"Русские должны быть активнее, хотя время борьбы упущено"

 (51)
"Русские должны быть активнее, хотя время борьбы упущено"
Foto: Andres Putting

"Должны ли мы, эстонцы, определять, а люди из русской общины нас слушать, каким должно быть будущее иноязычного образования? На самом деле необходимо все же очень активное участие самих русских, проекты с их стороны", — рассуждал на дебатах о будущем иноязычного образования в Эстонии социал-демократ Пеэтер Крейцберг.

Вместе с тем Крейцберг считает: "Время борьбы, честно говоря, упущено. Если сейчас начать круто противостоять, то я бы сказал — где вы были, когда было самое время бороться?"

Крейцберг напомнил, как в 1993 году по инициативе Партии национальной независимости Эстонии Рийгикогу принял закон, в соответствии с которым к 2000 году все среднее образование в Эстонии должно было стать на 100% эстоноязычным. "После этого ничего особенного не случилось, там-сям отдельные предметы стали преподавать в русских школах на эстонском языке, любимым стала физкультура", — добавил он.

"К 2000 году мы никуда не пришли, следовательно, изначальный мотив был все же политическим, — признал депутат Рийгикогу. — И это можно понять, так как, если вы помните в советское время, многих пожилых людей принуждали говорить по-русски, чего они в своих ежедневных делах были совершенно не в состоянии делать. Без сомнения, в 93-м году речь шла об очень мощной эмоциональной ответной реакции. Это точно не было педагогическим решением, так как последнее предполагало бы продуманность, подготовку учителей для преподавания на эстонском языке, размышления, возможно ли в Нарве учить 95% населения на эстонском, а не на родном языке".

Читайте также:

По словам Крейцберга, в 2003 году Рийгикогу вернулся к теме и постановил, что в гимназической ступени иноязычных школ на эстонском языке должны будут преподавать 60% предметов.

"Наша цель — чтобы все люди в Эстонии умели говорить по-эстонски хотя бы на уровне делопроизводства. Язык легче всего выучить в детском саду и основной школе, а вовсе не в гимназической ступени. А у нас начали с гимназии и вузов. Недавно я разговаривал с проректором Таллиннского технического университета, который рассказал, что они вновь увеличивают удельный вес обучения на русском языке для того, чтобы давать качественное образование", — сказал Крейцберг.

"Мне даже неудобно, когда кто-то говорит, что эстонский язык в Эстонии не нужен, — взял слово депутат от Центристской партии Владимир Вельман. — Другое дело, как запланирована реформа образования. Ее самая большая ошибка в том, что обучение на эстонском начинается "наверху", а предварительная работа не проделана. Мы, к сожалению, проспали начало, занимались другими вещами. А должны были сразу наладить обучение эстонскому языку, как положено. Во многих иноязычных школах поначалу не было даже преподавателей эстонского. И вот сегодня вопрос вопросов, как обучить детей эстонскому языку без ущерба для качества образования. Начинать надо снизу, с классов языкового погружения".

Пеэтер Крейцберг подытожил: "Чтобы двигаться дальше, надо сходить в русские школы и посмотреть, как там обстоят дела. Самое важное, чтобы ученик понимал предмет. Та же физика не должна быть дополнительным уроком эстонского языка, где от физики ничего не остается".