшое пособие по инвалидности. А их общая с Харри дочь в то время была безработной.

Город не пожелал брать на себя содержание пожилого человека, потому что Тийна растратила и раздала общее с Харри имущество: обогатила своих детей, сделала ремонты, заплатила долги. "Принадлежащее Харри имущество было отчуждено без учета интересов Харри", — отметили городские власти в своем решении. На той же позиции был и административный суд, куда Тийна обжаловала отказ. Суд нашел, что Тийна раздарила дома и земельные участки, но Харри не получил из этого ни денег, ни других благ. Тийна сама поставила себя в ситуацию, когда у нее не осталось денег для содержания своего супруга.

Весной прошлого года Тыну получил судебный иск, в котором требовалось, чтобы он один взял на себя оплату по содержанию отца. В июне в ходе судебного процесса неожиданно выяснилось, что Харри и Тийна даже не находятся в браке. Знал ли Харри о разводе и давал ли на самом деле на него согласие, неизвестно.

Когда судья отправился в дом престарелых для допроса Харри, то состояние здоровья последнего было удручающим. "Харри не ориентировался во времени, не мог вспомнить, с кем и о чем он только что беседовал, был способен прочитать из находящегося перед ним текста лишь отдельные слова, не понимая его содержание и моментально забывая прочитанное. У Харри не было понятия о своем имущественном состоянии", — констатировал суд.

Подпись, которую не мог поставить

Через полгода суд провел в отношении Харри судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы оценить его дееспособность. Врачи определили, что в результате болезни Харри является слабоумным. "Харри не может самостоятельно совершать ни одну сделку", — сказано в заключении эксперта. У Харри не было возможности физически куда-то поставить свою подпись — у него среди прочего была диагностирована тетраплегия или паралич четырех конечностей.

Несмотря на это, появился дигитально подписанный Харри очередной документ: в суд поступил иск, в котором Харри требует от своего сына Тыну вернуть когда-то якобы данный крупный кредит. "ID-карта отца много лет была в руках Тийны. Физическое состояние отца было такое, что он не мог писать или подписывать", — говорит Тыну. Суд возбудил дело об опекунстве, чтобы интесы Харри на фоне всего происходящего были бы защищены. "Как явствует из материалов дела, Харри был очень доверчивым", — констатировал суд.

"Особенно он доверял супруге Тийне, с которой он к настоящему времени в разводе, которая держала Харри в неведении и злоупротребила доверием". Суд аннулировал данную Тийне генеральную доверенность и назначил опекуном Харри Тартускую горуправу.

Тийна обжаловала решение суда. В день, когда суд должен был вновь обсуждать вопрос опекунства, Харри скончался. Его похороны организовал Тыну. Тийна на похороны своего бывшего супруга не пришла.

Споры вокруг опеки и имущество Харри навсегда рассорили родственников. Обе стороны считают, что именно в их отношении имеет место несправедливость. Тийна говорит, что после всех лет ухода она заработала спокойную старость и утверждает, что из-за всего происходящего уже получила несколько инфарктов. Тыну считает, что имущество отца уплыло на сторону. Хотя полиция возбудила осенью в отношении Тийны уголовное дело по статье, предусматривающей ответственность за кражу идентитета и направила дело в прокуратуру, женщина заверяет, что не отложила ни цента.

Обе стороны согласны лишь в одном — вся эта история очень отрицательно повлияла на Харри, который в последние годы жизни не мог больше никому верить и доверять. При этом, по мнению каждой из сторон, именно действия противоположной стороны ускорили смерть Харри.

По словам Тийны, та прожила жизнь честно и достойно, посвятив большую ее часть уходу за Харри. "И теперь, в возрасте 71 года, я вдруг стала какой-то преступницей! Как низко всё это! Вы считаете, что у меня вообще нет права жить?!"

Вряд ли можно уверенно сказать, кто в этой истории кого обидел. Но больше всех пострадал, конечно, больной Харри.