Российский эксперт: учитесь у Европы в конце концов, не надо этой балтийской местечковости!

 (33)
Российский эксперт: учитесь у Европы в конце концов, не надо этой балтийской местечковости!
Foto: Tanel Meos

"Учитесь у Европы в конце концов, не надо этой балтийской местечковости! Такая структура как полиция безопасности должна заниматься борьбой с терроризмом и шпионажем, а не политическим сыском. Я — не разведчик, я — журналист", — заявил вчера российский военный эксперт Игорь Коротченко.

Он — председатель Общественного совета при Министерстве обороны РФ, директор Центра анализа мировой торговли оружием и главный редактор журнала "Национальная оборона" — надеется, что официальные структуры Эстонии принесут ему извинения, "правительство надавит на КаПо с тем, чтобы сообщение об аннулировании визы Коротченко было изъято из Шенгенской базы", а полиция безопасности возместит ущерб, который он понес в результате выдворения из Эстонии.

Коротченко все же провел заявленную встречу в Международном медиаклубе "Импрессум". Но сделал это в режиме видеоконференции, уже находясь в Москве.

Читайте также:

Как уже сообщалось, вечером 6 мая из Таллинского аэропорта Игоря Коротченко не выпустили. Департамент полиции безопасности аннулировал
Шенгенскую визу гостя клуба "Импрессум".

"Михкельсон был бледный и просил прощения"

В Таллиннском аэропорту Коротченко встретил председателя комиссии по иностранным делам Рийгикогу Марко Михкельсона, который как раз прилетел с семьей из Италии. По словам Коротченко, они знакомы 18 лет, и, конечно, россиянин обратился к Михкельсону за помощью, чтобы как-то разрулить недоразумение.

Как рассказала член правления медиаклуба "Импрессум" Галина Сапожникова, Михкельсон позвонил министру внутренних дел Вахеру, но ничего не удалось сделать. Сапожникова сказала, что Михкельсон выяснил — визу Коротченко аннулировали уже за несколько дней до этого. "Михкельсон был бледный и несколько раз просил у Игоря прощения", — отметила Сапожникова.

Московскому гостю выдали талоны на питание, определили комнату, не разрешили выходить в город, куда он, как и вообще в Эстонию, прибыл в первый раз. Потом отправили домой.

"Представляете, какой шум поднялся бы в Эстонии и Европе в целом, если бы в аэропорту Шереметьево так обошлись с эстонским журналистом? Почему же КаПо позволяет себе такие откровенные и наглые выходки? Я встретил знакомого эстонского дипломата, он предложил пообедать вместе. Это нормальная практика. Почему же КаПо позволяет себе снимать российских дипломатов при контакте с представителями эстонских легальных партий?" — прокомментировал Коротченко.

"Где гарантия, что КаПо не прослушивает премьер-министра Эстонии?"

"Я с 94-го года занимаюсь военной аналитикой и журналистикой, посетил более 50 стран мира, ни одна из них не чинила мне препятствий, месяц назад вернулся из Франции, — продолжил он. — В Эстонии у меня много знакомых — и достаточно высокопоставленных (имен называть не хочу, чтобы не нанести ущерб) — с тех времен, когда в 90-е годы я был частым гостем на официальных мероприятиях в Посольстве ЭР в Москве. Хотел повидать их здесь".

Коротченко подчеркнул: "Не имея прямого доступа к документам КаПо, все-таки рассчитываю на то, что существующая в эстонском парламенте профильная комиссия, которая занимается в том числе и контролем за деятельностью КаПо, найдет в себе силы и возможности задать вопрос господину Райво Аэгу (генеральный директор Департамента полиции безопасности. — Ред.), какова причина той ситуации, которая сложилась в преддверии инаугурации Владимира Путина, потому что в данном случае я считаю, что эстонская контрразведка подставила правительственные структуры Эстонской республики, проведя воскресную операцию".

По мнению Коротченко, необходимо усиление парламентского контроля за деятельностью КаПо: "ФСБ, другие ведомства, российские министерства находятся под таким общественным контролем. А где гарантия, что КаПо не прослушивает премьер-министра Эстонии, журналистов? Генеральный директор КаПо как минимум должен получить предупреждение о неполном служебном соответствии от премьер-министра Эстонии или от министра внутренних дел Эстонской республики".

Что могло встревожить полицию безопасности?

Какую цель визита Игоря Коротченко в Эстонию полиция безопасности посчитала истинной и что, по его предположению, могло так ее встревожить?

"Я, разумеется, думал над сложившейся ситуацией, — начал он отвечать на вопрос Delfi. — Есть две версии. Первая — это то, что я называю эксцессом исполнителя. Это когда некое подразделение в структуре полиции безопасности Эстонии, очевидно, представило наверх — генеральному директору полиции безопасности — некий документ, о характере которого я могу только догадываться, относительно того, что я не тот, за кого себя выдаю. Если такая ситуация действительно имела место, то, к сожалению, профессионализм эстонской контрразведки я могу оценить как крайне низкий. Простой мониторинг интернета совершенно четко может показать, чем и как я занимаюсь последние 18 лет. Я поддерживал достаточно близкие контакты с целым рядом эстонских дипломатов, ни один из них не может заявить, что я его вербовал в Москве либо склонял к государственной измене. Тем более, что часть этих дипломатов сегодня работает на достаточно высоких постах в целом ряде ведомств Эстонской республики, которые отвечают за внешнюю политику и государственную безопасность. 

Вторая версия: это была сознательная политическая акция, которая была предпринята полицией безопасности Эстонии в продолжение недружественных акций, которые были на протяжении последних нескольких месяцев. В данном случае мы являемся свидетелями того, что правительственные ведомства Эстонии оказываются заложниками той политики, которую инициирует в отношении Российской Федерации полиция безопасности Эстонии".