Русские школы готовятся к новому учебному году. Учителей не хватает, число учеников снижается, зарплаты растут

 (29)
Esimene koolipäev Tallinna  21. Koolis
Esimene koolipäev Tallinna 21. KoolisFoto: Tiit Blaat

В преддверии нового учебного года мы решили выяснить, какова ситуация с подготовкой к нему в русских школах республики. На вопрсоы Delfi отвечала специалист Министерства образования и науки ЭР Елена Земскова.

Насколько остро стоит вопрос с кадрами для русской школы — где больше всего не хватает учителей, какая педагогическая специальность самая востребованная. Какие еще проблемы, помимо нехватки кадров, есть у русских школ?

И у русских, и у эстонских школ, в том, что касается кадров, проблемы в общем-то одни и те же, речь идет об учителях школ Эстонии в целом. Учет того, какие конкретные вакансии и в каких именно школах существуют, министерство не ведет — речь идет о трудовых отношениях, поиск и подбор кадров — задача директора, и так как большинство общеобразовательных школ у нас муниципальные, такую информацию следует узнавать у содержателей школ, то есть местных самоуправлений.

Необходимость в учителях разных специальностей в разных регионах — разная. Например, в Тарту и Таллинне нужны учителя физики, технологии, географии, в Нарве — обществоведения, истории, технологии, в Пярну — французского языка, истории, музыки и физики. В русскоязычных учебных заведениях по-прежнему не хватает учителей, которые владеют эстонским языком на должном уровне — почти у 2000 учителей, которые сейчас работают в школах, уровень владения языком не соответствует требованиям.

Средний возраст учителя в Эстонии в прошлом учебном году составлял 48 лет. Контингент учителей стареет, растет доля тех, кто работает в школе в возрасте 65 лет и старше, что напрямую связано с общими тенденциями — стареет население, людей трудового возраста становится меньше, работать приходится дольше. Сфера образования не является исключением.

Разумеется, следует работать над тем, чтобы у учителей была смена — чтобы молодые люди, в первую очередь лучшие выпускники школ, хотели идти работать в школы. Одна из проблем, которая препятствует тому, чтобы молодые учителя находили себе работу, связана с организацией труда в школах и тем, как курируют работу подведомственных школ местные самоуправления — очень много учителей в Эстонии работает с частичной нагрузкой.

Если смотреть на цифры, то на самом деле в Эстонии работает порядка 15 000 учителей, при этом рабочих мест в общеобразовательных школах насчитывается около 12 300. Это значит, что и вакансии в школах зачастую открыты на работу с частичной нагрузкой и соответствующей зарплатой, что не мотивирует молодых учителей идти работать в школы.

Молодежь ждет от школ того же, что и от других работодателей — помимо достойной зарплаты нужны еще и карьерные перспективы, гибкое отношение со стороны руководства, хорошая рабочая среда. Школы и их содержатели должны понимать, что для того, чтобы получить хорошего учителя, им приходится конкурировать не только с другими школами, но и с работодателями из других сфер деятельности. При этом школы должны думать и о том, как оказывать поддержку молодому учителю, чтобы через несколько лет работы он не ушел на другую должность. Большое значение имеет и общая школьная культура, отношение к работе учителя в обществе.

Платить стали больше

Зарплата учителей за последние пять лет выросла почти на 60% — если в 2012 году средняя брутто-зарплата учителя муниципальной школы составляла немного большим 800 евро, то в 2017 году — 1281 евро, то есть 105% от средней зарплаты в стране. Увеличение зарплаты учителей по-прежнему в приоритете, цель — сделать так, чтобы к 2020 году средняя зарплата учителя была равна или превышала среднюю зарплату работника с высшим образованием и составляла 120% от средней зарплаты в Эстонии. С учетом того, что средняя зарплата в стране быстро растет, сделать этот будет непросто. Значительно выросла, например, и зарплата воспитателей детских садов — для того, чтобы мотивировать местные самоуправления подтянуть уровень зарплаты воспитателей к уровню зарплат школьных учителей, им выделяются дополнительные средства.

Небольшой положительный сдвиг наблюдается в том, что касается конкурса при поступлении в вузы на педагогические специальности. В 2016 году он был ниже среднего (средний показатель 1,0, на специальность учителя — 0,9), но в 2017 году он сравнялся со средним показателем. Конкурс растет на учебные программы педагогов как дошкольных учреждений, так и учителей общеобразовательных школ и профессиональных училищ.
В качестве положительного момента можно отметить то, что учителя русскоязычных школ в последние годы проявляли большую активность при участии в различных курсах дополнительного образования.

В среднем 79% учителей русскоязычных школ в период с 1 сентября 2014 по 31 августа 2017 принимали участие в курсах (общий показатель по всем общеобразовательным школам составляет 73%). Активнее всего — учителя русскоязычных школ в Ида-Вирумаа, если смотреть на объемы пройденных курсов — средний объем пройденных курсов у учителей русскоязычных школ Ида-Вирумаа составляет 55,3 академических часов (средний показатель по всем общеобразовательным школам — 51 академический час, по русскоязычным — 52,7).

Также, чтобы поддержать преемственность поколений учителей в школах, государство проводит несколько отдельных программ — дополнительные курсы для опытных директоров школ, чтобы они могли стать наставниками для более молодых, программы для свежеиспеченных и потенциальных директоров школ, возможности стажировки за границей.

Пособия и премии

В этом году расширился круг тех учителей, кто может ходатайствовать о подъемном пособии — оно предназначено для молодых педагогов и опорных специалистов, которые идут работать в школу непосредственно после окончания вуза, и составляет почти 13 000 евро. Если раньше пособие получали те, кто работал в школах за пределами крупных городов, то с этого года пособие выплачивается и тем, кто идет работать в школы Таллинна и Тарту.
Однако, как уже было сказано, важно не только то, чтобы работа учителя достойно оплачивалась, но и то, чтобы и общество, и сами учителя лучше понимали ценность своего труда.

В этом году впервые будут выплачены государственные премии в рамках ежегодного мероприятия ”Учитель года” на общую сумму более 155 000 евро. Начиная с этого года распоряжением Правительства будет ежегодно присуждаться одна государственная ”Премия за пожизненный вклад в образование” и до девяти т.н. ”премий года". Размер государственной ”Премии за пожизненный вклад в образование” составляет 65 000 евро, премии года — 10 000 евро.

”Учитель года” и государственные премии.

Подъемное пособие для учителей.

Какие еще проблемы, помимо нехватки кадров, есть у русских школ? Какие успехи или достижения можно отметить в их развитии в последнее время?

Равно как с вопросом нехватки учителей в школах, мы рассматриваем все школы страны в целом, ведь они работают по одним и тем же учебным программам, все являются частью эстонской системы образования, и победы и проблемы у них тоже общие.

Если говорить, например, об успехах Эстонии в тестировании PISA, которыми у нас есть все основания гордиться (1 место в Европе, 3 в мире), то тут действительно есть разница в том, какие результаты показывают учащиеся основных школ с разным языком обучения — учащиеся русскоязычных школ показывают результаты средние по ОЭСР, результаты эстоноязычных — выше среднего. Разница в знаниях между 15-летними ребятами из школ с эстонским и русским языками обучения составляет примерно один учебный год. При этом за последние годы отмечается улучшение результатов русскоязычных школ в математике и функциональном чтении.

Разумеется, нельзя обойти стороной и вопрос владения выпускниками русскоязычных школ эстонским языком. Для решения этой проблемы предпринимаются разные шаги — например, планируется внести изменения в закон, согласно которому в детсадовских группах с русским языком обучения будет работать дополнительный учитель эстонского языка, ведь чем раньше начинать изучение иностранного языка, тем легче его усвоить.

По сравнению с 2011 годом доля выпускников русскоязычных основных школ, владеющих эстонским языком на уровне как минимум В1 увеличилась незначительно (56% — 2011, 57% — 2017). При этом если смотреть именно на результаты учащихся, чьим родным языком не является эстонский, независимо от того, учатся они в школе с русским или эстонским языком обучения, или по программе языкового погружения, то в 2017 году эстонским языком на уровне как минимум В1 владели 65,7% учащихся. Хорошие результаты показывает программа языкового погружения — среди выпускников как минимум уровня В1 достигают 86%. В этом учебном году порядка 30% всех учеников, чьим родным языком не является эстонский, учились в эстоноязычных школах или классах языкового погружения, в последние годы растет именно количество учеников с эстонским языком обучения. Это показывает, что интерес к изучению эстонского языка растет.

Есть информация, что в Нарве после создания государственной гимназии придется закрыть 2 школы. Это так, и если да, то ведется ли какой-то анализ, планирование и т.п. на этот счет? Что вообще с планами по созданию госгимназий? Где они в итоге будут строиться и как?

Новость о закрытии двух нарвских школ появилась в СМИ в связи с ходатайством города о дополнительных средствах на ремонт школы. Для получения этих денег в соответствии с правилами выделения подобных субсидий нужно обосновать, как использование запрашиваемых средств улучшит школьную сеть региона. Приведение в порядок школьной сети — это сфера ответственности местного самоуправления, ее содержание относится к компетенции муниципальных властей. Государство не вмешивается в этот процесс и не принимает решений о том, какую школу, скажем, отремонтировать, а какую — закрыть.

Местные самоуправления, исходя из особенностей города или волости, сами решают, какие образовательные учреждения и в каком количестве соответствуют потребностям их жителей. Большая часть средств в подобных программах поступает из социальных фондов ЕС, и при выделении самоуправлениям дополнительных денег на ремонт или реновацию школ в первую очередь учитывается, насколько целесообразно запланированное использование этих средств. Местные самоуправления знают об условиях, на которых выделяются средства, и сами принимают соответствующее решение.

При строительстве государственных гимназий состояние школьной сети в регионе является, несомненно, определяющим обстоятельством. Общая цель — чтобы к 2020 году в каждом уездном центре страны работала госгимназия. Государственные гимназии строят в местных самоуправлениях, где уже принят план реорганизации школьной сети, то есть понятно, какие школы продолжат работу и в каком виде, какова роль госгимназии в качестве учебного заведения в данном регионе. При этом учитывается влияние новой школы на регион, экономическая целесообразность, демографические прогнозы и т.д. Cейчас в стране работает уже 12 государственных гимназии, в этом году открываются еще три — в Рапла, Пайде и Виймси, к 1 сентября 2019 года должна быть готова государственная гимназия в Кохтла-Ярве.

Имеются ли у министерства сведения о том, как идут дела у тех школ, которые получили разрешение оставить русский язык как основной и доп.средства на обучение эстонскому языку?

В трех школах, которые участвуют в пилотной программе, продолжается работа над улучшением обучения эстонскому языку (о конкретных шагах лучше спросить сами школы), также в этом учебном году было проведено тестирование уровня владения эстонским языком семиклассниками, которые и являются непосредственными участниками программы. Проект продолжается.

Сколько учеников пойдет в русские школы Эстонии в этом году?

Точное количество учащихся, которые будут учиться в наших школах в новом учебном году, станет известно только ближе к концу осени, когда от местных самоуправлений поступят обновленные данные. Сейчас у нас есть только приблизительные цифры — согласно прогнозу, в школах Эстонии в этом году будет порядка 150 790 учащихся, что несколько больше, чем в этом году (147 849), и в ближайшие годы количество учащихся будет расти до 2023 года, потом постепенно начнет сокращаться.

Численность учащихся в русских школах Эстонии
СПРАВКА

Согласно предоставленным Министерством образования и науки данным, по сравнению с 2011/2012 учебным годом, в минувшем году общее число первоклассников во всех школах страны увеличилось с 13260 до 15457 человек (+2197). За тот же период в русских школах число первоклассников держалось примерно на одном уровне, но в этом сократилось с 2722 (2011/2012 уч.г.) до 2373 (2017/2018 гг). В то же время растет число учащихся, чей родной язык не является эстонским, но при этом они поступают в школы с эстонской программой.

Тем временем численность учащихся в школах с русским языком обучения растет лишь в Таллинне. За последние 10 лет она возросла на более чем на 2 тысячи человек, достигнув в 2017/18 учебном году отметки в 12681 ученика.

В Ида-Вирумаа же картина кардинально иная. В Нарве за последние 10 лет общее число учеников русских школ сократилось почти на тысячу человек. В минувшем учебном году здесь за партами сидели 3804 ученика. В Силламяэ их было 916 (почти на 150 человек меньше, чем в 2007/2008 гг). В Йыхви в 2017/18 гг в русской школе было 340 учеников, 10 лет назад - почти на 50 больше. Еще более показательна ситуация в Кохтла-Ярве, где за последние 12 лет число учеников в русских школах сократилось более, чем на тысячу человек. В 2005/2006 гг. их было 2974, а в минувшем учебном году - 1919.

В соседнем с Таллинном городе Маарду численность учащихся русских школ последние 10 лет держится примерно на одном уровне, то незначительно повышаясь, то снижаясь от года к году. В 2007/2008 учебном годы здесь было 856 учеников, а в 2017/2018 гг. - 881.