Пенсионерка с деменцией провела ночь в канаве. Волость не может найти ей помощь в уходе

 (20)
Пенсионерка с деменцией провела ночь в канаве. Волость не может найти ей помощь в уходе
Vaike oma elupäästja koer Tommiga. Pärast Vaike kaotsiminekut on ta tütar sunnitud tööpäevil ema koju luku taha jätma ja lootma, et koju jõudes on kõik hästi.Rauno Volmar

22 сентября 79-летняя Вайке решила уйти из дома своей дочери в волости Падизе и, взяв с собой собаку, отправилась в путь. Так она поступала уже много раз, пока Томми не надоедало гулять и он не приводил хозяйку обратно домой, пишет Eesti Päevaleht.

Вайке уже три года живет у дочери, но пожилая женщина никак не может с этим смириться и постоянно рвется обратно в свой старый дом, в Вырумаа. В этот злополучный сентябрьский день женщина отравилась в лес, где по несчастливой случайности провалилась в магистральную канаву и запуталась в колючей проволоке. Поводок Томми также запутался в "колючке".

Ужасающая картина

Дочь Лууле обнаружила, что мама опять исчезла. Обычно они с собакой либо возвращались обратно, либо их приводили жители деревни, однако уже темнело и никого на горизонте не было. Муж Лууле Антс сел в машину и отправился на поиски. После тщетных попыток найти старушку, было решено вызвать спасателей. Привлекли вертолет, Силы обороны, полицию, добровольцев. Благодаря лаю собаки женщину удалось найти, но лишь в четыре часа утра.

Читайте также:

”Она была вся в воде, грязи, замерзшая. Это была ужасная картина”, — описывает Лууле.

Через несколько дней Вайке опять разгуливала в халате по лесу. Семья отвезла женщину в Таллинн, где ее на один день поместили в психиатрическую клинику. Врачи констатировали отсутствие у нее кратковременной памяти. Еще ранее у нее была диагностирована развившаяся вследствие болезни Паркинсона деменция и присвоена тяжелая степень инвалидности. В больнице посоветовали определить Вайке в дом по уходу.

Совет разумный, но неосуществимый. ”Дома по уходу не принимают пожилых людей, которые из-за своей деменции склонны сбегать из учреждений. Согласно закону, нельзя ограничивать их права и держать взаперти. Также люди со старческой деменцией не могут ходатайствовать о месте в специальном доме призрения”, — сказала Лууле.

Откуда взять деньги?

Конечно, существуют учреждения, в которых за высокую плату возможно все, но Лууле, простой педагог в детском саду, и ее муж-водитель такого позволить себе не могут.

Vaike tütar Luule Foto: Rauno Volmar

Проблема кроется также в удаленности, так как семья хочет все-таки навещать Вайке. ”Мне сказали, что по сути нужно сидеть и ждать, пока кто-нибудь из клиентов дома призрения не умрет. Но и в этом случае перед нами в очереди еще есть желающие”, — жалуется Лууле.

Предпринимаемые семьей на протяжение трех лет попытки получить от волости Падизе услугу по поддержке ухода за Вайке успехом не увенчались. Волость платит Лууле 25,57 евро пособия по уходу, и это все.

”На это невозможно прожить, поэтому я вынуждена в рабочие дни оставлять маму в запертом доме и надеяться, что, когда я вернусь, все будет нормально”, — рассказывает женщина, которая 19 лет проработала воспитателем на благо волости, а теперь не может получить от властей помощи. Нынешнее место ее работы находится недалеко от Таллинна, поэтому ей приходится, образно говоря, уходить из дома на рассвете, а приходить на закате.

Волость помочь не может

”Услуга по предоставлению дневного надзора не является для самоуправлений обязательной. Для ее разработки и создания необходимо наличие сформировавшейся целевой группы, так как предоставление услуги должно соответствовать указанным в законах условиям. В волости Падизе количество нуждающихся в надзоре и услуге дневного центра потенциальных клиентов минимально — один пожилой человек”, — написал Лууле волостной старейшина Леэмет Вайкмаа.

Также Вайкмаа подчеркнул, что поскольку из-за удаленности работы дочери Вайке нуждается в надзоре не только в рабочее время, то услуга не подходит под критерии дневного ухода и нужды самой пожилой женщины.

По словам старейшины, семья также не может рассчитывать на услугу ухода на дому, так как она предоставляется, в основном, одиноким людям с тяжелой степенью инвалидности в связи с потерей двигательных функций.

”Ели бы я только могла найти в нашем поселке кого-то, что следил бы за мамой, конечно, я бы это сделала. Но у нас нет таких людей. Большинство сами уже старые и нуждаются в помощи”, — сетует Лууле.

Что касается компенсации за место в доме по уходу, то, по словам Вайкмаа, волость исходит из того факта, что у нуждающегося в уходе человека есть семья, которая доплатит к пенсии недостающую для получения услуги сумму.

Лууле подошел бы также вариант дневного центра для пенсионеров, где общительная Вайке могла бы играть для других на аккордеоне, общаться и оставаться под присмотром. Но это невозможно, так как на всю волость нет ни одного центра для пенсионеров.

Так что семье приходится справляться своими силами. ”Я не хочу жаловаться. Я давно уже смирилась с тем, что у меня нет ни минуты свободного времени и что я постоянно должна переживать о находящейся дома дементной маме. Я просто хочу поделиться своей историей, потому что знаю, что нас таких много”, — подытожила Лууле.