”Соотечественники” — матери с двумя детьми: в оказании финансовой помощи на нас рассчитывать не надо

 (77)
”Соотечественники” — матери с двумя детьми: в оказании финансовой помощи на нас рассчитывать не надо
Foto: Rauno Volmar, Eesti Päevaleht

Случилось так, что Мария (имя изменено) 12 лет прожила в Эстонии по фальшивому паспорту и теперь хочет легализоваться. Без квалифицированного юриста это сложно, а на него нужны деньги. Женщина, которая пока не в состоянии работать, так как одна воспитывает двух маленьких детей, обратилась за помощью в Координационный совет российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ).

”27 ноября прошлого года я написала члену КСРСЭ Андрею Красноглазову и конкретно обозначила, что мне необходима не юридическая, а финансовая помощь, — рассказала Delfi Мария. — Он направил меня к другому члену КСРСЭ Саркису Татевосяну. Я и тому объяснила, что хотела бы, чтобы мне компенсировали расходы на юриста”.

Такое обращение женщина затеяла не на пустом месте. Исполнительный директор российского Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Игорь Паневкин заявлял в СМИ, что при рассмотрении тех или иных проектов и выделении грантов и субсидий, в том числе частным лицам, фонд учитывает мнение координационных советов соотечественников.

Читайте также:

И, например, жителю Кивиыли Артуру Груздеву этот фонд компенсировал расходы на судебные издержки после того, как в эстонском суде ему был предъявлен иск в размере 14 239,77 евро за действия в ходе организации массовых беспорядков в Йыхви в апреле 2007 года.

Почему ”соотечественники” заблокировали просьбу Марии

Саркис Татевосян проявил активность и сказал, что обсудит мой случай с другими членами координационного совета, — продолжила Мария. — Я очень долго ждала ответа и 29 января все-таки сама напомнила о себе. Татевосян признался, что ответ был написан им почти месяц назад и он был уверен, что я его получила. И информировал: ”В оказании финансовой помощи на нас рассчитывать не надо, не сможем помочь”.

”Красноглазов делегировал мне право решить этот вопрос, — подтвердил Саркис Татевосян Delfi. — Желание оказать помощь — просто как человек человеку — имело место быть. Я поставил этот вопрос перед координационным советом. Одним из самых болезненных фактов в данной ситуации явилось следующее — фонд российский, а в действиях Марии налицо состав преступления, связанный с фальсификацией документов. Как под таким соусом можно подать заявку в российский фонд и попросить помочь? Мы не посчитали возможным ходатайствовать перед фондом, имея те обстоятельства, которые были нам представлены”.

На вопрос, как можно рассуждать о составе преступления, если Мария никогда не была даже обвиняемой, и почему нельзя помочь ей, если помогли официально осужденному человеку, Татевосян ответил: ”В вопросе с Груздевым… В период ”бронзовых” событий действия КаПо, связанные именно с этим, в нашей стране не были максимально прозрачными с юридической точки зрения. Сравнивая этап судебных решений по Бронзовой ночи и сталинских ”троек”, говорю, что для меня они одинаковы”.

При этом, член КСРСЭ отметил, что и презумпция невиновности, и приговор суда для него имеют значение.

”Мне, конечно, обидно. Был энтузиазм, надеялась на помощь организации, которая вроде как и должна помогать”, — призналась Мария.

Ее историю читайте ЗДЕСЬ.