Рождественское чудо: как врачи вернули 16-месячного мальчика с того света

 (27)
Рождественское чудо: как врачи вернули 16-месячного мальчика с того света
PERH/Erakogu/Karin kaljuläte

В прошлом году под Рождество в Северо-Эстонскую региональную больницу (PERH) поступил 16-месячный мальчик в состоянии комы, у которого не было ни одного видимого повреждения, пишет Eesti Ekspress.

Тимур родился на минуту позже своего брата-близнеца Арманда. Ходить братья начали одновременно — в девять месяцев. О мальчиках говорили ”шило в попе”. ”Очень активные молодые люди”, — рассказывает мама Алена Давлецанова о своих сыновьях, которым сейчас 2 года и 4 месяца. Затем женщина неожиданно замолкает и не может вымолвить ни слова, ведь год назад могло случиться самое страшное…

”Дыши, дыши!”

Семья проживает в Маарду. 23 декабря утром дети рано встали и стали ходить по комнате, как вдруг Тимуру на глаза попался стеклянный стол. Мальчик потянул за стекло, оно сместилось и придавило его. Он упал без сознания на пол.

”Ребенку на горло упало стекло”, — поступил в 7:11 в Центр тревоги звонок от папы мальчика. Вызову был присвоен самый высокий уровень приоритета — D. Отец оставался на связи с медиком центра: ”Дышит с паузами и редко”. Врач сказал, что главное — его не двигать.

Читайте также:

”Дыши, дыши!” — умоляли ребенка родители, пока врач сообщал им время прибытия бригады: 8 минут, 5 минут… Казалось, время тянется вечно.

”Он дышит, — докладывал отец врачу. — Но он обмяк, не двигается и находится без сознания”.

В 7:28 находящаяся в пути бригада скорой вызвала себе на подмогу реанимобиль с врачом.

В 07:41 скорая прибыла на место. Ребенок дышал, но диагноз был неясен. На его теле не было ни одного видимого повреждения. Прибывшая на место реанимационная бригада во главе с доктором Андрусом Реммельгасом забрала ребенка и направилась обратно в Северо-Эстонскую региональную больницу. Вызову был присвоен красный уровень, так что все силы отделения экстренной медицины были брошены на оживление Тимура.

Никаких внешних повреждений

Получив сообщение о пациенте в крайне тяжелом состоянии, руководитель центра экстренной медицины профессор Пеэп Тальвинг поспешил на место. Он принимает участие почти во всех сложных операциях в PERH, анализирует их и пишет научную работу.

PERH делит зал для оживления с находящейся в соседнем здании Таллиннской детской больницей. Если поступает ребенок в тяжелом состоянии, то об этом сообщают и туда, и на место прибывают детский анестезиолог и хирург. Так было и в этот раз.

При поступлении в больницу Тимур находился в коме. Верхняя часть его туловища имела синеватый оттенок. Медики раздели ребенка, но не обнаружили на его теле ни одного синяка или ссадины.

MITTE ÜHTEGI KRIIMU: Timur haiglasse saabumisel.

”Если бы у него была ссадина на груди или на животе, это дало бы нам немного информации о расположении и характере травмы. Но не было ничего!”, — говорит Тальвинг.

Детский анестезиолог Пирет Хермансон подключает ребенка к аппарату искусственного дыхания, чтобы защитить его дыхательные пути. Радиолог делает УЗИ грудной клетки и брюшины. Но мистика продолжается — нигде ничего нет, лишь в области сердца просматривается ”маленькая полоска жидкости” и ”какая-то лишняя ткань”.

Остановка сердца

После недолгих раздумий медики решают сделать компьютерную томографию, которая показывает, что пострадало либо сердце, либо крупные кровеносные сосуды. Тальвинг по-прежнему считает повреждение сердца нереальным, так как в этом случае ребенок уже давно бы умер. Он вызывает кардиохирурга Гюнтера Таала, а также молодого хирурга Карла-Гуннара Исанда и врача отделения интенсивной терапии Мари-Лийз Ильмоя.

TIPPTASEMEL MEESKOND: Timuri operatsioonil osales ka kardiokirurg Günter Taal. Tiit Blaat
INTENSIIVRAVIARST:Lastehaiglastruttas kohale Mari-Liis Ilmoja. Karin Kaljuläte

Начинается подготовка к операции — хирургам предстоит вскрыть грудную клетку и добраться до сердца. В тот момент, когда Тальвинг берет скальпель, чтобы сделать надрез, ”зубцы” на кардиомониторе сменяются мерцанием.

Сердце Тимура остановилось. В критические моменты разговаривать в операционной могут только три врача. Ахи-охи запрещены. Работа не останавливается. Врачи продолжают ”прокладывать дорогу” к сердцу ребенка. Это вопрос нескольких секунд. Добравшись до того, что искал — разрыва в предсердии — Тальвинг закрывает отверстие пальцем и правой рукой начинает массировать сердце. И оно вновь начинает биться!

HETK TIMURI OPERATSIOONILT: Kriitilistel hetkedel on operatsioonitoas luba rääkida vaid kolmel arstil.Ahhetamised on keelatud. Töö ei peatu.

”Этот ребенок будет жить!” — сообщает он находящимся в операционной.

Сердце Тимура активно бьется. Хирурги оперируют отверстие, проводят дренаж сердечного мешка и грудной клетки и закрывают ребра и кожу. Состояние ребенка стабилизируется. Его переводят из операционной в отделение интенсивной терапии детской больницы.

Рождественский подарок всем

На следующий день — в рождественский сочельник — ребенка снимают с аппарата искусственного дыхания, и он начинает дышать самостоятельно. Мама показывает ему на планшете мультик ”Маша и медведь”. Он с интересом его смотрит.

”Этот мальчик восстал как феникс из пепла, — говорит Тальвинг. — Настоящий рождественский подарок нам и его родителям”.

Через семь дней — в новогодний вечер — Тимур своим ходом покидает больницу.

Профессор Тальвик неоднократно анализировал данный случай и до сих пор корит себя за то, что позволил сделать компьютерную томографию и потерять таким образом 10 критических для спасения жизни минут.

”Профессиональный хирург экстренной медицины при подозрении на повреждение сердца бежит в операционную, а не на компьютерную томографию”, — рассуждает он, в очередной раз рассматривая фотографии и пытаясь найти на теле мальчика хоть какие-либо синяки. ”Но нет, вы же видите. Не было ни одного знака, указывающего на повреждение сердца… Только маленькая полоска на ультразвуке. Совершенно непонятно, что это”, — сокрушается профессор.

SALAPÄRANE AUK: Auk südamekojalei näidanud end ei ultrahelis egakompuutertomograafis.
LAIA PROFIILIGA: Professor Peep Talving opereerib tavaliselt kõiki südame - vigastusi. Karin Kaljuläte

Редкий случай

Тальвинг описал данную историю в своей статье для издания Journal of Pediatric Surgery Case Reports. Случай представляет интерес для мировой общественности с нескольких сторон. Во-первых, насколько известно, Тимур стал самым молодым пациентом в мире с тупой травмой сердца. Во-вторых, он выжил, а ведь большинство пациентов не доезжают до больницы живыми. В своей статье Тальвинг называет еще некоторых коллег, внесших в оживление Тимура свою лепту: Сандра Теппо, Эраст-Хенри Ноор, Стен Саар, Рейн Крууза, Кристьян Каллинг.

”Я бы сказала, что удаче тоже должно быть место в этой жизни”, — комментирует удачный исход Мари-Лийз Ильмоя. Тимуру повезло со многими вещами: с тем, что необходимые специалисты не уехали в рождественский отпуск; с тем, что помещение оказалось свободным; с тем, что что весь персонал не был занят еще каким-нибудь серьезным случаем….

Маме Тимура очень тяжело вспоминать те события. ”Все произошло так быстро, за пару секунд, на наших глазах. Но мы не успели отреагировать, и наш ребенок так сильно пострадал”, — говорит она.

NAERATUS HAIGLAS: Olukord, mis ühel hetkel tundus lootusetu, sai õnneliku lõpus. Timur võib igatahes rahul olla. Erakkogu

О том, насколько критической была ситуация в операционной, Алена узнала позже.

Многое повидавший в своей практике профессор Тальвик называет произошедшее чудом.

”Этот ребенок должен стать пастором или кем-нибудь в этом роде, ведь ему, пройдя многие коридоры, удалось вернуться к жизни”, — сказал доктор.