Особенности работы таллиннского диспетчера: все фразы строгие, мало полетов, много отдыха и проверок

 (30)
интервью RusDelfi
Марк на рабочем месте. Форму диспетчеры не носят.
Марк на рабочем месте. Форму диспетчеры не носят.Фото: личный архив автора

Марк-Юлиус Пикат работает диспетчером 4 года, самому Марку — 26. Он закончил Эстонскую летную академию в 2018 году, а теперь один из самых молодых диспетчеров Эстонии. RusDelfi поговорил с ним про время, когда самолеты летают очень редко.

”В среднем с начала года мы обслуживаем 290 полетов в день по всей Эстонии (на 55-60% меньше, чем обычно), это вместе с транзитом, если без, то в самом Таллиннском аэропорту принимаем в среднем 60 рейсов в день (в 2019 в этом же месяце показатель был в среднем 130)”, — начинает рассказ Пикат.

Естественно, это повлияло на нагрузку. ”Нас поделили на группы. Если раньше работали с разными людьми, то теперь у нас фиксированные группы. Смена по 12 часов. У меня трое человек в смене. Грубо говоря, один работает, двое отдыхают. Час работаешь, два отдыхаешь. Работы немного, редко большая загруженность. Раньше смены были насыщенней”, — с грустью вспоминает диспетчер. В эти два часа он может делать все, что захочет. Спать, читать книги или смотреть фильмы. Но занять себя можно и куда интересней: ”Кто-то перечитывает документы, связанные с авиацией. У нас ведь каждый год аттестация. Тесты. Часто между коллегами проверяем друг друга на знание каких-либо документов”.

Туристический сектор пострадал от коронакризиса особенно. Люди боятся путешествовать, границы полузакрыты, деньги заканчиваются. ”Мы думаем, что к уровню 2019 года, то есть к 3 миллионам пассажиров, мы придем только к концу 2022 года”, — объяснило тогда руководство причины урезания бюджета.

С начала лета ”Аэронавигационная служба Эстонии” сократила 17% сотрудников. И если в марте диспетчеров почти не увольняли, то летом и им пришлось покинуть рабочие места. ”Сократили высококлассный персонал, ведь их обучение — дорогое удовольствие”, — добавляет Марк, при этом у него зарплату сократили только на 3 месяц.

Четкая работа

”Обычно смена начинается с инструктажа, — рассказывает Марк о своем рабочем дне. — Начинается обзвон. Синоптики рассказывают о погоде на день. Циклоны, осадки, зоны турбулентности, ветер. Далее общий звонок со всеми службами аэропорта.
Занимаешь свою позицию. Обязательно записываешь в дневник, во сколько ты начал смену”. Примечательно, что это нужно делать ручкой на обычном листке бумаги. Еще один необычный аспект — главный диспетчер в любой день в любой момент может попросить подышать в трубочку — поэтому пить алкоголь за день до смены нельзя.

Когда находящийся на земле самолет хочет вылететь, он должен спросить разрешения у диспетчера. Он, в данном случае Марк, рассказывает ему схемы выхода, куда лететь после взлета, какую высоту набирать. ”Любое движение самолета, начиная от запуска двигателя, под властью диспетчера. Коммерческие рейсы всегда проходят в контролируемом пространстве, пилота всегда кто-то ведет”.

Фразы очень строгие. И у диспетчера, и у пилота. Слова четкие и одинаковые во всем мире. Все это на английском языке — он основной рабочий язык. Между собой разговаривают на эстонском. Но осталось и небольшая группа русскоговорящих сотрудников. Всего в штате 80 диспетчеров.

Легко стать диспетчером? Зависит от желания, отвечает Марк. ”Я закончил Эстонскую летную академию. Отучился 4 года. Заканчивая учебу, уже работал. Спрос на диспетчеров всегда был, но вмешался коронавирус. Сложно сказать, когда будет следующий набор людей”.

Если ты закончил университет на диспетчера, но тебя не взяли в Таллиннский аэропорт, что делать с этим образованием? ”У нас есть аэропорты и поменьше. Военная база на Эмари, но там требование — отслужить в армии. Тартуский аэропорт, но там больше летают студенты-пилоты. В Курессааре много людей не нужно. Конечно, можно поехать в другую страну, но без опыта — сложно. Лучше сначала поработать в Таллинне, потом поехать за границу”, — советует уроженец Таллинна.

Русский, эстонский, английский, португальский

Сам герой текста очень любит путешествовать. Последний раз был в Латвии. Оттуда полетел в Польшу, Венгрию, Италию. А особый интерес питает к Португалии. ”Там интересная культура. Сейчас туда очень сложно попасть. Португалия — одна из самых пожилых стран в Европе, поэтому там жесткие ограничения”.

Куда поехать, если там не был? Если хотите вкусить настоящую культуру Португалии, то Марк советует ехать на север — в Порту или Брагу. ”Там классная природа, океан, национальный парк”, — считает он. Любовь к Португалии сподвигла выучить португальский язык — летом он сдал экзамен на B2. Помимо этого владеет эстонским, английским и русским. Понимает по-украински, так как папа из Украины. А хочет выучить еще один язык, например, арабский.

Заканчивая разговор, мы обсудили будущее туристического сектора. ”Любая авиация, будь то пассажирская, грузовая, чартерная или малая — очень большой вклад в развитие туризма и экономики каждой страны, в том числе и Эстонии — сейчас я насколько помню вклад в ВВП около 3,5%, а поговаривали и о планах удвоить этот процент.

Только у нас авиационный сектор даёт тысячи рабочих мест (только с Таллиннским аэропортом задействовано около 150 предприятий). Очень надеюсь, что к лету восстановится движение и пассажиропоток в гораздо большем объеме, нежели в прошлом сезоне”, — подытожил Марк-Юлиус Пикат.