Переедание, булимия, анорексия: долгий и нелегкий путь девушки с РПП

 (3)
PantherMedia 17462106
Foto on illustratiivne.Foto: Wavebreakmedia ltd, PantherMedia / Wavebreakmedia ltd

Согласно различным исследованиям, расстройствами пищевого поведения страдают 4-7% населения, следовательно, в Эстонии — более 50 000 человек. Эта проблема больше распространена среди женщин. Свою историю нам поведала Натали — девушка, которая продолжает бороться с расстройством пищевого поведения.

"Меня зовут Натали, мне 23 года. Нездоровые отношения с едой и непринятие своего тела у меня начались с раннего детства и ухудшились с приходом подросткового возраста. С детства мой характер и проявление эмоций подавлялись и подвергались критике со стороны родителей и других членов семьи. Среди сверстников я выделялась, что влекло за собой много сплетен, комментариев и злых шуток. Все это, а также моя восприимчивость, привело к тому, что весь негатив, чувство отстраненности, ”дефектности” и пустоты внутри я глушила едой. Я регулярно переедала, налегала на сладкую и жирную пищу, ела без чувства голода, но вес не рос, потому что я всегда была очень подвижная, а с 10 лет серьезно начала заниматься подводным плаванием. Все, что я съедала во время приступов, без проблем сгорало на тренировках. Но внутренний дисбаланс рос.

Я очень четко помню, как во время переходного возраста я комплексовала по поводу прыщавой и жирной кожи, мускулистых и неровных ног, маленькой груди. Также я ощущала большой дискомфорт в желудке из-за постоянных эпизодов компульсивного переедания, употребления фастфуда и разбушевавшихся гормонов. В то время у меня появились странные и очень нездоровые мысли: как было бы здорово, если бы нам не нужно было есть для жизни. Так неосознанно начало проявляться мое расстройство пищевого поведения.

Когда мне было 14 лет, подруга семьи рассказала историю о том, как ее знакомая вызывает рвоту, чтобы есть что угодно и сколько угодно и не толстеть. Для меня в голове сложился пазл. В тот вечер я впервые вызвала рвоту. Было противно и странно, но в то же время я чувствовала, что обрела контроль над собой и своим телом. Я не имела ни малейшего понятия, как губительна булимия для организма и психики.

С 14 лет я регулярно вызывала рвоту, но эпизоды были достаточно редки. Все изменилось, когда мне исполнилось 19 лет. Я всю жизнь мечтала быть врачом, но не поступила, и весь мир для меня рухнул. Я чувствовала себя неудачницей и лузером, до жути боялась критики от окружающих. В итоге по совету мамы я поступила на физиотерапевта и переехала в Тарту.

От одиночества и из-за незнакомой среды я стала употреблять алкоголь часто и в больших количествах и ходить по вечеринкам. После каждой вечеринки в городе я съедала гамбургер в киоске фаст-фуда, днем заедала эмоции шоколадом. Я помню, как легко съедала 300-граммовую Milka за раз. Постоянно покупать шоколад я не могла, потому что денег не было, поэтому в порыве обжорства я сметала все, что было в холодильнике, абсолютно без разбора, смешивая любую еду. А затем бежала в туалет и избавлялась от всего, что съедала. В моменты приступов я абсолютно себя не контролировала, это была не я, это был какой-то монстр. Я чувствовала сжигающий стыд, вину и ненавидела отражение в зеркале. В результате перееданий, алкоголя, бессонных ночей и сидячего образа жизни я набрала 5 килограммов. Когда-то подтянутое мускулистое тело превратилось в желе со складками жира и целлюлитом, лицо заплыло. Складки на животе, бедра, не вмещающиеся в штаны, пропавший пробел между ногами, огромные щеки, ужасная кожа с прыщами и воспаленными капиллярами от рвоты просто сводили меня с ума. Был период в мой первый год жизни в Тарту, когда я вызывала рвоту после каждого приема пищи. Я боялась, что даже ложечка любой еды сделает меня еще более жирной. В то же время во всей этой тревожности я не могла не срываться и не обжираться, я чувствовала, что еда взяла контроль над моей жизнью. Как наркоман или алкоголик клянется бросить, так и я обещала себе после каждого похода к унитазу, что это был последний раз, что я сяду на ”белковую диету”, сделаю сушку, начну заниматься спортом, похудею и буду счастлива. Но ”взять себя в руки” никак не могла. Я ставлю фразы ”белковая диета” и ”взять себя в руки” в кавычки, потому что это псевдоспособы и псевдоконтроль, которые не работают в реальной жизни, но тогда я этого не знала.

Весной я вернулась в Таллинн для прохождения практики в больнице и в один из вечеров как обычно пошла в ванную, чтобы избавиться от ужина. Так моя сестра узнала о том, что я булимичка. Видя ужас и беспокойство на лице Насти, я впервые посмотрела на всю ситуацию с другой стороны. Я вслух пообещала Насте и себе, что больше никогда не вызову рвоту. И я правда перестала.

В конце мая я выступила на соревнованиях по дайвингу во Франции. Хоть я не тренировалась почти целый год, навык я не потеряла. Я провела неделю в компании старых друзей из команды, впервые за год мне показалось, что я живу. За всю неделю я ни разу не вспоминала о своей зависимости, а по возвращению похудела на 2 килограмма. Это очень меня вдохновило, и я поняла, что могу сбросить все лишние килограммы и снова ”стать красивой”. На 20-й день рождения я получила ролики и села на белковую диету. Похудение, правильное питание и мечта о плоском животе стали для меня не просто целью, а смыслом жизни. Я исключила из рациона все переработанные продукты и алкоголь. Глютен, белый рис, сахар, сливочное масло стали моими злейшими врагами. Я сидела на отварной куриной грудке, лососе, яйцах, твороге, орехах, бананах и овощах. Весь мой день был выстроен вокруг изнурительных тренировок: 1,5 часа езды на роликах в любую погоду и 30 минут работы над плоским животом. Я не пропускала ни дня, подстраивала весь свой график под приемы пищи и тренировки.

Вес уходил, тело приобретало рельеф, у меня кружилась голова от приближения к заветной цели, изменений, адреналина и недостатка калорий. Мне все казалось, что я очень близка к телу мечты, но не идеальна, и мне есть над чем работать. Вместо походов к унитазу я начала вставать на весы каждый день, и изменения в моем весе на малейшие граммы стали индикаторами успеха. Если вес не уходил или, не дай бог, прибавлялся, я становилась очень агрессивной, ограничивала себя в еде и тренировалась еще больше. Родные забили тревогу, когда вместо красивого подтянутого тела стали видны кости. Они пытались сказать мне, что я выгляжу нездорово, но я и слушать ничего не хотела. Меня даже не остановил тот факт, что у меня пропали месячные и появилась бессонница.

С недостатком питательных веществ в моем организме и постоянным голоданием ушли эйфория и драйв, на смену пришли апатия и печаль. Я начала понимать, что действительно стала анорексичкой, но я не знала, как из этого выбраться и нужно ли. Я даже согласилась на уговоры мамы сходить к психологу, где успешно делала вид, что все нормально. Принять тот факт, что я стала одной из тех, про кого показывают передачи по телевизору, я не могла.

Уезжая обратно в Тарту, я пообещала маме, что буду кушать и слать фотографии всего, что я ем. Я и правда слала фотографии с обнадеживающими комментариями типа ”Смотри, какая вкусная курица у меня получилась!” или ”Я съела целую горсть орехов и яйцо на завтрак!”. Несмотря на наигранный оптимизм, я снова чувствовала себя одиноко и не в своей тарелке. Но эмоции не были сильными и ощущались очень притупленно. Все было поразительно ровно и одинаково, даже грусть. Я перестала общаться с людьми так много, как раньше, и закрылась в себе, потому что при каждой встрече получала комментарии и вопросы о том, как я сильно похудела.

Осень прошла, как в глубоком сне. Мне все время было грустно и очень холодно, еще я постоянно была голодная, думала о еде и не могла спать. Но есть я не могла, потому что организм отказывался принимать еду: орехи, яйца, курица — все что я привыкла есть на злосчастной ”белковой диете” — стало тяжелой пищей для моей пищеварительной системы. Меня постоянно тошнило, чувства голода не было вообще — желудок сжался до таких размеров, что съев полйогурта, я ощущала, как будто бы съела слона. Основным рационом стали овощи и фрукты, кефир и отруби, ржаные хлебцы. Я все так же маниакально продолжала качать пресс каждый день, чтобы не поправиться.

Мой уговор с мамой слать фотографии того, что я ем, и один неудачный визит к специалисту по питанию, которая попросила меня вести дневник еды, сыграли со мной злую шутку. Я стала зациклена еще больше — постоянно считала, сколько и чего съела с точностью до граммов. Мой дневной рацион обычно составлял около 600-700 ккал, а если по какой-то случайности я съедала около 1000 ккал за день, меня накрывала тревога, что я растолстею до ”прежних размеров”. Я таяла просто на глазах и за 6 месяцев потеряла 20 килограммов. При росте 170 см я весила 43 кг и была похожа на скелет. Когда я сейчас пересматриваю свои фотографии, мне становится страшно, но тогда я совсем не видела выпирающих отовсюду костей. Мне казалось, что я все еще толстая, что ноги могут быть еще более худыми и у меня все еще остался жир на внутренней стороне бедра.

К концу зимы я наконец-то поняла и приняла свою проблему, мне хотелось жить и победить анорексию: стать веселой и энергичной, как я когда-то была, но я была настолько потеряна, а дисфункциональное поведение в питании так глубоко засело в голове, что я не знала, как мне выбраться из этой ямы. Я понимала, что смогу вылечиться, если начну есть, но боялась, что не смогу остановиться и растолстею.

В то время в университете нам нужно было защитить проект по будущей дипломной работе, и я решила, что буду писать про анорексию. В ходе подбора материала я узнала, что огромную роль в выздоровлении играет психотерапия, ведь любое РПП — это психологическое расстройство с физическими проявлениями. В Тарту я нашла клинику Ambromed, которая специализируется на РПП и тревожности, и пошла на прием. Психотерапия включает в себя как индивидуальные визиты с домашними заданиями, где пациент работает над своими дисфункциональными паттернами в поведении, так и семейную терапию. Я не могу в полной мере описать, как важна именно семейная терапия на пути к выздоровлению! Она помогает создать более принимающие, крепкие и любящие отношения между членами семьи, что обеспечивает чувство безопасности и спокойствия. Я очень благодарна своим родителям и сестре, что они согласились участвовать в терапии и меняться вместе со мной. В ходе наших визитов мы выяснили, что зачастую анорексия, булимия или любая другая зависимость проявляется у самого восприимчивого члена семьи, как индикатор того, что что-то идет не так.

Другим поворотным моментом во всей истории стало мое решение стать веганом. В поисках способов, как помочь себе восстановить силу и здоровье, а также снизить риск возврата к РПП, я пришла к выводу, что переход на растительное питание — это идеальный вариант для меня. Растительное питание позволило мне не бояться кушать большие порции ввиду меньшей калорийности и более легкого усваивания. Я не пропагандирую веганство для всех анорексиков и булимиков, каждый должен сделать осознанный выбор и прийти к решению, основываясь на том, что подходит лично для него. Также не все витамины можно получить из растительной еды, поэтому переходя на веганство, нужно обязательно принимать витамины B12 и D. В моем случае мне также пришлось кушать яйца в течение короткого времени, чтобы восстановить уровень холестерина, необходимого для нормализации менструального цикла.

Смогла ли я навсегда избавиться от булимии, анорексии и компульсивного переедания? Я совру, если скажу ”да”. Процесс исцеления души и тела — долгий и нелегкий, каждый день в моей голове появляются негативные мысли, но я делаю осознанный выбор не давать прошлому, страхам и РПП снова взять контроль над моей жизнью. К тому же мой опыт всегда останется со мной в виде воспоминаний.

Что помогло мне справиться со всеми сложностями? Безумная любовь к жизни и понимание, что счастье на самом деле в простых вещах. Как бы плохо и депрессивно я себя ни чувствовала в моменты, когда я объедалась до боли, рвала глотку, вызывая рвоту, или морила себя голодом, я всегда могла найти что-то в повседневной жизни, что вдохновляло бы меня и давало надежду — прогулка в лесу, солнечный свет, объятия. У каждого из нас есть вещи, события и люди, которые придают нам сил и заряжают энергией".

Историю другой девушки с расстройством пищевого поведения, Анны, читайте здесь.