”Пропадает всякая привычка к труду”. Бывший заключенный: сидеть в тюрьме — очень удобно

 (18)
Kinoteater, Murru 422/2
фото иллюстративноеFoto: Tiit Blaat

”Тюрьма заставляет людей замыкаться и снова вступить на преступную тропу”, — считает Рокки, частый гость эстонских тюрем, который ныне — по своим личным критериям — невероятно долго законопослушен.

Если не хочется верить бывшему зеку, то примерно к таким же выводам недавно пришло и Министерство юстиции. Было проведено исследование, касающееся внутренней жизни эстонских заключенных. В результатах значится, что 40% сидящих ощущали нечеловеческое отношение, чувствовали себя униженными и обесцененными. В исследовании принимали участие 227 заключенных, основано оно на опроснике о быте заключенных, разработанном Центром исследования тюрем при Кембриджском университете.

”Я понимаю, что если человек совершил злодеяние — он должен понести наказание, но он все же человек”, — считает Рокки. К настоящему моменту он на свободе и уже полтора года честно трудится.

”Если человек чувствует, что к нему относятся не как к человеку, то уже что-то не так”, — считает руководитель проекта Балтийского института по предупреждению преступности в северной, северо-восточной и западной Эстонии Эва Юпрус. ”Я слышала истории от многих заключенных, что они ходят по стенке и ни на кого не смотрят: вдруг что-то сделают не так”, — поведала она и добавила, что, конечно, заключенные могут и преувеличивать, но в этом — многое правда.

Рокки в отношении тюремной системы, понятное дело, критичен и утверждает, что то, что на самом деле происходит за стенами, и что видно общественности — две большие разницы. По его словам, система становится слишком удобной для человека и не делает его возвращение в общество легким — наоборот. ”Пропадает всякая привычка к труду, за тебя делается все”. Чтобы как-то себя содержать, многие заключенные хотят работать, но, как значится в исследовании, возможности трудиться — весьма скромные.

Рокки поведал, что и он, будучи в тюрьме, хотел ходить на работы и ходил по этому поводу разговаривать с начальством, но количество мест было ограничено. ”Чтобы была привычка трудиться, например, есть час на уборку коридоров”, — поведал бывший заключенный. Но, по его словам, десяток зеков попросту ”машут шваброй”, и, тем самым, воспитательная работа не достигает своих целей.

Читайте полностью в Eesti Päevaleht.

Uudiskirja Üleskutse