”Поучительная история о том, как не стоит доверять людям”. Медсестра "стала жертвой предприимчивой восьмидесятилетней пенсионерки"

 (105)
комментарий юриста
Käed
фото иллюстративноеFoto: Argo Ingver

В редакцию rusDelfi поступило письмо от молодой женщины из Тарту. Написавшая озаглавила его ”Новый способ мошенничества, или История о том, как меня обманула пенсионерка”. Мы решили его опубликовать полностью с небольшой редактурой, а также с комментарием юриста.

Если вы сталкивались с подобными ситуациями, присылайте свои истории нам!

”Хочу поделиться интересной, и в то же время смешной историей, как я стала жертвой предприимчивой восьмидесятилетней пенсионерки.

Для начала немного о себе. Мне 27 лет, проживаю в городе Тарту, работаю медсестрой. Мое кредо по жизни — ”замечай, помогай, выслушай ближнего”, что, в общем-то, и повлияло на выбор моей профессии.

Это история произошла в июле. Моя бабушка случайно познакомилась с пожилой, на вид очень опрятной пенсионеркой на рынке. Та спросила, где она может приобрести краску. Завязался разговор. Она представилась Марией, рассказала, что недавно переехала в Тарту, что она одинока, у нее нет ни родственников, ни детей, и муж скончался от рака 10 лет назад.

Мария спросила, могут ли они обменяться телефонами для дальнейшего общения и взаимопомощи при крайней необходимости. Знакомство продолжалось примерно недели две, Мария стала приходить на рынок к моей бабушке почти каждый день, так как моя бабушка работает там. Рассказывала о своей жизни, семье, работе и здоровье. Там же и я познакомилась с ней, когда в один из дней я пришла увидеться с бабушкой. Представилась. Она стала расспрашивать, где я работаю и чем вообще по жизни занимаюсь.

В один из дней Мария пришла с неожиданным предложением. Она спросила, не хотим ли бабушка и я стать ее опекунами и при возможности помогать ей: ведь ей 80 лет, иногда нужна помощь по дому, привезти продукты и просто пообщаться. Ведь человеку трудно жить в одиночестве. В обмен на это она готова переписать свою однокомнатную квартиру на меня, в нотариальном договоре в мои обязанности указать только способ ее погребения после смерти и помощь ей при возможности. Смею заметить, что точных денежных сумм не указывалось, разве что Мария утверждала, что ей ее пенсии хватает. Ей просто нужна моральная и физическая поддержка. Так мы и сходили в нотариальное бюро, где был составлен договор наследования.

После того, как был заключен договор, Мария в первую же неделю стала жаловаться, что у нее в квартире требует замену сантехника в ванной. Вызвали специалиста, я купила за свой счет новый кран, оплатила услугу. Мария была благодарна.

И тут — как по списку: со слезами на ее глазах были оплачены следующие услуги мной: замена электрической проводки, новые розетки, маникюр, парикмахерская, поездка в Таллинн на могилу к мужу (два раза), гладильная доска, приобретение продуктов, бытовой химии, лекарств, и даже новой одежды. Сюда можно добавить и походы в кафе и трату топлива.

Летели месяц-другой, и грянул ее день рождения. Юбилей. Мы с бабушкой пригласили ее в ресторан, подарили ей деньги — 100 евро. Хочу заметить, что мы делали это исключительно по своей воле, потому что мы действительно сочувствуем. Я поступаю и веду себя с людьми всегда так, как хотела бы, чтобы вели себя со мной. Я понимала чувство ее одиночества, скорби, всячески ее поддерживала, ведь понимаю, что жить на эстонскую пенсию тяжело — считать копейки. Она иногда вела себя нервно, иногда много плакала, и как теперь выяснилось, просто давила на жалость. Потраченных усилий и денег мне было не жалко, потому что я осознавала, что после всего этого мне все-таки Мария оставляет в наследство квартиру.

И хочу отметить, что мы не ссорились с ней ни разу, так как я человек коммуникабельный, умею в любой сложившиеся ситуации найти компромисс. Компромисс нам пришлось найти поздней осенью, в ноябре, когда Мария вдруг сообщила, что ей нужна новая стиральная машина, кухонная мебель, и вообще ей эта квартира в Тарту не нравится, она хотела бы уехать к морю — в город Пярну, потому что у нее там живет одна подруга. Я попросила ее над этим поразмыслить серьезно, так как возраст преклонный, и мне будет в случае чего трудно туда ездить ей помогать.

И вот на Рождество я получаю от нее неожиданный звонок, без всяких объяснений она утверждает, что той помощи, которую я ей предоставляю — как моральную, психологическую, так и финансовую — ей недостаточно. И она идет к нотариусу, чтобы прервать договор Соответствующее решение пришло мне на электронную почту от нотариуса. Больше на связь Мария не выходила.

В общей сложности за пять месяцев было на нее потрачено примерно 900 евро. Половина из этой суммы подтверждается банковскими платежами и переводами денег на ее карточку, чеками, чеками за услуги; половина давалась ей наличкой.

Женщина эта — 1938 года рождения.

Мне кажется, это интересная и поучительная история о том, как не стоит доверять людям. И как после такого помогать?

Спасибо!”

Взгляд юриста

Письмо читательницы комментирует руководитель юридического бюро Progressor юрист Данил Липатов.

”Наиболее хороший вариант для регулирования подобных отношений, на мой взгляд, оформление Договора дарения. Договором предусматривалось бы, что право собственности на квартиру переходит Одаряемому лицу незамедлительно при его заключении. Договором так же устанавливается право пожизненного проживания в квартире для Дарителя, а также детализированный список обязанностей, которые Одаряемое лицо должно исполнять для Дарителя в связи с заключением Договора. При таком механизме интересы Одаряемого лица защищены переходом к нему права собственности, а так же детализацией его обязанностей перед Дарителем. В свою очередь, интересы Дарителя защищены тем, что в случае, если Одаряемое лицо не будет выполнять свои обязанности по Договору, то от Договора дарения можно отступить и вернуть себе право собственности на квартиру.

В описанной в письме ситуации взаимные обязанности сторон не были прописаны.

Теоретически, у читательницы есть право потребовать с пенсионерки те затраты, которые она понесла в связи с выполнением заключенного между ними соглашения через механизм необоснованного обогащения”.