Реэт Куду: у меня все же сохраняется вера в Эстонию, и я хочу, чтобы и у русских она была

 (89)
Реэт Куду: у меня все же сохраняется вера в Эстонию, и я хочу, чтобы и у русских она была
Foto: Annika Haas, Eesti Ekspress

Несмотря на то, что в новом романе эстонской писательницы Реэт Куду „Pidu kaugel enesest" ("Праздник, который далеко от тебя") полным-полно рассуждений и выводов, которые в корне расходятся со взглядами нынешних властей, с изданием книги в Эстонии, по признанию автора, не было никаких проблем. "Поэтому у меня все же сохраняется надежда, вера в Эстонию, и я хочу, чтобы и у русских она была", — говорит Куду.

На героиню романа — Крыыт Туузе — в самом конце повествования совершают покушение. Считает ли Реэт Куду, что за угрозами в комментаторской среде действительно может последовать убийство?

"Я думаю, что литература и жизнь — две совершенно разные вещи, — отвечает она. — Литература должна быть увлекательной, поэтому я так написала. Но полагаю, что в жизни можно убить и за менее значительную вещь. Это я ощущаю постоянно и, например, в Ласнамяэ, что находится в полнейшем противоречии с той общей позитивностью, с какой пишут о нас — русских и эстонских литераторах.

Одним словом, я вижу, что русские люди не знают обо мне ничего, о том, что я пишу. Но я для них — типичный эстонский человек. А такого они всегда узнают. Хотя русские в Ласнамяэ мне крайне симпатичны, я все двадцать лет чувствовала, как возникает такое, что, если они видят, что я похожа на эстонку, уже на этой почве рождается какая-то враждебность. И я представляю, что, если пойти в "русском" районе , скажем, на празднование Нового года, конфликты возможны".

"В советское время меня притесняли не русские, а эстонцы"

Роман Куду начала писать два года назад, закончила прошлой осенью. Если бы ее спросили, о чем он, что бы она ответила? "Если кратко, то он о нашем искусстве в советское время и о том, что стало с деятелями искусства. Быть может, более всего пострадало балетное искусство. И в России тоже. Эта ужасная трагедия Майи Плисецкой, которая обожает Большой театр, но живет в основном не в Москве, а в Вильнюсе и Испании. Она в свое время вошла в конфликт с правительством по совершенно абсурдной причине. Это балет "Кармен". Хотя хореограф был кубинец, и все вроде было хорошо".

Куду рассказывает, что из-за своих танцев тогда тоже натерпелась от властей: "Сегодняшним зрителям такого не представить, для них танец — это нечто невинное, "безмозглое". А в советское время он был буквально окружен официальной идеологией. Особенно из-за музыки, под которую танцевали. В Тарту я ставила танцы на музыку Арво Пярта, The Beatles, Прокофьева. И однажды ректор Тартуского университета Арнольд Кооп вызвал меня на университетское партсобрание. Там заявили — то, что я танцую, антигосударственно, с буржуазными влияниями. Причем, даже Юхан Пеэгель ("отец" всей современной эстонской журналистики. — Ред.) не осмелился встать на мою защиту. Кстати, он единственный, кто в начале 90-х извинился передо мной за это.

Я написала несколько объяснительных, и они успокоились. Из университета не выгнали, хотя грозились. Впоследствии неприятности возникли у меня как журналистки — опять-таки из-за того, что я похвалила композитора Арво Пярта. В результате должна была уйти с Эстонского радио "по собственному желанию". Но после этого мне страшно повезло — Наталья Касаткина и Владимир Василев пригласили меня на двухлетнюю стажировку в качестве хореографа в их Театр классического балета. Так что с полной ответственностью могу заявить, что в советское время меня не притеснял ни один человек, говорящий по-русски. Меня притесняли эстонцы".

Крыыт Туузе — танцовщица, хореограф и журналистка. Прототипом явно является сама Реэт Куду? "Да, в каком-то смысле. У меня тоже две профессии сразу. Но это не документальное произведение, в чистом виде художественное. А вот мое "чувствование" процессов вполне документально".

Писательница добавляет, что роман также о том, как люди, которые при прежнем строе являлись нашими идолами и вдохновляли на то, чтобы стать свободными, в новые времена вообще не заслужили достойного внимания. "Они у нас не герои, скорее, они отстранены от нашей жизни — и это не только в Москве, но и в Эстонии. И теперь у нас совсем другие герои, по моему разумению, пустые", — подчеркивает Куду.

Роман написан, чтобы показать эстонцам несправедливость

По словам Куду, она написала эту книгу, чтобы люди задумались — то, что было обещано, не свершилось: "Если бы мы жили так, как сказано в т.н. "письме сорока" правительству Советской Эстонии ("Мы желаем, чтобы Эстония навсегда стала бы землей, где ни один человек не чувствовал бы себя униженным или ущемленным из-за своего родного языка или происхождения" и т. п.), то жили бы очень хорошо. Как Швейцария. Я написала роман для того, чтобы показать именно эстонцам ту несправедливость, которую мы сами усугубляем".

Поэтесса Леэло Тунгал как-то публично упрекнула Реэт Куду в том, что она разъезжает по Европе (как, между прочим, и ее героиня Крыыт) специально для того, чтобы очернять Эстонию — кстати, неизвестно, на какие деньги.

"Если приглашают и оплачивают поездку, тогда еду, — объясняет Куду. — Гораздо чаще общаюсь по электронной почте, так как с деньгами все же не очень. И о каком очернении может идти речь?! Я думаю, что Эстония могла бы гордиться тем, что именно здесь есть человек, который пытается рассказывать о том, что происходит в странах Балтии, откровенно. Думаю, важна не только моя мысль, но и высказанная каждым смелым эстонцем мысль о том, что русские за двадцать лет показали — они никакая не пятая колонна, они наши, и это большое счастье, что у нас такие долгие рождественские праздники".

Будет ли роман переведен на русский язык? Куду: "Это не зависит от меня, у меня на это денег нет, разве что сами русские захотят перевести".