Суд изъял детей у матери-одиночки. Женщина считает происходящее заговором

 (45)
Суд изъял детей у матери-одиночки. Женщина считает происходящее заговором
Eri ametnikud on selle korteriukse taga korduvalt kella laskunud. Mõnikord see uks avaneb, mõnikord mitte.Foto: Andres Putting

Суд постановил забрать у матери-одиночки троих детей из-за ее нарушений психики, захламленной квартиры и нежелания сотрудничать со службой защиты детей, пишет Eesti Päevaleht.

По словам юриста матери, психическое отклонение не может являться причиной для изъятия детей из семьи, так как оно якобы не представляет для них опасности.

Секрет 14-летней девочки

У 14-летней Пилле (имя изменено — прим.ред.) есть секрет. Каждое утро в 5:30 она встает со своей кровати в детском доме, чтобы на автобусе поехать домой к маме. Там она еще немного спит, завтракает и едет в школу. После уроков она опять приходит домой, делает уроки, ужинает и немного спит. К 23 часам девочка на автобусе приезжает обратно в детский дом.

Согласно постановлению суда, Пилле вместе с двумя младшими братьями должна жить в детском доме. Однако, она очень не хочет, чтобы кто-то из нее одноклассников узнал об этом.

Читайте также:

”Еще раньше, когда у нас дома возникли проблемы, другие девочки стали обходить меня стороной и больше не хотели со мной дружить”, — рассказывает Пилле. Над одним мальчиком из детдома тоже издевались в школе.

Вторая причина, по которой подросток пытается избегать нахождения в детдоме, кроется в одном из более взрослых воспитанников, который издевается над другими и буянит. Девушка говорит, что он неоднократно нападал на нее и братьев.

Работники детского дома и службы защиты детей закрывают на выбор Пилле глаза, несмотря на то, что правила подобного исключения не предусматривают.

”Мы не хотели ломать ее. Мы видели, что она так решила, и что попытки переломить ее были бы, принимая во внимание ее нежный возраст, более рискованными”, — сказал специалист службы.

Давно наблюдали

Инспекторы службы уверены в правильности решения об изъятии детей, так долгая предыстория показала, что мать данные ею обещания не выполняет.

Семья числится в социальном регистре в качестве нуждающейся еще с 1996 года и получала различные социальные пособие. Примечательно, что мать семейства желала только материальной поддержки и продуктовой помощи и не хотела вспомогательных услуг на дому.

В орбиту внимания службы защиты детей семья попала в 2010 году. Тогда в службу обратилась бывшая воспитательница Пилле, которая заметила, что ребенок не ухожен. Учительница попросила навестить семью, так как развитие родившегося там недавно ребенка, как ей кажется, не соответствует возрасту.

Семейный врач сообщил службе защиты детей, что ребенка практически ни разу не показывали врачу. Инспекторы несколько раз пытались попасть в двухкомнатную квартиру, в которой проживала семья, но мать отказывалась их пускать, утверждая, что с ней и детьми все в порядке.

В детском саду педагоги тоже стали делать замечания относительно ухода за детьми: одежда была слишком мала и не соответствовала погоде, детей приводили в непредусмотренное для этого время.

"Казалось, в этом белье кто-то завелся"

Летом 2013 года от медиков скорой помощи поступило сообщение о квартире в ужасном состоянии, в которой проживают дети.

”За всю свою долгую карьеру я ни разу не видела квартиры в таком ужасном состоянии”, — сказала инспектор службы. По ее словам, в ванной комнате лежала огромная гора нестираного белья, в котором, казалось, уже завелась новая жизнь. Проход в квартиру был затруднен из-за загораживающего его хлама и мусора. В воздухе сильно пахло мочой. У старших детей не было спального места, также отсутствовали возможности для мытья и приготовления пищи, в доступном для детей месте лежали таблетки.

Тогда в свое оправдание мать сказала, что сама занимается лечением детей. ”Я спросила, как они готовят есть, на что она подняла лежащую на полу в спальне тарелку и попросила дочь принести чайник, в котором они кипятят воду для приготовления вермишели”, — рассказал инспектор.

Матери дали три недели на то, чтобы привести квартиру в порядок. В ходе следующего визита специалисты службы увидели, что ситуация не изменилась. Они назначили матери новые сроки, но ничего не менялось. Как следовало из объяснений женщины, дети мешали ей заниматься уборкой.

В итоге осенью 2013 годы служба защиты детей обратилась в суд с ходатайством об отделении троих детей от семьи на один год, в течение которого глава семейства должна будет исправить условия. Пилле разрешили остаться вместе с матерью, а ее братьев отправили в приют.

Вмешательство суда заставило женщину привести свой дом в порядок, и в феврале 2014 года мальчикам разрешили вернуться домой.

"Этим вещам место на помойке, а не в квартире"

Следующая жалоба на семью поступила спустя полгода, в октябре. На этот раз от полиции. ”Вызов поступил от хозяйки квартиры, которая сказала, что ее 12-летняя дочь слышала за дверью шевеление. Полицейские отметили, что квартира находится в крайне плохом состоянии”, — сказала пресс-секретарь Департамента полиции и погранохраны Оля Кивистик.

”В каждой комнате валялись такие вещи, которым место у помойки. Полы были полны мусора, на кухне — немытая посуда и испортившаяся еда. На радиаторе сушились использованные подгузники. Внешний вид квартиры был крайне неподходящим для проживания в ней детей, и стражи правопорядка решили сообщить об этом в соответствующую службу”, — сказала Кивистик. В тот же вечер дети в сопровождении полиции были доставлены в приют.

Мать семейства написала в полицию заявление о том, что ее квартиру обокрали и вынесли вещи, документы и карточки с паролям и что позже с ее банковского счета исчезли деньги. ”В ходе расследования обстоятельств выяснилось, что у женщины не было таких счетов, поэтому и снять с них деньги не представлялось возможным. Из ее заявления и собранных доказательств не следовало, что в квартиру проникали чужие и что кража вообще имела место быть”, — сказала Кивистик.

Чиновники службы во второй раз обратилась в суд, и детей отправили в детский дом. В результате назначенной судом психиатрической экспертизы выяснилось, что женщина страдает от нарушений психики, в частности, от мании преследования. Суд пришел к выводу о необходимости приостановления права на опеку до выздоровления женщины. Мать оспорила решение в окружном суде, который оставил решение суда низшей инстанции в силе. Сейчас дело рассматривает Госсуд.

Пилле имеет право подать в суд жалобу о том, что хочет проживать с матерью. Именно это она и сделала.

Может ли мать исправиться?

Государство назначило матери адвоката Андреса Лусмяэ, но ее консультирует еще и юрист представительского союза пациентов Кристи Реканд, которая имеет опыт представления в суде людей с нарушениями психики.

По словам Реканд, мать готова принимать помощь, что наряду с проверками уже давало хорошие результаты. ”Суд ясно и понятно не указал, в чем заключается опасность для детей, не обозначил связь между психическим нарушением и угрозой для детей”, — отметила юрист.

Мать считает всю ситуацию заговором, а себя — здоровым человеком, лечить которого было бы абсурдно. Она считает, что задачей службы является изъятие детей из семьи в интересах детских домов, которые существуют за счет подушных денег.

”Там детям небезопасно”, — говорит мать, имея ввиду, прежде всего, свирепствующего мальчика. Директор детдома признал, что такая проблема существует, но они занимаются ее решением. По его словам, большая часть попадающих в детдом детей пережили глубокие травмы, вследствие чего у них наблюдаются нарушения в поведении.

”На Пилле и ее братьев сложившая ситуация влияет крайне негативно. Несмотря на то, что мать сотрудничает с замещающим домом, она постоянно говорит, что там плохо. В связи с этим дети испытывают замешательство: младшим тут нравится, но и мама важна”, — сказал директор. В итоге детдому не остается ничего, кроме как выполнять решение суда.