Советник Попов: у Посольства России никогда не было, нет и не будет никаких ”своих людей”

 (54)
эксклюзивное интервью
Советник Попов: у Посольства России никогда не было, нет и не будет никаких ”своих людей”
Foto: Julia Kalinina

Delfi публикует интервью с советником Посольства России в Эстонии Василием Поповым. Ответы на вопросы журналиста он дал по электронной почте.

Портал Delfi провел опрос на тему российских соотечественников. Многим непонятно, кого ими считать. Одна дама, например, сомневается, что у нее, русской по происхождению и гражданки Эстонии, есть право считаться соотечественницей. Хотелось бы услышать, что называется, из первых уст, кто такой российский соотечественник и какие у него права и обязанности?

В соответствующих российских нормативных документах понятию ”российские соотечественники” дано совершенно четкое определение — это граждане России, проживающие за ее пределами, а также все те (вне зависимости от нынешнего гражданства и национальности), кто имеют духовную, нравственную и культурную связь с Россией, ее традициями, языком и историей.

Читайте также:

Я бы добавил, что соотечественник — это тот человек, который ощущает себя частью российского народа, сопереживает событиям происходящим в России, а самое главное — считает Россию своей исторической Родиной. Поэтому не следует излишне формализовывать понятие ”соотечественник”, жестко отождествлять его с гражданством. Необходимо понимать суть, которая в двух словах сводится к внутреннему единению конкретного человека с Россией.

Вы — новый посольский куратор темы российских соотечественников в Эстонии. Что думаете о ситуации в нашей русской общине?

Русскоязычное население Эстонии, как мне кажется, не представляет из себя в настоящий момент некую целостную общину. Разобщенность настолько велика, что на сегодняшний день правильней было бы говорить об отдельных социальных или объединенных по профессиональному признаку группах людей из числа русскоязычного населения, например, ветераны, молодежь, работники культуры или образования, которые имеют общие интересы.

Конечно, в рамках этих групп существуют соответствующие организации или отдельные лица, претендующие на выражение интересов данной категории людей. Таких организаций в Эстонии несколько сотен. Некоторые из них состоят из двух-трех членов, но имеют громкие названия. Подавляющие большинство ”лидеров” подобных объединений, исходя, видимо, из собственной самооценки, с трудом идут на диалог друг с другом. Зачастую это вопрос личных амбиций и непонимания того, что подобное поведение просто дискредитирует российский народ, российских соотечественников.

Надо ли эту ситуацию исправлять? Если надо, то как, какие механизмы для этого использовать?

Такое положение дел, на наш взгляд, недопустимо. Сейчас главное — это консолидация общины, сокращение ненужных и ”пустых” соотечественных организаций и объединений. Для чего нужна такая консолидация? Ответ очевиден — для формулирования общих культурных, образовательных, социально-экономических интересов русскоязычного населения, конкретных задач по их отстаиванию и поиску форм взаимодействия внутри общины, с Россией, с эстонским государством и с международными структурами. Механизм по улучшению ситуации только один — внутриобщинный диалог, и как его результат — компромисс.

Одна из основных претензий к Координационному совету российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ) и т.н. соотечественным лидерам в нашей стране — то, что финансирование соотечественных дел непрозрачно и непонятно. Секретарь КСРСЭ Андрей Красноглазов неустанно повторяет, что денег у КСРСЭ нет, что всем ведает Посольство РФ в ЭР. Но оно отчета не дает. Как вы считаете, надо ли людям знать, сколько денег, кому и на что по этой линии выделяется через посольство? И почему именно тем-то и тем-то лицам и организациям? Кто это решает и определяет?

Могу с уверенностью сказать, что КСРСЭ никого не финансирует и никаких средств не распределяет. Это консультативный, координационный орган, мнение которого учитывается при решении вопросов о содействии тем или иным проектам.

В России существуют Фонд защиты прав и поддержки соотечественников, фонд ”Русский мир”, другие организации и объединения. Они занимаются вопросами выделения грантов, оказания адресной помощи и принимают соответствующие решения на основе рекомендаций посольства, которое, в свою очередь, учитывает мнение КСРСЭ.

С другой стороны, в посольстве имеется гуманитарная комиссия, которая регулярно рассматривает просьбы, поступающие непосредственно в его адрес. Хотелось бы отметить, что в нормативных документах четко зафиксированы те статьи расходов, которые могут быть оплачены посольством. Например, мы можем помочь в оплате аренды помещения при проведении того или иного мероприятия, взять на себя расходы по покупке ветеранами букетов цветов и венков в дни памятных дат. При необходимости также допускается оплата транспортных расходов. Конечно, посольство помогает организациям соотечественников приобретать билеты на спектакли, концерты, культурно-массовые мероприятия, включая детские праздники.

Что же касается того, должны ли знать люди, сколько и кому выделяется средств, то, на мой взгляд, гораздо важнее, чтобы наши соотечественники видели непосредственные результаты и конкретную отдачу от проведенных мероприятий, нежели стремились посчитать деньги в ”кошельке” фондов или бюджете Российской Федерации.

Правда ли, что в соотечественном движении у посольства есть ”свои люди”, которые имеют к нему особый доступ, ”пилят” и тратят народные деньги, ездят по конференциям, ходят на фуршеты” (это мнение наших читателей)? Как вы прокомментируете такое мнение?

Наверно, вы понимаете, что мой ответ будет резко отрицательным. У посольства никогда не было, нет и не будет никаких ”своих людей”. Есть руководители общественных организаций, члены КСРСЭ, деятели культуры, наиболее заметные и влиятельные в среде соотечественников фигуры. Скорее всего, именно их вы имели в виду под словосочетанием ”свои люди”. Конечно, они могут кому-то нравиться либо не нравиться, их авторитет кем-то может ставиться под сомнение, точно так же, как и у посольства имеется своя точка зрения по отдельным персоналиям соотечественного движения, которая складывается в процессе контактов с теми или иными людьми.

Наши двери открыты для всех, кто может внести свой посильный вклад в укрепление российско-эстонского сотрудничества, в улучшение жизни русскоязычного населения Эстонии, способен содействовать сохранению исторической памяти, русского языка и культуры среди соотечественников.

Хотелось бы также отметить, что в рамках существующих общественных организаций их членам, как представляется, следовало бы более ответственно подходить к выдвижению своих лидеров, их своевременной ротации. Мы в эти процессы не можем и не хотим вмешиваться, это — дело самих организаций соотечественников. Посольство будет уважать их выбор.

Что лично вы как куратор намерены предпринять, изменить, сделать, чтобы соотечественное движение Эстонии стало, что ли, более симпатичным?

На мой взгляд, для достижения качественных изменений в соотечественном движении в Эстонии требуется только одно — диалог во имя консолидации. Ради этого нужно, как представляется, оставить в стороне личные амбиции и обиды, приложить максимум усилий для выстраивания общей платформы для движения вперед. Помимо этого, существенно призвана измениться работа КСРСЭ с акцентом на отчетно-плановый характер, структурироваться по четко обозначенным направлениям: культура, образование, информационная работа, ветеранское движение и т.д.

Что бы вы переделали, сделали в соотечественной теме по-другому?

Моя задача не заключается в переделке чего-либо. Со стороны посольства мы лишь стремимся способствовать созданию благоприятной среды для развития внутренних процессов в соотечественном движении, совместно избрать верное направление, обозначить нашу позицию.

Василий Александрович Попов — о себе:

Мне 42 года. Родился в Москве. На службе в МИД России с 1995 года. Работал на различных должностях в центральном аппарате министерства, находился в длительных загранкомандировках в Казахстане и во Франции. Женат, имею двух сыновей.