Российский политолог: Россия не готовится сейчас ни к одной войне, это не в ее интересах

 (53)
интервью
Victory Parade's general rehearsal on Red Square
Victory Parade's general rehearsal on Red SquareFoto: Mikhail Fomichev, RIA Novosti

Изучающий внешнюю политику и систему безопасности России гостевой профессор Тартуского университета Андрей Макаричев признает в интервью Eesti Päevaleht, что, несмотря на успешные шаги в проведении реформы российской армии, Россия воинственна, скорее, на словах, чем на деле, и воевать страна не хочет. Однако к этому ее могут принудить дислоцированные на ближайших территориях воинские части.

В последние недели активную полемику в Эстонии вызвали высказывания министра обороны Урмаса Рейнсалу о том, что Эстония нуждается в большем присутствии войск НАТО и наш регион — единственный, где военный перевес не в пользу НАТО. Он прав? 

Сказанное Рейнсалу ясно отражает неуверенность, которую чувствуют многие эстонские политики. Логично также, что эти высказывания русских раздражают. С другой стороны, Россия уже использовала все свои рычаги давления — ракеты в Калининградской области уже установлены, защитные меры против предприятий Эстонии предприняты. Больше ничего не сделать. 

То есть реальной угрозы нет?

Да, это не в интересах России.

Получается, что Россия слишком слаба? Недавно вы писали, что в 2008 году боеспособными были менее 15% подразделений российской армии, кое-где — только 7%. Несмотря на некоторые успехи военной реформы 2012 года, удавшейся ее все же не считают. Как вы оцениваете военную мощь России? 

Цифры верны. Я не верю, что Россия готовится хотя бы к одному военному конфликту. Последний реальный конфликт — это была война в Грузии в августе 2008 года, однако и она продолжалась лишь пять дней. Но однозначно то, что политически Россия чувствует себя сейчас очень уверенно, и ей нравится это показывать — хотя бы простой демонстрацией оружия в регионе Балтийского моря. Это, по российской логике, ответ на присутствие НАТО в соседних государствах. 

Технически Российские вооруженные силы передислоцированы и сосредоточены на окраинных территориях. Очень активная деятельность идет сейчас в Приднестровье и Армении — однако на самом деле это означает для России большую политическую и военную неуверенность. 

Вы имеете в виду местные конфликты, где Россия обязана вмешиваться? 

Да, больше всего тревожусь сейчас именно за Армению.  В случае возможного конфликта между Арменией и Азербайджаном вмешательства России избежать нельзя. Тогда Россия вступила бы в войну не только с Азербайджаном, но автоматически и с Турцией. А Турция — член НАТО. Надо ли нам это? Нет. Это никак не в интересах России. Нагорный Карабах — не то место, где должны умирать российские солдаты. 

Возвращаясь к разговору о вооруженных силах, хочу спросить, насколько изменилась российская армия за 20 лет — по сравнению с тем временем, когда еще там служили эстонцы?

Российская армия, конечно, не самое популярное место. Во всяком случае многие до сих пор стремятся "откосить" от службы. И я не удивляюсь, это место небезопасно. С другой стороны, есть и хорошие новости, поскольку теперь имеется возможность альтернативной службы. Говорят также о контрактной армии, что стратегически возможно, но в ближайшее время нереально. 

Поговорим о внешней политике шире. Прошедший год считают исключительно  победоносным для Путина. Вы согласны? 

Нет. Я не считаю деятельность Путина ни в случае с Сирией, ни в случае с Украиной победой. Сирийский конфликт никуда не делся, бомбы взрываются, и люди убивают друг друга каждый день. Войну не остановили. Единственное, что остановили частично, это внешнее вмешательство, однако американцы его все равно не хотели. Это не победа. 

А то, что Украина, по крайней мере сейчас, повернулась к ЕС спиной?

В долгосрочной перспективе Украина для России — не победа, а проблема. Почему? Потому, что по сути Россия сейчас просто покупает лояльность обанкротившихся стран, а это неразумно. Россия дает Украине 15 млрд евро, откуда эти деньги? Из системы соцобеспечения самих россиян. Проще говоря, из-за этого часть денег не поступит в пенсионные фонды и кошельки российских пенсионеров.  Так Россия и скупает ближайшие государства. А что будет, когда деньги закончатся? Та же схема действовала в Советском Союзе, который стал разваливаться сразу, как только экономика начала серьезно падать. И такое же будущее может ожидать Россию. Поэтому цена Украины просто слишком высока,  Россия не может позволить себе Украину.

Россия активно занимается созданием Евразийского союза. Что это будет за союз?

После Олимпиады в Сочи Евразийский союз — самая важная тема для России. Я считаю, что в виде таможенного союза это реально и даже разумно. Тем более, что уже сейчас есть интерес, например,  у Вьетнама, Израиля и Турции. 

Из-за чего во внутренней политике Путин должен беспокоиться?

Невзирая на протесты последних лет, система на самом деле стабильна. Конечно, есть люди с разными точками зрения, однако то, выглядят ли проценты 50/50 или 20/80, в этом контексте неважно. Поэтому я не верю, что в ближайшее время запахнет революцией или иными радикальными переменами. Но вот серьезная проблема — это то, что Россия начинает все больше быть Путину не по силам, она разваливается. Проблема не в желании какого-либо региона отделиться, а в раздробленности. Экономический рост государства замедляется. Иммиграция из Китая и других стран на Дальнем Востоке все увеличивается. В то же время инфраструктура государства в плохом состоянии, и многие люди вообще никогда не бывали в европейской части России и не понимают, что происходит в государстве в целом. Так сложно удержать страну единой. Вместо ближайших соседей Путин должен больше думать о внутренних проблемах. 

Но с путинской риторикой это не вяжется. Когда-нибудь, при новом лидере, внешнеполитические амбиции России могут стать менее важными? 

Путин — не проблема, и дело не только в его политике. Проблема в том, кто придет после него. Уже сейчас меня беспокоит, что у него за спиной — множество более радикальных деятелей. Возьмем хотя бы Дмитрия Рогозина, который в несколько раз антизападнее, чем Путин. Также от более молодых политиков России исходит все больше национальных настроений и отношения к русским России. В то время как иммиграция из других стран очень велика. Это может вновь создать для России в будущем внутриполитические проблемы.