Советник вице-мэра: некоторые чиновники действительно получат возможность комментировать открыто

 (39)
большое интервью
Советник вице-мэра: некоторые чиновники действительно получат возможность комментировать открыто
На фото: Елена Калбина

Оказавшаяся в эпицентре скандала об ”армии анонимных комментаторов Центристской партии” советник столичной горуправы Елена Калбина поделилась с Delfi своим взглядом на события. Она рассказала о том, как скандал повлиял на нее и ее планы, а также подтвердила, что в скором времени некоторые чиновники будут общаться с общественностью открыто.

На пресс-конференции 19 апреля вы не ответили на вопрос журналистки, которая просила привести примеры оставленных вами комментариев. Согласны ли вы привести некоторые из них?

Высказывая свое мнение, я, как правило, использовала случайные имена, и вспомнить выдуманные на ходу псевдонимы сейчас не представляется возможным. К тому же, приведение в пример каких-либо одиночных комментариев не может дать целостной картины, на основании которой можно было бы дать объективную оценку всей дискуссии. Напротив, извлечение каких-либо отдельных фраз из общего контекста может послужить причиной неправильной трактовки их смысла.

Считаете ли вы, что в среде, которую вы назвали ”немилосердной”, можно объяснить ”объективную правду”? Какую?

Понятия ”объективная правда” не существует в принципе, так как для каждого человека она своя. Да и портал Delfi создан не для таких целей. Оставленное там мнение людей не является конечной истиной, а, скорее, напоминает ее поиски. Но и в такой жесткой среде есть возможность опровергнуть ложные утверждения и разъяснить свою точку зрения. Если по поводу какой-либо статьи возникнет диалог и читатель в состоянии извлечь из него что-то полезное для себя, то наличие аргументированного мнения людей, располагающих достоверными сведениями, поможет осветить ситуацию более объективно и тем самым принести пользу.

Если проблема нуждается в пояснениях со стороны городского чиновника, то почему вы выбираете этот метод — анонимное комментирование?

Я не думаю, что Delfi или какой-либо другой новостной портал с радостью опубликует каждый мой комментарий. Мне кажется, что читатели Delfi и так уже устали от моего частого появления здесь. И заметьте, сейчас это касается лишь одной темы. А если их будет много? Что тогда? Тогда, я думаю, в редакцию Delfi начнут приходить многочисленные письма от недовольных читателей с требованиями прекратить столь частую публикацию мнения одного чиновника. И, между прочим, их просьбы будут оправданы. Ведь в нашей стране нет дефицита в новостях.

К тому же трудно составить один общий ответ для всех читателей. Поэтому, если под статьями и пишутся комментарии, то они, как правило, адресованы определенным пользователям и затрагивают конкретные вопросы или утверждения. Еще раз напомню, что комментирование является добровольным, если оно происходит, то является лишь показателем достаточной заинтересованности чиновника в обсуждаемой теме, а его ответы — это желание предоставить читателю объективную и достоверную информацию.

Вы утверждали, что мониторинг происходящего в прессе и комментариях входит в ваши служебные обязанности. Почему в некоторых случаях недостаточно упоминания о проблеме в отчете Калле Кландорфу, который способен прокомментировать ситуацию, что делал уже не раз?

Я не считаю, что есть необходимость загружать вице-мэра рассмотрением и обсуждением каждого отдельного анонимного комментария. У него и помимо этого достаточно работы. Калле Кландорфа больше интересует то, о чем пишут журналисты, ведь именно они влияют на общественное мнение. Хотя стоит заметить, что в своем плотном графике вице-мэр все же находит время на общение с народом. Он часто принимает участие в дискуссиях и отвечает на обращения людей в социальной сети Facebook, а также ведет свой личный онлайн-дневник.

Мониторингом же информационных каналов, а также изучением мнения людей занимаются советники и референты. У них есть свои должностные обязанности, и надзор за прессой входит в их число.

Как на вашу жизнь повлиял тот факт, что ваше имя связывают с ”армией анонимных комментаторов Центристской партии”?

Должны же СМИ каким-то образом привлекать внимание читателей к своим публикациям, и, видимо, волшебное слово ”центристы” всегда действует безотказно, принося редакторам желаемые результаты. Если создать картину того, как большое количество мелких партийных шестеренок с ночи до утра корпят за деньги налогоплательщиков над продуцированием жалких пакостей, то, бесспорно, огромный общественный резонанс гарантирован. Однако создание такого штата псевдодолжностей в мэрии нецелесообразно, да и просто невозможно. Если же распределить эти обязанности между без того загруженными работой советниками и референтами, то, по сути, у них просто не останется времени ни на работу, ни на личную жизнь.

Безусловно, лично мне данная ситуация доставила немало хлопот, так как пришлось отвечать на многочисленные вопросы журналистов, сумевших раздуть из мухи весьма сурового и скверного слона. В результате мне довелось общаться со многими журналистами и репортерами, проявившими к данной теме чрезмерно завышенный интерес. Как правило, критика читателей или же их поддержка сопровождают каждого чиновника, мелькающего в прессе. Так что в моем случае это, наверно, своевременная возможность обрасти толстой кожей, да и хороший жизненный урок. В то же время мне приятно, что мое мнение получило столь высокую огласку, а выводы люди в состоянии сделать сами.

То, что мое имя теперь ассоциируется с Центристской партией, мне, возможно, даже в некоторой мере полезно, так как может положительно сказаться на результатах предстоящих выборов, в которых я планирую принять участие. Но меня несколько тревожит то, как местные журналисты трактуют мою должность. В данном случае я все же выступаю как городской чиновник, а не как представитель той или иной партии.

Когда вы писали статью-мнение на портал Delfi, не боялись ли, что подвергнитесь ”немилосердной” и невежливой критике, о которой упомянули в публикации на портале Kesknädal? Что поставите под удар близких вам людей?

Считаю, что есть большая разница между публикацией единичной статьи, написанной на какую-либо определенную тему, и участием в дискуссиях с анонимными пользователями. Статьи публикуются изо дня в день, сменяя друг друга. Они обретают и теряют свою актуальность. Процесс комментирования, как, впрочем, и некоторые постоянные пользователи, остается. Меняется лишь ”поле боя”. Мои статьи появляются крайне редко. К тому же я уважаю потребность человека выражать личное мнение. Автора же ничто не обязывает читать комментарии по поводу его личных позиций, ведь, опубликовав статью, он не вступает с комментаторами в диалог.

Мониторинг же информационных каналов, затрагивающих рабочую сферу, вынуждает чиновника время от времени заглядывать и в среду комментариев с целью изучения мнения людей. Если при этом еще и высказывается свое мнение, то, написав его, другие читатели обычно оставляют отзывы и также ожидают ответа. В результате этого рождается диалог. Высказывание своего мнения в этой среде, так или иначе происходит в напряженной атмосфере, поскольку люди, не желающие идентифицировать себя, ведут себя достаточно раскрепощенно и весьма легко позволяют себе оскорбления.

Возможность выражения агрессии в интернет-среде служит для таких людей неким ”выхлопом”, позволяющим им избавиться от накопленного негатива, при этом сохраняя анонимность. Безусловно, когда приходится выражать мнение публично и от своего имени, они, как правило, ведут себя более скромно и сдержанно. Поэтому стать мишенью этой анонимной агрессии или нет — решает каждый пользователь лично.

Журналист Delfi Вахур Кооритс писал, что 30 апреля текущего года в вашей служебной инструкции были сделаны изменения. В новой версии есть пункт о ведении дискуссий. Имеется ли в виду анонимное комментирование?

У большинства журналистов, а, следственно, и их читателей сложилось крайне неправильное представление о данной ситуации. Требование вести мониторинг новостных порталов, прописанное в должностных инструкциях некоторых чиновников, освещается в прессе как обязанность комментировать статьи и восхвалять заслуги партии перед народом. Я не раз просила журналистов не приравнивать мониторинг к комментированию, однако все попытки оказались тщетными.

В обязанности некоторых чиновников действительно входит осуществление надзора за новостными каналами, но ни в одном должностном руководстве не прописано требование комментировать эти статьи. Как, впрочем, и нет запрета на данный вид деятельности. А, следовательно, не предусмотрено и никаких санкций со стороны работодателя за комментирование под заинтересовавшей статьёй.

Комментировать что-то или нет, под псевдонимом или нет - это каждый чиновник решает сам.

Я решила сделать работодателю следующее предложение: создать в социальной сети Facebook аккаунт, посредством которого стало бы возможным открытое комментирование. Через социальную сеть идентифицируемый пользователь даст читателям убежденность в том, что автором оставленного мнения является работник мэрии, который располагает необходимыми сведениями, которые касаются его должностных обязанностей.

Такое решение позволит избежать личностной агрессии и критики со стороны других пользователей, которые, высказываясь не самым гуманным образом, будут по-прежнему сохранять свою анонимность.

В данный момент создание такой интернет-среды находится в стадии развития. В социальной сети Facebook уже создан аккаунт Tallinna Infokeskkond. Как он заработает в дальнейшем, станет ясно уже в ближайшем будущем.