Отровенное интервью Сирет Котка: о настоящих отношениях с Сависааром, любви и политике

 (31)
Siret Kotka LP
Siret Kotka LPFoto: Eero Vabamägi

Подъем Сирет Котка на политический небосклон был быстрым и мощным. Она второй раз стала депутатом Рийгикогу. За ее спиной с самого начала виднелось крепкое плечо Эдгара Сависаара. Как же на самом деле обстоят дела?

”А-а, это подружка Сависаара”, — говорит опытный коллега, когда я начинаю готовиться к интервью. Кто же такая Сирет Котка, получившая на выборах в Рийгикогу 2558 голосов, которую постоянно называют самой близкой к Эдгару Сависаару женщиной?

Сирет Котка (28) дала изданию LP первое личное интервью о своей жизни. "В течение многих лет у меня спрашивали все издания, но я не хотела говорить”, — признается Сирет — хрупкая на вид, но с крепким рукопожатием. Пахнущая Versace Bright Crystal, она ведет нас с фотографом по извилистым коридорам Рийгикогу в кабинеты центристской фракции. Здесь она чувствует себя хорошо и уверенно. Мы с ходу переходим на ”ты”, от Сирет веет дружелюбностью и доброжелательностью. Она готова отвечать на все вопросы, что и делает.

Как ты в столь юном возрасте, уже в 13 лет поняла, что твое призвание — политика?

В 13 лет я была членом Эстонского союза орнитологии, занималась защитой, изучением и наблюдением за птицами. Однажды поняла, что для защиты пернатых нужны финансовые ресурсы. Вообще, чтобы кому-то помогать и кого-то поддерживать, нужно больше, чем работа в одной организации.

Тогда пришло понимание, что политику Эстонии нужно сделать более дружелюбной по отношению к окружающей среде. Я начала изучать партии Эстонии и читать их программы, затем вступила в молодежное объединение Центристской партии. Программа этой партии мне показалась наиболее симпатичной — что при помощи хорошей экономики в Эстонии появится полноценный средний класс. Это стало решающим.

Какую роль играл в этом решении твой идол Эдгар Сависаар?

Никакой. Я знала, что он существует, что он — председатель партии, но это не имело для меня никакого значения. Скорее, сказалось то, что мой старший брат был простым членом Центристской партии. Это он меня больше направлял.

Когда ты впервые встретила Эдгара Сависаара?

Это было на летних днях молодежного объединения центристов на берегу Выртсьярв. У него есть традиция каждый год выступать там с политическим докладом. Тогда в своей речи он уже упомянул меня, хотя мы и не были знакомы. Сказал, что в Вяйке-Маарья есть девушка, которая боролась против тамошнего завода животных отходов. С глазу на глаз с Эдгаром Сависааром я впервые встретилась только через пару лет после этого, в 15-летнем возрасте.

Получается, лично ты его знаешь с 13 лет?

О знакомстве можно говорить со времени, когда я пошла работать к нему в Министерство экономики и коммуникаций референтом министра. Я тогда было 18, я пошла туда сразу после школы.

Нечасто прямо со школьной скамьи идут в помощники министра. Чем ты его околдовала?

Я думаю, что Эдгар Сависаар меня заметил, потому что я в Вяйке-Маарья действовала очень самостоятельно. Ведь молодых политиков и людей, которые интересуются политикой, не так много. Я очень активно боролать против завода. В это время давала первые телеинтервью. Он заметил, что есть такая способная девушка.

И сразу прямо — в референты министра?

Когда Эдгар Сависаар сделал мне это предложение, я была удивлена. Шел 2005 год, приближались местные выборы. Я думала, он будет говорить о том, что в Вяйке-Маарья нужно составить приличный список кандидатов, и что я обязательно должна баллотироваться. То, что он предложил мне работать в министерстве, для меня было мистикой, я совершенно этого не ожидала. Думала, что смогу работать с ним, когда мне будет лет 25, и у меня уже будет высшее образование. Мы виделись только на каких-то мероприятиях, здоровались — и все. Но я, разумеется, сразу воспользовалась этой возможностью.

(...)

Когда ты пошла работать референтом, Эдгар Сависаар был женат на Вилье. Как быстро ваши отношения переросли в личные?

Я считаю, что мы с Эдгаром Сависааром и сейчас, и тогда — соратники по партии и друзья. Этим наши отношения ограничиваются.

Тогда почему Вилья Сависаар-Тоомаст в недавнем интервью сказала ”Господи, да Сирет Котка же живет в Хундисильма!”. Ты и правда живешь там?

Я читала то интервью, но в Хундисильма я не живу. Я снимаю квартиру в Таллинне, часто бываю у матери в Ляэне-Вирумаа. У нас с Эдгаром Сависааром нет интимных отношений мужчины и женщины, клянусь.

Тогда почему вас с мэром столицы постоянно делают парой? Eesti Ekspress в прошлом году написал длинную статью под названием ”Как Сирет Котка доросла до хозяйки Хундисильма”.

Это я тоже читала. Мы с Эдгаром Сависааром говорили об этом и шутили, что надо бы один раз уже объявить, кто на самом деле новая хозяйка Хундисильма. И это точно не я.

Какое разочарование! Вся Эстония считает, что ты.

Я не могу подтвердить то, чего нет. СМИ пытаются приписывать мне какие-то титулы, но мне все равно, потому что я знаю, где правда, а ложь меня не травмирует. Эдгара Сависаара фотографировали со многими женщинами, которых потом ставили к нему в пару. Он настолько харизматичная личность, что у него ”отношения” со всеми окружающими женщинами. Я даже не танцевала с ним на празднике по случаю окончания выборов. Я — не хозяйка хутора Хундисильма, не любовница и не сожительница Эдгара Сависаара. Если бы я хаявила иное, то мужчину, который живет в моем сердце, это очень расстроило бы. Мое сердце не свободно.

А мужчина в твоем сердце — это случайно не твой однопартиец Прийт Кутсер, с которым тебя тоже связывают?

Нет, это другой мужчина, но всему свое время. Я — женщина со счастливой личной жизнью, я сейчас всем довольна. Этот мужчина не связан напрямую с политикой, косвенно же с ней связаны все.

Как мужчина рядом с тобой терпит то, что журналисты постоянно делают пару из вас с Эдгаром Сависааром?

Я не знаю, видимо, у меня сильный партнер. В отношениях между двумя людьми должно царить доверие, и у нас с партнером оно есть. Мы пока не живем вместе, а встречаемся. Он старше меня на пару лет, и меня это вполне устраивает.

А те поездки на отдых, о которых писали СМИ? Ты ездила с Эдгаром Сависааром в теплые страны?

Мы вместе ездили в Центральную Европу, но это были, скорее, партийные дела. СМИ ставят такие заголовки, но если взять, например, поездку в Испанию, то я самостоятельно ездила по Европе, а в Испании встретилась с Эдгаром Сависааром. Он в то же время там отдыхал, и когда я его встретила, он был один.

Тогда почему Вилья Сависаар-Тоомаст врет?

Я не могу комментировать ее высказывания. Каждый думает в меру своей испорченности. Я ей никогда не нравилась. Я начала работать на посту председателя молодежного объединения центристов, а она всегда очень враждебно относилась к этой организации. Ее гнев в итоге перекинулся и на меня.

Возможно, дело в том, что из молодежного объединения вышли несколько "прелестниц", которым Эдгар Сависаар уделял больше внимания, чем своей законной супруге? Может быть, в этом причина?

Вот не знаю, я не могу сказать, что на душе и в мыслях другого человека. Она сама решает, что говорит, а в конечном итоге она сама знает, где на самом деле правда, а где ложь.

(...)

То, что тебя связывали с Эдгаром Сависааром, помогло твоей карьере?

Не могу этого прокомментировать. Зачем бороться с ветряными мельницами? Я всегда исхожу из принципа ”собаки лают, караван идет”. Это всегда было одним из моих жизненных кредо.

Получила ли ты все те хорошие вещи, которые есть в твоей жизни, из-за того, что была в хороших отношениях с Эдгаром Сависааром? 

Это уж действительно странный вывод. Я много в жизни работала, мне нравится работать. Я готова рано просыпаться и поздно ложиться, встречаться со многими разными людьми, действовать и писать. Моим большим плюсом считают то, что я ответственная. Я всегда делаю то, что обещаю. Поэтому я находусь там, где я есть. Будем честны, я набрала на парламентских выборах 2558 голосов, что является результатом работы. Просто так эти голоса никто тебе не даст. Вопрос в том, доверяет ли тебе избиратель, а это уже зависит только от тебя самого.

(...)

Каково сейчас здоровье Эдгара Сависаара?

Он по-прежнему в палате интенсивного лечения, но в сознании и общается с близкими. Не так быстро разговаривает, как мы сейчас с тобой, но с каждым днем набирает силу. Он может понятно излагать свои мысли. Ест сам, набирается сил, занимается своими делами. Сейчас ему нужно дать время. И я, и многие мои однопартийцы неоднократно ездили к нему в больницу. У нас договоренность с его родными, что когда мы захотим его проведать, то связываемся с ними, спрашиваем, когда они собираются его навестить, и присоединяемся к ним.

Как ты оцениваешь его выздоровление? Улучшается ли состояние?

Понемногу постоянно улучшается. Он осознает, что с ним. Но ”эдгар-сависааровский” характер его не покинул. Он уже думает о том, что можно сделать и как вести дела. То, что он руководит, это сейчас сильно сказано, но свои идеи и мысли доносит до нас постоянно.

Вы обсуждали с ним, что будет дальше с Центристской партией и Таллинном?

Решение о том, вернуться ли в политику или поселиться в Хундисильма и писать там книги, будет принимать сам Эдгар Сависаар. Партия решила, что мы дождемся этого решения. На эту тему мы с ним в больнице не разговаривали. Пусть человек сначала вернется домой.

Сколько это может потребовать времени?

Врачи не хотят делать прогнозы. Все выяснится в ближайшие месяцы. У центристов сейчас, по сравнению с другими партиями, все хорошо. Кадри Симсон выполняет обязанности председателя партии. Когда я смотрю, что в то же время происходит в Партии реформ, IRL или у соцдемов, то вижу продолжающиеся битвы. Нас с ними не сравнить — мы едины, все спокойно работают дальше.

Каково эмоциональное состояние Эдгара Сависаара?

Я несколько раз видела его в больнице и могу сказать, что он — боец. Вероятность, что он вообще выйдет из больницы, была очень мала. Это четко демонстрирует, что Эдгар Сависаар хочет жить. Сегодня делают такие мощные протезы, и я думаю, он учитывает эту возможность. Скажу честно — я не вижу, как он может оказаться на обочине жизни. А уж ходить он начнет совершенно точно.

Он продолжит работать председателем партии и мэром Таллинна?

Это ему решать. Я полностью готова и к тому варианту, при котором он решит остаться на хуторе писать книги, делая иногда политические заявления. Все выяснится в ближайшие месяцы.

(...)

Каковы твои личные амбиции в политике?

Возможно, это звучит идеалистически, но я хочу, чтобы людям в Эстонии лучше жилось. Я часто бываю в деревне и вижу, как там живут, и мне кажется, что Эстонское государство заслуживает лучшего. В деревне — обычное дело, когда человек получает минимальную зарплату, а потом вынужден платить коммунальные расходы, растить детей и сам как-то выживать. Я знаю, что в некоторых многодетных семьях ребенка не получается отдать в детский сад, потому что семейный бюджет не позволяет платить ежемесячно за место и питание в детсаде.

Например, во время предвыборной кампании ко мне подошел пенсионер, который получает пенсию 270 евро в месяц. Если он оплатит прожиточные расходы и купит лекарства, на еду у него останется 50 евро. Я не знаю… Нормально ли в XXI веке жить на 50 евро целый месяц? Когда я вижу такие вещи, я чувствую, что должна выступать за интересы таких людей.

(...)

Что ты ответишь тем, кто называет тебя политическим бройлером?

Я не считаю себя типичным бройлером, потому что работала будучи школьницей, а также участвовала в одном бизнес-проекте. Я знаю, как тяжело предпринимателям зарабатывать деньги. Вообще же это типичный вопрос моего поколения: с одной стороны — профессиональные политики, которых называют бройлерами, с другой — специалисты из разных областей жизни, идущие в политику. Я сама больше уважаю тех, что пришли из других областей жизни. В них больше содержания. Пытаюсь компенсировать то, чего в них больше, учусь.

(...)

На какой машине ты ездишь? Как тратишь представительские расходы депутата Рийгикогу?

У меня Toyota Corolla 2008 года. Несомненно, мой доход позволяет мне купить машину получше, но я не считаю это нужным. На свои представительские расходы я поддерживаю многие организации и устраиваю мероприятия. Мне нравится экономить, так что я, скорее, коплю деньги. Мои цели никогда не были материальными, скорее, они связаны с обучением. Сейчас одна моя цель — окончить магистратуру политологии Таллинского университета.

Какая ты хозяйка? Я знаю людей, которые были в Хундисильма и высоко оценили твои кулинарные способности.

Мне очень нравится готовить. Когда я бываю в ресторане, то частенько думаю о том, что сюда, например, я бы положила другие специи, и блюдо получилось бы вкуснее. Дома все делать намного интереснее. (...)

Сейчас ты находишься в обойме Рийгикогу на следующие четыре года. В то же время у тебя — новые отношения с человеком, с которым ты планируешь связать свое будущее. Когда пойдут дети?

Будущее покажет. В наше время детей рожают и в 30, и в 40 лет. Я не думала о том, чтобы вот так завтра родить ребенка. Но если он будет, то это хорошо. (...)

Чем ты занимаешься помимо политики? Есть у тебя хобби?

Мне нравится бегать, что я в основном делаю в Кадриорге или в лесу в деревне. Когда есть время, посещаю тренажерный зал. И мне очень нравится читать — новейшую историю Эстонии, исторические книги начиная с Первой мировой войны и до наших дней, историю античной Греции и Рима. 

В юности я хотела стать актрисой. Я и сегодня участвую в работе народного театра Вызу, удовлетворяю свою маленькую страсть на сцене. Мы собираемся по выходным или по вечерам. Последние полгода мы репетировали "Оборотня" Кицберга. Я там играю Тийну.