ТЕКСТОВЫЙ ОНЛАЙН президентских дебатов на Delfi: эксперты отметили Калласа, Кальюранд и Репс. За кого "проголосуете" вы?

 (74)
Presidendikandidaatide debatt
Presidendikandidaatide debattFoto: Rauno_Volmar

Во вторник в редакции Delfi и Eesti Päevaleht прошли дебаты кандидатов в президенты Эстонии. Delfi TV вел прямую трансляцию дебатов. Русский Delfi провел текстовый онлайн предвыборной баталии.

В нашем эфире схлестнулись: Сийм Каллас, Март Хельме, Майлис Репс, Марина Кальюранд, Аллар Йыкс и Эйки Нестор.

Ведущими дебатов были журналисты Eesti Päevaleht Туули Йыэсаар и Кярт Анвельт. Свой вопрос каждому из претендентов задала главред LP Ингрид Вейденберг. Также дебаты смотрели эксперты, которые в конце дали свою оценку.

А кому бы вы присудили победу?

Президентские дебаты в редакции Delfi
Дорогие читатели, а кому бы вы присудили победу в дебатах?
Дебаты завершились, как и наша трансляция. Первый тур выборов президента состоится 29 августа.
Лайнас: Репс, Кальюранд и Каллас были самыми сильными и аргументированными. Каллас выглядел в дебатах наиболее сильно.
Карулин: от этих дебатов ничего не зависит. Ясно, что Сийм Каллас вел себя и чувствовал себя наиболее по-президентски.
Моора: даже и в Рийгикогу выбирают не по силе лозунгов или проведенных дебатов. Это все знают. Я не выбираю президента.
Кто победит на выборах по мнению экспертов?
Моора: у Йыкса мало опыта. В сравнении с ранними дебатами, он был конкретнее, более уверенный, но он часто повторял уже ранее высказанные собственные постулаты.
Что насчет Йыкса?
Лайнас: когда анализируют речи Трампа, то приводят, что у него очень много негативных выражений и он много апеллирует к страху. Так же и Март Хельме - у него было много "агрессивных" выражений, а также апелляций к страху.
Карулин: смотрел с точки зрения роли президента. Каллас начал очень сильно, даже местами перенимал роль ведущих, но потом устал. Когда Кальюранд говорила как глава МИД то говорила увереннее, что было видно даже по голосу и позе. Репс была свободна от лозунгов, она осмелилась привести аргументы и темы, которые не всегда приводят в таких дебатах. Хельме тоже - начал сильно, с яркими выражениями, но позже тоже узнал.
Лайнас: отправила бы не всех соревноваться в дебатах. Сразу видно, кто больше выдает лозунгов, кто - рассуждает. Лучшие дебатеры не всегда лучшие дипломаты. Каллас был тем, кто вел дебаты в начале. Кальюранд - четкая позиция. Похвалила Репс, которая перевела в какой-то момент внимание и тему ценностей.
Моора: Каллас и Кальюранд свободно себя чувствовали во внешнеполитических вопросах. Остальные же заметно поработали над собой со времени прошлых дебатов.
Карулин: не согласен с тем, что такие дебаты это исключительно шоу.
Моора: в таких дебатах нельзя выяснить какую-то политическую правду, но мы видим, как они себя ведут, как они себя выражают. Если президент будет из числа сегодняшних участников, то у Эстонии есть надежда.
Слово экспертам: главред Eesti Ekspress Эрик Моора, главред Sirp Отт Карулин, глава Общества дебатов Кадри Лайнас.
Дебаты завершились.
Нестор: он донес до мира позицию Эстонии - кто мы, что мы делаем и чего мы хотим.
Хельме воздержался от ответа.
Каллас также отметил его внешнеполитические заслуги и создание Конференции по бехопасности им. Леннарта Мери.
Кальюранд: Ильвес сделал Эстонию больше во внешнеполитическом смысле. Я бы сделала как можно больше визитов в школы и местные самоуправления.
Репс: Ильвес создал высокий стандарт международного общение. В интервью, выступлениях. А его твиты войдут в историю.
Йыкс: визит в Грузию в 2008 году. Тогда я испытал гордость за Эстонию и что я эстонец.
Самое большое достижение Ильвеса и как вы его "переплюнете"?
Репс: не согласна с тем, что президент у нас не может много решать в сфере экономики. Нельзя брать кредиты. Нужно поддерживать развитие альтернативной энергетики. Задача президента - поддерживать общественную дискуссию.
Кальюранд: каждый министр должен быть министром ИТ в своей сфере. И депутат тоже. Она отметила вклад президента Ильвеса в создание положительного образа эстонского ИТ-бренда. По ее словам, как президент она была бы самым активным продвигателем эстонского ИТ и тем, кто знакомит мир с нашими решениями.
Йыкс: не обязательно нужно идти по стопам президента Ильвеса. Политическая Элита должна думать о том, как продолжать развитие.
Хельме: почему наша страна стала успешной в ИТ? Мы маленькая страна. Учитывая агрессивность и силу хакеров нашего восточного соседа, нужно серьезно развивать сферу кибер-безопасности - в сотрудничестве с нашими союзниками.
Каллас: ИТ - это бренд Эстонии, его нужно развивать.
Вопрос для всех: что нужно предпринять для развития сферы ИТ и экономического роста?
Вопрос Репс Цыксу - о том, что партия IRL проводит кампанию в поддержку Йыкса. Он ответил, что кандидат в президенты должен найти максимальное число сторонников. Это было решение IRL.
Кальюранд: безопасность - ЕС, страны, человека. Агрессивная Россия, миграция, терроризм, Брексит, миграция.
Вопрос Калласа: твое мнение о внешнеполитических приоритетах? что сейчас самое главное?
Каллас: сейчас все главные лица нашего государства могут сказать свое слово. Хуже всего когда на европейском уровне маленькие страны договариваются и накладывают вето.
Кальюранд - Калласу: что бы ты как президент сделал, чтобы Европа была единой, а не Восточной, Западной, Северной и тд?
Нестор: думаю, после того, как политическая жизнь закончится, я смогу там прекрасно жить среди можжевельника...
Хельме: Эйки, почему ты купил дачу на Хийумаа?
Хельме: мы с тобой и есть две крайности. Соцдемы отстаивают космополитизм и глобализм. А мы (EKRE) отстаиваем интересы эстонского народа. Хочется чтобы было как в 90-е и 80-е - можно было говорить, но не получать ярлык расиста или либерала.
Нестор задает вопрос Хельме: почему нас здесь поставили как "две крайности"?
Каллас: я за двойное гражданство. Двойное гражданство только увеличит в стране число эстонских патриотов. 330 тысяч жителей у нас русского происхождения. Но они хотят здесь жить. И мы должны дать им такую возможность.
Хельме: меня раздражает одна вещь - политкорректность. Когда-то в газетах шли дебаты об опасностях, возможностях и тд. Сейчас этого нет. Я побывал в Ида-Вирумаа около пары месяцев назад. Я встречался с госчиновниками. Их проблема в том, и они говорят о том, что Эстонское государство не может себя там ясно поставить, реализовать. Решение простое - например, зарплатные коэффициенты. Там должно быть больше Эстонского государства!
Хельме: я не согласен с Мариной Кальюранд. Он повторил слова президента Мери - мы дали людям свободный выбор. Прошло 25 лет и мы должны сказать, что система работает хорошо.
Кальюранд: гражданство не решит проблему интеграции. Не решит вопрос образования, знания эстонского, рабочих мест, культуры, наркополитики... Ида-Вирумаа сейчас не является для нас риском для безопасности. Люди там разные. Но они хотят быть частью Эстонии, они хотят сделать вклад в общество, культуру и экономику.
Как остановить русификацию Ида-Вирумаа?
Йыкс: 100 000 людей без гражданства - это проблема. Но во время визита в Ида-Вирумаа я обсуждал этот вопрос тоже. Но там людей интересовало, как привлечь инвестиции, средства. Как сделать так, чтобы образованные люди не уезжали. Вопрос не только в гражданстве.
Репс: да, это тема. У нас до сих пор есть люди с серыми паспортами и это повод посмотреться в зеркало. Спросить, почему и как? Сможем ли вы ответить на вопрос, если у нас за дверью будет 100 000 ходатайствующих о гражданстве, то что мы сделаем? Согласно международному праву, мы дадим им возможность ходатайствовать об убежище. Здесь открытость или закрытость - тема для дискуссию, которую мы должны начать в Эстонии.
Нестор: нужно, чтобы в обществе прошла дискуссия о том, насколько в современном обществе применимы принципы гражданства, созданные так давно. Тем сотням тысяч мы должна сказать: решайтесь, становитесь гражданами. Но и поймите, это ведь решение людей тоже. Я уважаю решение тех, кто постоянно живет в Эстонии, но имеет другое гражданство.
Для вас проблема то, что у нас тысячи людей без гражданства либо с гражданством РФ?
Тема открытости общества.
Хельме: когда мы вели переговоры о выведении российских войск из Эстонии, то без давления США это не произошло бы. Российские войска до сих пор сидят в Молдавии, в Грузии.
Кальюранд: в интересах Эстонии - хорошие отношения с демократической Россией. И сейчас ключ к этому в Москве. Но до этих пор мы имеем отношение с агрессором, со страной, которая оккупировала территорию другой страны.
Нестор: 25 лет назад у нас с Россией были хорошие отношения. Теперь же мы живем в ситуации холодного мира. Мы должны иметь в отношениях с РФ единую с союзниками линию.
Каллас: самолеты НАТО в Эстонии - это не провокация в отношении России.
Репс: нужно создать прецедент, что один из своих первых визитов президент делает Вроссию.    Йыкс: нужно придерживаться ценностей при общении с РФ. Нужно наладить отношения, но не отказываться от ценностей. Пока Россия не придерживается международного права, я не вижу возможности туда ехать с президентским визитом.
Что бы вы предприняли для улучшения отношений между Эстонией и Россией?
Блок про отношения с Россией.
Председатель партии передал мне то, что решило правление партии. У меня нет основания сомневаться в честности и искренности председателя партии.
Вопрос Кальюранд: Было ли вам обидно, когда в сообщении правления Партии реформ вашего имени не было?
Кальюранд: я свое слово сказала уже месяц назад. Я желаю Калласу удачи. Что касается цифр, я не буду о них сейчас спекулировать.
Вопрос Кальюранд. Все стоящие здесь люди - кандидаты от партий. Но вы - самовыдвиженец. Поддержка Калласа в парламенте и коллегии выборов все-таки будет выше. У вас есть возможность сказать голосующим сейчас в прямом эфире, чтобы они поддержали вас. Слово вам, Марина!
Йыкс: я женюсь на женщине, которую я люблю. Но я не хочу говорить когда, потому что для моей женщины будет неудобно, что она узнает это из Delfi.
Вопрос Йыксу. Вы единственный кандидат, который не женат. Кто - вы или премьер - продержитесь дольше вне брака?
Нестор: я уверен, что у меня как у президента рейтинг будет выше. То у меня будет возможность его повысить. 
Вопрос Нестору: рейтинг правительства, премьера и президента в Эстонии очень низок. Но и вас рейтинг не самый высокий. Почему вы за все эти годы не набрали популярности у народа?
Каллас: Выборы ALDE были для меня долгосрочным проектом. Если бы я им стал, то я бы сегодня здесь не стоял. Ну какой "утешительный приз"? Я самый настоящий приз!
Вопрос Калласу. Год назад вы хотели стать президентом ALDE. Потом вы сказали, что исключаете все политические амбиции. Но спустя год - вы баллотируетесь в президенты. Место президента Эстонии для вас - утешительный приз?
Хельме: я просто другой. А отличие в том, что наша партия отстаивает интересы эстонского народа. О нашем народе ведь никто не говорит. Может быть, мы поставили себя в довольно узкую нишу. У нас, может быть, легкие решения. Но они у нас есть. Возможно, сейчас с нами "на сцене" никто не говорит, а говорят в кулуарах. Но будут говорить и открыто. Особенно, после будущих выборов, когда нас будет в парламенте больше, около 25.
Вопрос Хельме. Что с вами нет так, что вас все избегают?
Репс надеется, что через 10 лет народ сможет напрямую выбирать президента. А она сама видит, что через 10 лет сможет реализовать себя академически.
Вопрос Репс. Вам сейчас 43 года. Через 2 срока президентсва - через 10 лет - что вы будете делать?
Свой вопрос каждому из претендентов задаст сейчас и главред LP Ингрид Вейденберг.
Кальюранд: безвизовый режим для Турции. Скорее всего ЕС ей визы не отменит. Как президент я бы сказала людям в Эстонии, что нужно взять под контроль внешние границы и отправлять обратно экономических мигрантов. Нужно больше сотрудничать со странами, где есть лагеря беженцев, помогать этим странам. По-моему, мы сейчас лучше готовы, чем во время первой волны беженцев. Мы должны учиться у других стран. Мы не зовем к себе всех, и мы не создаем в своей стране гетто.
Йыкс: задача нового президента будет в сотрудничестве с правительством, парламентом и институтами ЕС. Мы не должны дать неверный сигнал о том, что в Эстонии жить будет лучше беженцам, чем нашим постоянным жителям.
Репс: я побывала в лагерях беженцев. Там, конечно, не только бегущие от войны. То, что Турция сделала при организации лагерей беженцев.. Там действуют даже школы и детсады. Турция тратит на лагеря огромные средства. Президент должен понять: сколько Эстония может принять беженцев. Не говорим о квотах. Может ли и сколько мы можем принять? - важный вопрос для президента страны.
Хельме: Европа должна суметь надавить на страны у границ ЕС, чтобы контролировать потоки мигрантов.
Каллас сказал, что в контексте кризиса беженцев и Турции, мы должны быть готовы и к кризисным ситуациям. В том числе, это и задача президента, чтобы страна была готова.
Молодежное крыло Партии реформ в своем твиттере написало: "Чем меньше получают слова Хельме и Йыкс, тем качественнее дебаты".
https://twitter.com/Reforminoored/status/768002251310919680
https://rus.delfi.ee/daily/estonia/foto-delfi-reformisty-podderzhali-predlozhenie-socdemov-o-vzaimnoj-podderzhke-kandidatov-v-prezidenty?id=75419053
Хельме: то, что происходит в Турции, страшно. Сейчас в Европе закрывают глаза на массовые нарушения прав человека в Турции.
Хельме: понятно, что Россия и Турция заключили геополитическую договоренность.
Кальюранд в качестве главы МИД ЭР после дебатов отправится в Турцию сразу после дебатов. "Я еду туда как председатель Совета Европы". По ее словам, ее цель - fact-finding mission. Ведь выводы делаются на основании СМИ и политических заявлений. Но нужно побывать на месте! Увидеть, что там происходит. Я надеюсь, я вернусь с фактами и останусь критичной.
Каллас: но ведь эстонские политсилы выбрали ситуацию конфронтации друг с другом. Например, говорят, мол, нормальные люди не говорят с центристами или EKRE. Но нельзя сидеть по своим углам. Надо двигаться в сторону компромисса.
Кальюранд: к сожалению, сейчас в Европе мы наблюдаем разгул популизма и демагогии. То же самое было и в 1930-е годы.
Кальюранд: Цель не просто свою цель высказать или навязать, но представить свою точку зрения и прийти к консенсусу.
Кальюранд: ЕС и НАТО делали ошибки. Например, и Еврокомиссия сделала ошибки при решении проблемы беженцев.
Кальюранд: действительно, основные цели и ценности мы уже в 1930-х годах сформулировали, сказали, что мы хотим в то пространство, где ценности европейские соблюдаются.
Хельме: мы хотим в будущем - Союза национальных государств. В перспективе. Но мы не хотим выхода (из ЕС - прим. ред.).
Хельме: страны ЕС должны иметь право на развитие, на эволюцию, но нельзя заставлять быть едиными. Принуждение в случае единства не работает.
Хельме сказал, что утверждение, будто бы если EKRE придет к власти, то Эстония выйдет из ЕС, это - "навешиваение ярлыков".
Репс: Россия сейчас ищет возможности провести новую "Ялту". Таких мещей мы в ЕС должны избегать. Потому что таким образом хотят создать разноуровневую Европу.
Репс: поиски консенсуса в ЕС приводят, может быть, к неразберихе и спорам, но без ЕС нельзя.
Репс: наш интерес как небольшой страны - чтобы ЕС был силен.
Йыкс: на опыте 1930-х годов нам стоит поучиться тому, что нельзя оказываться в ситуации, когда решения принимает узкий круг людей.
Каллас: говоря о том, чему можно научиться у истории, стоит поучиться и вспомнить 1934 год.
Каллас: сегодня в связи с Брекситом ни у французов, ни у остальных европейцев нет четкой позиции.
Нестор: Нужно принимать всерьез решение британцев и вести с ними переговоры.
Нестор: Вторая мировая показала европейским странам, что нельзя двигаться дальше, не сотрудничая.
(Йыкс не был слишком конкретен...)
Меньше Европы - это больше Европы, по мнению Йыкса.
По словам Йыкса, у Эстонии нет четкой позиции по Brexit.
Вопрос Йыксу о том, как президенту лавировать в нынешнем сложном международном контексте и положении.
Тема Евросоюза.
Нестор: считаю, что выборы могут затянуться. Дольше, чем мы ожидаем.
Хельме: если читать газеты, то ты смотришь в калейдоскоп, и каждый раз появляются новые монстры. Он считает, что в Рийгикогу будет сложно выбрать президента.
Хельме: я баллотируюсь на полном серьезе. Он сказал, что понимает, что его партии своего кандидата представить на выборы будет непросто.
Йыкс: президент должен быть минимум 40 лет отроду, то есть иметь опыт и уметь признавать свои ошибки. Он сказал, что научился на своем опыте и ошибках.
(По сути, она повторила тезис Рыйваса)
Кальюранд: президентские выборы никогда не были моей личной целью, проектом. Наша цель - найти лучшего для Эстонии президента.
Подвел ли вас Рыйвас? Вопрос Марине Кальюранд.
Репс: с Центристской партией общаются все партии, это что касается "рукопожатности".
Каллас: мы с Эйки встречались и договорились, что кто-то из нас должен стать президентом.
Эйки Нестор: я стану президентом. Я потому баллотируюсь, а не чтобы "смыться" в кусты. Я призываю меня поддержать.
Кандидаты представлены.
Стартуем!
15 секунд до эфира
Кандидаты уже на позициях.
Эйки Нестор и Марина Кальюранд тоже уже в редакции Delfi.
А что бы вы спросили у кандидатов в президенты?
На месте и Аллар Йыкс.
А также Март Хельме.
Тем временем в редакцию уже прибыли кандидаты Майлис Репс и Сийм Каллас.
Доброе утро! Приготовления в редакции идут полным ходом. Дебаты начнутся через 30 минут.