Тынис Лукас: "остановите Ласнамяэ" было метафорой в новом значении

 (5)
Тынис Лукас: "остановите Ласнамяэ" было метафорой в новом значении
Foto: Erki Pärnaku/Õhtuleht

Министр культуры Тынис Лукас в интервью Eesti Päevaleht объяснил мотивы своей речи на Певческом празднике.

Вашу речь на Певческом празднике много критиковали. Оправдана или обоснована ли эта критика?

Критика всегда оправдана, и меня всегда интересует, что думают люди. Может быть, я сказал слишком конкретно, но с этим так, что критикам плохо, если выступающий ничего не скажет. И если что-то скажет, то опять плохо.

Эта речь произносилась довольно спонтанно. Как долго вы ее готовили? Или она родилась на месте?

Речь предназначена для конкретной аудитории, и поэтому каждая речь рождается на месте. Разумеется, я продумал тезисы. Организаторы Певческого праздника попросили меня не произносить классическую речь, а поблагодарить именно спонтанно и соответственно передать возникшие на месте эмоции. Я должен был говорить на эмоциях. Это был такой конечный формат, не была классическая речь. Речь родилась в соответствии с реакцией аудитории на месте.

Читайте также:

Вас отправили зажечь народ?

Народ и эта конкретная ситуация в конце праздника были такими эмоциональными и зажигающими. Проблема, что все не поместились на Певческое поле, была одной из родившихся в этот день эмоциональных проблем. Поскольку у меня есть информация, как давление строительства и планировки может изменить этот район, окрестности сцены Певческого поля, в будущем, очевидно, еще больше, я выразил свое беспокойство. Именно беспокойство из-за того, что все люди не помещаются на Певческое поле. Мы должны были сделать все, чтобы поместились.

Метафора "остановите Ласнамяэ", по вашему мнению, была удачной или неудачной? Можно ли было это сказать как-то лучше?

Безусловно, я мог бы сказать там в конце, что [это имелось в виду] не напрямую в значении старого текста песни. "Остановите Ласнамяэ" было метафорой в новом значении. Подчеркиваю, что я не разрешал этим обращением вопрос миграции. Я имел в виду пространственное значение там вокруг. Если бы я предвидел, что эту метафору так поймут, то я, безусловно, добавил бы туда несколько слов. Но с другой стороны, я считаю, что если это обращение кого-то задело — и то, что оно задело, взяло за душу, это показывают реакции, и очень много поступило и заявлений о поддержке, — то оно выполнило свою цель. Но всегда правы критики.

Интервью полностью читайте в Eesti Päevaleht.

Uudiskirja Üleskutse