Среди пенсионных фондов развитых государств эстонские понесли самые большие потери

 (65)
где наши денежки?
pensionär
pensionärFoto: Pille-Riin Pregel

Только что обнародованный рапорт ОБСЕ приводит парадокс: несмотря на самые высокие расходы по управлению пенсионными фондами, именно деньги эстоноземельцев исчезают оттуда быстрее, чем это происходит в других странах. За пять лет из наших пенсионных фондов "уплыло" 5,2% средств.

В чем дело, попыталась разобраться газета Eesti Päevaleht. Конечно, всегда можно спрятаться за удобные оправдания, что, мол, Эстония мала, тягаться с большими и богатыми не стоит, у нас был кризис и вообще, сравнительный анализ международной статистики — дело неблагодарное.

Что мы делаем не так?

Специалисты считают, что низкую рентабельность пенсионных фондов можно списать на конкретные факторы. Прежде всего — это индекс потребительских цен. А именно — в отраженные в отчете 2008-2012 годы цены в Эстонии росли, по сравнению с другими странами, быстрее, поэтому и реальная рентабельность ниже, то есть удар по деньгам простого человека сильнее, чем в других развитых государствах.

"Наша проблема в том, что и номинальная рентабельность низка, и это действительно показывает, что руководители эстонских фондов делают что-то иначе, чем их коллеги", — констатировал финансовый аналитик Центра прикладных исследований Эстонии Centar Янно Ярве. Он имел в виду, что если оставить в стороне цены и общую покупательную способность денег, то наши показатели рентабельности все равно слишком низкие: более половины из 30 государств ОБСЕ демонстрируют показатель в 2% или более, Эстония — 1,8%.

По словам аналитиков и банков, основная причина в том, что пенсионные фонды Эстонии в большом объеме инвестируют в акции — если с ними все хорошо, то и рост большой, если нет, то и падение болезненно. Магнус Пийритс из Praxis пояснил, что, поскольку во время финансового кризиса больше всего пострадали акции, нечего удивляться, что падение в Эстонии было таким существенным.

Но ведь и многие другие страны инвестировали в основном в акции. Почему же так упали только пенсионные фонды нашей страны? Здесь вопрос в том, в какие акции инвестировать? „В прошлом в наших портфелях был, очевидно, слишком велик удельный вес Восточной Европы. В 2008 году акции в Балтии и Восточной Европе упали довольно значительно. В 2009 году это вынудило нас значительно пересмотреть свои позиции и подход к рынкам", — обосновал член правления SEB Varahaldus Свен Кунсинг.

Эксперты Centar Янно Ярве и Индрек Сеппо раскритиковали управляющих фондами. „У нас, конечно, был финансовый кризис, однако с учетом того, что пенсионные фонды работают уже десять лет, в них могло бы быть все же больше денег, рост мог бы происходить быстрее", — признал Сеппо. По словам Ярве, успешность фондов и деньги, которые люди платят управляющему, не ходят рука в руку. В качестве решения они видят индекс-фонды, где за работника банка работу делает машина, что в разы дешевле.

А "стоимость" управляющего — существенный показатель. К примеру, в Дании банку идет 0,1% денег фонда, то в Эстонии — зачастую до 1,9%.

Конкуренция между банками слаба

С другой стороны, из-за почти отсутствующей конкуренции у банков и нет причин понижать расходы по управлению фондами. Проблема тем больнее, что прибыли пенсионные фонды по сути не заработали.

Анализ Финансовой инспекции, сделанный в 2013 году, показал, что в прошлом году Swedbank получил с 553,5 млн евро средств пенсионного фонда 7,76 млн евро за управление им, SEB с 313 млн евро — 4,13 млн, LHV с 189 млн евро — 3,56 млн, Danske pank с 147,1 млн евро — 2,6 млн.

Финансовая инспекция убеждена, что расходы на управление фондами надо сократить. Она рекомендует разработать систему, при которой расходы на управление стали бы зависеть от рентабельности фонда.