Посол Эстонии в России — о сотрудничестве стран: туризм имеет важный политический аспект

 (14)
Юри Луйк и Владимир Путин на вручении верительных грамот.
Юри Луйк и Владимир Путин на вручении верительных грамот.

Чрезвычайный и полномочный посол Эстонии в России Юри Луйк дал интервью российскому изданию ”Эксперт Online”. Дипломат рассказал об оборонном бюджете Эстонии и обороне рубежей НАТО, об экономике и сотрудничестве, среди прочего, на ниве туризма.

— Знаю, что совсем недавно президент Эстонии встречался с генсеком НАТО и выражал большую обеспокоенность тем, что США сокращают военный бюджет. С чем это связано? Кого вы боитесь? Какие реальные угрозы ощущаете вы и страны Балтии?

— Это нелегкий вопрос. У России большая армия, одна из крупнейших в мире. Но сказать, кого Россия боится, трудно. Особой опасности для Эстонии мы не видим. В нашей концепции по безопасности говорится, что мы не считаем врагом ни одно государство. Но у каждого народа должна быть армия, хотя есть государства, которые обходятся и без нее. Эстония — член НАТО, у нас есть определенные критерии того, какими должны быть наши вооруженные силы. И наши военные в основном работают и воюют в Афганистане, участвуют в операции против пиратов в Аденском заливе. Там есть и силы НАТО, и российские военные корабли.

Разумеется, мы готовы вместе с союзниками к обороне рубежей стран НАТО. У НАТО есть знаменитая статья 5 — в случае агрессии в отношении одного из членов альянса весь блок заступается за него. Агрессором может быть кто угодно. НАТО никогда, даже в советские времена, не называло врага, так как является организацией коллективной самообороны.

Что касается военных бюджетов, то они снижаются не только в США (хотя там менее всего), но и в европейских странах: Великобритании, Германии. Это влияет на боеспособность даже в международных операциях. Взволнованность по поводу сокращения военных бюджетов — универсальная. Об этом нередко говорит и сам генсек Андерс Фог Расмуссен. Отмечу, что Эстония — одна из немногих стран, имеющих оборонный бюджет, соответствующий критериям НАТО, то есть равный 2% ВВП.

— США в связи с событиями в КНДР поменяли концепцию ЕвроПРО, решив отказаться от IV блока этой программы. На ваш взгляд, возросла ли уязвимость стран Балтии в результате принятия этого решения?

— Нет, вся территория стран НАТО будет охраняться первыми тремя блоками ЕвроПРО, IV блок был на самом деле футуристическим. Мы не чувствуем, что этот шаг влияет на нашу безопасность, мы понимаем американцев, так как США — не только страна Атлантического океана, это еще и страна Тихого океана. Поэтому для американцев наряду с европейским регионом актуальны вопросы безопасности также в регионе Восточной Азии, особенно учитывая ту риторику, которую использует Северная Корея.

— Г-н Луйк, давайте теперь поговорим о российско-эстонских отношениях. Что такого произошло в наших двусторонних отношениях, если на пост посла в России назначили экс-министра обороны?

— Да, действительно, я был членом нескольких правительств Эстонии — министром обороны, министром иностранных дел. Но уже более 10 лет я работаю дипломатом. Я работал послом и в США, и в НАТО, теперь здесь. Все эти посты для дипломата с профессиональной точки зрения очень интересны. Я, конечно, рад, что с моим приездом в Москву в какой-то мере совпадает стабилизация отношений между Эстонией и Россией. Когда я вручал верительные грамоты президенту России Владимиру Путину, он произнес короткую речь об эстонско-российских отношениях. Он выразил позитивный подход к будущему наших отношений. Надеюсь, что это обоюдное стремление к позитивным отношениям будет продолжаться.

— А вас ”бросили” на трудный участок или на легкий?

— На интересный участок.

— А какие задачи ставили? Не заниматься политикой, а улучшать экономические отношения?

— Несомненно, экономический аспект важен в отношениях с Россией, мы ведь соседи. У нас очень активные экономические контакты. По экспорту эстонских товаров Россия находится на третьем месте после Финляндии и Швеции. Туризм является особенно активной отраслью нашего сотрудничества. Он имеет важный политический аспект: те люди, которые побывали в Эстонии, видят, что Эстония развивается в позитивном направлении. Они дают сигнал друзьям и коллегам, это создает хороший фон для наших отношений. У нас есть и другие сферы сотрудничества, например транзит — транзит через наши порты, транзит полезных ископаемых, контейнерный транзит. Важную роль играет продовольственная промышленность. Мы заинтересованы в сотрудничестве в сфере образования. Также мы хотели бы теснее сотрудничать в области современных направлений экономики, основанных на инфотехнологиях.

— Я знаю, что парламентские группы наших двух стран ведут консультации по заключению договора о границе. Поясните, о каком формате идет речь? Парламентарии обсуждают прежнюю редакцию соглашения, о которой речь шла в 2005 году, или что-то новое?

— Консультации по поводу границ продолжаются, решения еще нет. В основном работу ведут МИДы и правительства, но у парламентов важная роль. Ведь проблема в 2005 году возникла не из-за текста договора, а в ходе ратификации.

Изменений в тексте будет определенно немного, и они не касаются линии границы — это та же линия, которая была согласована в 2005 году.

— Россия не хотела ратифицировать в 2005 году из-за комментария по советской оккупации, внесенного эстонским парламентом. Консультации идут по этому пункту?

— Я бы не хотел вдаваться в детали. Нам надо найти какие-то формулировки, с которыми обе стороны могли бы жить.

— Когда планируется подписать договор?

— Тоже трудно сказать. Мне кажется, мы двигаемся в позитивном русле. Важной будет встреча между внешнеполитическими парламентскими комитетами в апреле в Москве.