Правление исключило из совета и НКО ”Русская школа Эстонии” Владимира Лебедева

 (39)
что происходит в организации
konverents Vene kool Eestis
konverents Vene kool EestisFoto: Eva Ligi

НКО ”Русская школа Эстонии” в полной мере демонстрирует усобицу, которая постоянно является камнем преткновения и в русской общине в целом. 21 октября "черную метку" получил известный общественный деятель Владимир Лебедев, которого правление исключило и из совета, и из объединения.

До этого из "Русской школы Эстонии” либо сами ушли, либо были исключены Димитрий Кленский, Владимир Вайнгорт, Алексей Хватов, Дмитрий Михайлов, Тамара Тихонюк, Елена Слепова, Ирина Кург.

Русаков: люди отвыкли от дисциплины

Лебедев исключен решением правления, хотя в уставе организации сказано, что такой шаг — в компетенции совета. Председатель правления НКО ”Русская школа Эстонии” Мстислав Русаков пояснил Delfi: ”Мы исключили Лебедева не на основании устава, а на основании закона. По закону такая возможность есть — если человек нарушает устав, то на основании закона можно его исключить независимо от того, что написано в уставе”.

По словам Русакова, исключили Лебедева за то, что не подчинялся уставу организации: ”Уставом предусмотрена определенная иерархия. Например, то, что организацией управляет правление, а человек говорит, что ему правление абсолютно неинтересно и он приказы правления, распоряжения правления исполнять не собирается”.

Кроме этого, как утверждает Русаков, Лебедев ”оскорблял членов организации, называя их стадом баранов, это условно, то есть вел себя по-хамски, пытался дискредитировать организацию, где только мог”.

На вопрос, не слишком ли свирепствует правление, ведь НКО ”Русская школа Эстонии” потеряло уже достаточно много активных членов, Русаков ответил: ”Об этом очень хорошо говорит Середенко — что НКО ”Русская школа Эстонии” — практически единственная оставшаяся в стране организация, в которой есть дисциплина. А люди уже отвыкли от нее, они не понимают, что если они работают в коллективе, то должны исходить из каких-то коллективных соображений, а не своих личных. Установка ”что хочу, то и делаю” не проходит. Поэтому люди либо уходят, либо нам приходится их уходить”.

Складывается впечатление, что ”Русская школа Эстонии” — организация, которая не очень стремится находить компромиссы, решая проблемы, скорее, авторитарным способом. ”Вы не знаете, как там внутри, — отметил председатель правления. — На самом деле мы пытаемся найти компромиссы. С тем же Лебедевым. Основная проблема на самом деле — это безделье. Когда человека пытаешься приставить к какому-то делу, а он — я не хочу этим заниматься. Когда в организации человек ничего не делает, получается, что с ним приходится расставаться. Потому, что он начинает заниматься вещами, которые организации только вредят”.

Лебедев: к сожалению, эти ребята не хотят слушать и не умеют слышать

”Когда я давал согласие на избрание в совет НКО ”Русская школа Эстонии”, рассчитывал, что ребятам пригодятся мой опыт и мои знания. Ошибся, каюсь”, — прокомментировал Владимир Лебедев.

”В руководство организации попали амбициозные дилетанты, — продолжил он. — Дилетанты во многом  — в знании вопроса (помните, в одном из своих интервью руководитель РШЭ признался, что даже не знает количества русских гимназий), в умении руководить коллективом и организовывать работу людей, многие из которых в отдельных ключевых вопросах разбираются лучше, чем руководители”.

По мнению Лебедева, ”нельзя сбрасывать со счетов и "шкурный интерес": ”Имею в виду использование "пОртфеля" для реализации своих не связанных напрямую с РШЭ интересов. Пример  — прошедшие выборы в местные органы власти и Координационный совет российских соотечественников Эстонии. КС, с моей точки зрения, дело хорошее. Но своим "приближением" к Посольству РФ руководители РШЭ сами записали себя в пятую колонну со всеми вытекающими для организации последствиями”.

Лебедев тоже сказал о хамстве: ”Обыкновенное хамство некоторых членов правления в ответ на конструктивную критику или предложения, по большей части деловые, сделанные со знанием дела. Причем, хамят в электронной переписке, в глаза не рискуют. В последнее время работа НКО "Русская школа Эстонии" практически полностью ушла в виртуал — в интернет и э-почту. К сожалению, эти ребята не хотят слушать и не умеют слышать".