Осиновский: неравенство — важнейшее знаковое слово в течение ближайших лет

 (10)
Ministrite online-intervjuu
Ministrite online-intervjuuFoto: Tiit Blaat

Лидер социал-демократов Евгений Осиновский заявил в субботу на съезде партии в Йыхви, что сокращение неравенства не является больше выбором мировоззрения, это экзистенциональная потребность для сохранения демократии в стране.

Перевод текста речи полностью:

Уважаемый съезд! Дорогие друзья!

Мне очень приятно вас приветствовать здесь, у себя в родном крае, в самом замечательном уезде Эстонии — в Ида-Вирумаа.

Сегодня День флага Эстонии. Социал-демократы играли в истории Эстонии с самого начала наиважнейшую роль. В 1919 году председателем Учредительного собрания стал социал-демократ Аугуст Рей, под чьим руководством Эстония приняла свою первую Конституцию, главные ценности которой остаются основой общества и по сей день. То, что именно сегодня, в День флага Эстонии, проходит съезд Социал-демократической партии, конечно же, логично.

О флаге Эстонии мы сегодня могли бы поразмышлять несколько дольше обычного. Мы так привыкли к этому красивому сине-черно-белому символу независимого государства, что не думаем о том, какие идеалы и ценности он несет в себе.

Флаг Эстонии старше нашего государства. Сегодня исполнилось 132 года со дня освящения флага Общества эстонских студентов в Отепяэ. В тот день из Тарту в Отепяэ приехали 16 эстонских студентов и 6 выпускников, чтобы дать своему обществу флаг, как это было заведено в немецких корпорациях. Эстонские студенты хотели быть наравне с другими. Флаг Эстонии изначально говорит об одной из основных ценностей общества Эстонии — равноправии.

Президент Ильвес так сформулировал значение флага Эстонии: "Этот флаг означал, что у молодых эстонцев есть право быть организованными студентами, что эстоноговорящий парень равен с немцем. Изначальная идея флага происходила от классической либеральной идеи Эпохи просвещения — "свобода, равенство и братство". Эту концепцию несли и эстонские студенты, и их флаг".

Эти же самые ценности Эпохи просвещения легли в основу Эстонского государства в момент его рождения. Первая Конституция Эстонии зафиксировала два важных тезиса, оперевшись на которые, мы построили государство и общество и после восстановления независимости Эстонии. Эти тезисы — равное обращение ко всем людям и открытость миру.

Мы понимали и понимаем сейчас, что маленькое государство на периферии Европы может сохранить свой народ и страну лишь в мире, который держится на международном праве и ценностном сотрудничестве. Та Конституция гласила: "Эстония является неотъемлемой частью международной правовой системы". Эта же норма прописана и сегодня в одном из первых параграфов.

C другой стороны, мы понимаем, что современное демократическое государство может быть лишь правовым государством, которое относится ко всем одинаково и уважает особенности и свободу жителей. Еще раньше, чем универсальные права человека были прописаны в декларации ООН, наша Конституция провозгласила: "Все граждане Эстонии равны перед законом. Происхождение, вера, пол, положение или национальность не могут стать причиной привилегий или, наоборот, дискриминации".

Эстония стала одной из первых стран, которая предоставила женщинам право голосовать на выборах. Без преувеличений мы стали пионерами либерального, основывающегося на универсальных ценностях общественного устройства.

В 1930-е, когда геополитическая обстановка накалилась, что поспособствовало возникновению всемирного экономического кризиса, потрепавшего изрядно и нашу страну, внутриполитическая ситуация серьезно изменилась, и Эстония отошла от своих основных ценностей. Эпоха безмолвия была упадком для эстонского общества, и почти сразу был нанесен удар по независимости нашего государства.

Во время восстановления независимости мы обратились снова к своим корням. В 1992 году на народном голосовании была принята новая Конституция Эстонии, которая несет в себе те же принципы: каждый человек — это ценность, а Эстония — это национальное государство, открытое всему миру. Последние 25 лет эти два принципа оставались фундаментом, на котором мы строили наше современное усердное европейское государство. Государство, которое основывается на сотрудничестве между Европейским союзом и НАТО. Государство, которое уважает свободу каждого человека. Государство, которое открыто и которое развивает эстонский язык и культуру, ценя каждого человека. Этот выбор был принципиальным и верным. Этот выбор и символизирует флаг Эстонии!

За последний год мы наблюдали, как циничные политические оппортунисты до неузнаваемости искажали ценности, которые несет наш флаг. Извините, но скажу прямо: эти ценности были осквернены и опошлены. Все чаще мы видим, как главные ценности нашего общества сознательно и систематически разрушают.

При этом партия EKRE подло скрывает за национальной риторикой свой раскалывающий общество и враждебный по отношению к людям политический проект. Так она прикрывает расизм, женоненавистничество и ксенофобию.

Давайте подумаем, каким образом поможет сохранению эстонского языка и культуры, когда унижают женщин и называют их родильными машинами? Как этому помогут высказывания вроде того, что Марина Кальюранд не подходит на пост президента, так как она русская? Каким образом служит интересам Эстонии совет чернокожим американским солдатам носить в свободное время мундиры, чтобы не быть избитыми на улице?

Наоборот. Такая риторика опасна для развития эстонского языка и культуры. Самая большая гарантия нашей безопасности — это мир внутри страны и взаимное доверие между разными группами людей, что возможно при равном обращении к людям.

У социал-демократов однозначная точка зрения по этим вопросам. Это точка зрения опирается на ценности нашей партии, права человека и Конституцию Эстонской республики. Да, мы громко заявили, что неприемлемо недооценивать человека из-за его происхождения, веры, пола, цвета кожи или сексуальных предпочтений. Никогда и ни при каких условиях. Человек есть человек.

В ответ на это я не раз слышал, что если EKRE со своей нетерпимостью и разжиганием ненависти — одна политическая крайность, то социал-демократы — другая. Все остальные политические силы где-то посередине. Такое трактование исходит из убеждения, что значение человека можно оценить по плавной шкале: то есть можно быть более дружелюбным или менее.

Эту абсурдную трактовку лучше всего описал Стен Тамкиви: "В общественной риторике все больше замечаю конфронтацию, когда расизм и толерантность занимают разные стороны шкалы, то есть оба явления становятся крайностью. Так не бывает. Человеческое достоинство и равное обращение /…/ являются в нашей системе ценностей нулевой точкой, фундаментом. /…/ Если кто-то дома бьет жену, то это не значит, что тот, кто этого не делает, является другой "крайностью", нет же, это нормально, это то, чего мы желаем. Правда не может быть где-то между избиением и "неизбиением".

Моя цитата о том, что "соцдемы и консерваторы — единственные честные партии в Эстонии, вызвала целый ряд недопонимания, поэтому попытаюсь разъяснить свою мысль. Действительно, я считаю, что социал-демократы и EKRE являются единственными партиями, которые открыто, искренне и единодушно позиционируют себя, отвечая на ключевой вопрос будущего Эстонии.

Равное отношение к людям — это либо социальная норма, либо нет. Нет никакой шкалы. Я бы это скорее сравнил с выключателем, у которого нет промежуточного "положения": он либо включен, либо выключен, свет либо горит, либо нет. У социал-демократов зажжен гуманистический свет. EKRE верит, что тьма лучше.

Точка зрения других партий до сих пор неясна и непоследовательна. Интересную тенденцию можно заметить: с этим "выключателем" по одним и тем же правилам играют центристы и реформисты. Если Йоко Алендер и Кадри Симсон зажигают свет, то Урмас Сутроп и Яанус Карилайд гасят.

Также одинаково и своеобразно ведут себя Союз Отечества и Республики и Свободная партия. Обе партии безуспешно весь год искали спасательный реостат, благодаря которому в зависимости от политической конъюнктуры можно было бы дозировать сумерки.

Должен сказать, что это во всех смыслах — игра с огнем. Игры с ценностями опасны. Конечно, занять определенную позицию трудно. Разумеется, взвешивается сегмент избирателей, но борьба с тьмой психологически изнурительна. Как говорил Леннарт Мери: "Очень легко говорить то, что всем нравится. Гораздо сложнее говорить правду".

Как я говорил в своей речи 15 мая, выбор между открытым и закрытым обществами — принципиальный, — Эстония должна оказаться на верной стороне. Чтобы быть успешной, и чтобы продолжать существовать. Я убежден, несмотря на то, что в нашей родной гавани ценностей — Европе — штормовая погода, нельзя бросать канаты. Другой безопасной гавани у нас просто нет.

Дорогие единомышленники! Мы, социал-демократы, как смелая, смотрящая в будущее правящая партия, должны серьезнее думать над тем, что привело нас в сегодняшний день, что мы должны сделать, чтобы исправить беспокойную ситуацию в обществе.

Со времен последнего экономического кризиса скоро минует 10 лет, но мы видим, что наше развитие угасло. Экономический рост мы мерим лишь десятыми процента, и в то же время с 2010 года постоянно растет разница в доходах населения. Если индекс, измеряющий неравенство, в 2010 году был примерно средним по ЕС, то к 2014 году Эстония стала страной с самым высоким показателем неравенства в доходах. За нами Латвия, Болгария, Кипр, Испания, Греция, Литва, Румыния и Португалия.

Аналогичная картина открывается, когда мы анализируем, во сколько раз доходы одной пятой самых богатых жителей страны выше доходов одной пятой самых бедных. В Эстонии — в 6,5 раз, в Европейском Союзе в среднем — в 5,2 раза, в Финляндии — в 3,5. Еще раз — в 2010 году наши показатели были средними по ЕС.

Из этих цифр следует простая вещь: в одной из самых бедных стран Европы за последние 5 лет плоды экономического роста в непропорциональном объеме достались тем, чьи доходы и так были высокими.

Это может показаться сухой статистикой, но за ней — разрыв в доходах реальных людей. Гендерная разница в зарплатах у нас самая большая в Европе, женщины в Эстонии получают почти на четверть меньше, чем мужчины. Русскоязычные жители страны зарабатывают на пятую часть меньше, к тому же, среди этой группы населения уровень безработицы в два раза выше, чем средний по Эстонии.

Нельзя не упомянуть и региональное неравенство. В Эстонии, в одной из самых маленьких стран Европы, разница в доходах жителей разных регионов страны одна из самых больших в Европе. В 2015 году средняя зарплата в городе Калласте составляла ниже 700 евро, в то же время в Виймси — 1450 евро, то есть больше, чем в два раза. Конечно, это один из самых драматичных примеров, но региональное неравенство у нас все равно просто вопиющее. В 2010 году средняя зарплата по Харьюмаа была 862 евро. Самые бедные регионы Эстонии достигли такой зарплаты лишь спустя 5 лет, то есть в прошлом году. С точки зрения доходов, пропасть между развитием регионов составляет 5 лет. Это пятая часть нашей истории после восстановления независимости.

Нечего удивляться, что очень многие люди разочарованы, ведь они опоздали на поезд развития Эстонии. Когда они слышат речи о том, как у Эстонии все хорошо и будет еще лучше, они злятся. И оправданно.

Cуществует закономерность, что разочарование в социал-демократическом устройстве становится удобрением для радикальных настроений. Когда люди недовольны своим положением, они меньше доверяют другим людям, государству, а также они боятся за будущее. К сожалению, некоторые из них начинают искать врагов, на кого можно было бы повесить вину. Будь то иностранцы или панки. Конечно, эта вражда не решит ни одной проблемы, лишь ослабит сплоченность в обществе.

Для нас, социал-демократов, каждый человек Эстонии — ценность, а это значит, что мы должны обеспечить каждого равными возможностями, вне зависимости от того, где человек живет и кем работает. Мы должны открыть ему доступ к общественным услугам, качественному образованию, здравоохранению и работе. Будь то пенсионер из Курессааре, шахтер из Кохтла-Ярве, воспитатель из Выру или студент из Тарту.

Именно из такого понятия о ценностях и из необходимости сохранить Эстонию открытым и многообразным государством, уважающим людей, исходит главная задача нашей страны — сокращение экономического неравенства. Если мы хотим строить общий дом, в котором каждый — свой, мы должны привлекать людей. Каждый должен чувствовать, что он на полном праве является частью созданного нами всеми государства.

Последний год, когда я углублялся в проблему неравенства, самым большим открытием для меня стало то, что ни в одном государственном документе я не нашел целей, связанных с сокращение неравенства.

Сомневаюсь, что это отсылает нас к вялому вниманию к данному вопросу предыдущих правящих сил, так как и сегодня в правительстве есть те, кто поддерживают платное образование и, как следствие, увеличение расслоения на образовательном ландшафте. Точно так же они поддерживают и рост неравенства, если говорить о доступе к медицинским услугам.

Как же сократить неравенство? Что же обеспечит жителям Эстонии равные возможности?

Во-первых, социал-демократы уже сделали большой шаг на этом пути. Я имею в виду не то, что мы ввели пособие по бедности, создали солидарное медицинское страхование и страхование по безработице, установили универсальные детские пособия — без этих достижений социал-демократов нельзя вообще представить эстонское общество.

Я имею в виду реформу детских и семейных пособий, которую мы запустили в 2014 году. Это самая серьезная реформа в этой сфере со времен восстановления независимости, она стала также самым большим достижением двух последних правительств. Мы предоставили бесплатные обеды теперь и гимназистам. Мы постепенно утроим размер детского пособия на первого и второго ребенка до 60 евро, семья с тремя детьми со следующего года будет получать 400 евро в месяц. Будет запущен алиментный фонд, который будет выплачивать 100 евро на каждого ребенка.

Мы обеспечим каждого ребенка возможностью принимать участие в кружках по интересам, инвестируя в эту сферу 15 миллионов евро ежегодно. Мы подняли прожиточный минимум с 90 евро до 130 евро. Уже в этом году число детей, проживающих в глубокой бедности, снизится почти в два раза. Долгосрочное влияние этих мер еще важнее: оно отразится на благополучии подрастающего поколения в будущем, на здоровье и образовании.

Инвестировать в равные возможности для детей нужно еще больше. Именно поэтому прошлым летом мы добавили в коалиционный договор цель поднять учителям зарплату на 120% от средней по стране, так как хорошее образование дают хорошие учителя.

Мы выступали и за сокращение регионального неравенства. На следующей неделе административная реформа станет законом, и еще чуть более, чем через год в Эстонии станет в два раза меньше самоуправлений. Это шаг в верном направлении, и для нас административная реформа — это не просто рисование новых границ. Прошлым летом мы потребовали добавить в коалиционный договор пункт об увеличении финансирования местных самоуправлений, и пару месяцев назад правительство решило выделить дополнительно 25 миллионов евро на поддержание регионов. Кроме того, со следующего года под руководством Лийзы Овийр будет запущена программа по подключению сельских предприятий к электросети, таким образом государство подставит свое плечо для создания новых рабочих мест. В коалиционное соглашение также вошла цель рассредоточить государственные учреждения по стране, а также способствовать удаленной работе, чтобы человек из Йыхви смог спокойно жить у себя в городе и работать в Министерстве социальных дел. В прошлом месяце была запущена абсолютно новая программа поддержки для создания рабочих мест в Ида-Вирумаа, в рамках которой государство возьмет на себя часть расходов на создание вакансий.

Для сокращения гендерной разницы в зарплатах мы создадим новые места в детских садах, чтобы мамы смогли быстрее вернуться на рынок труда. Кроме того, мы обязуем Трудовую инспекцию осуществлять контроль над разницей в зарплатах мужчин и женщин.

Достаточно ли этого, чтобы сократить неравенство? Конечно же, нет. Скажем честно, дорогие соратники, в этом правительстве невозможно добиться справедливой системы налогообложения. Мы знаем, что в Эстонии для тех, кто зарабатывает среднюю и ниже средней зарплаты, налоговая нагрузка слишком высокая, однако, партия премьер-министра при снижении налогов (как подоходного, так и социального) всегда думала о высокооплачиваемых работниках. Однако налоговую политику нельзя переоценивать.

На самом деле, тренд увеличения неравенства — глобальный. Мы возглавляем процесс, но и во всей Европе за последние 30 лет неравенство существенно выросло. Одной из причин стали глобальный и все менее контролируемый капитал и, что самое главное, технологическое развитие.

Так же, как и механизация сельского хозяйства вытолкнула миллионы людей из деревни в город, так же, как и паровая машина кардинально изменила модель производства, так и инфотехнологическое развитие изменит не только нашу повседневную, но и рабочую жизнь. Развитие было таким быстрым, что общество просто не поспевало за ним.

С развитием технологий, безусловно, невозможно бороться. Возможно лишь идти вперед. Но мы должны предвидеть влияние грядущих изменений в долгосрочной перспективе и суметь предотвратить негативные последствия. Недавний рапорт Всемирного банка "Дигитальные дивиденды" о экономике XXI века сообщил следующее: "Машины все больше могут выполнять рутинные работы быстрее и дешевле человека, и то, что сегодня мы считаем нерутинной работой, например: перевод, заключение договоров о страховании или даже медицинская диагностика, — в будущем это все смогут делать компьютеры".

По оценке Всемирного банка, в связи с развитием технологий примерно половина сегодняшних рабочих мест рискуют вскоре автоматизироваться. Когда эти места исчезнут — лишь вопрос времени. Сперва под удар попадут квалифицированные рабочие. Это замечательное развитие с точки зрения экономической эффективности. С социальной же точки зрения, это означает потерю многих рабочих мест и, как следствие, резкий рост неравенства в обществе. Конечно, это случится в том случае, если мы не будем достаточно думать наперед.

Чтобы выйти из этой экономической ситуации победителем, мы должны работать над серьезными решениями, а не ковыряться в деталях. Эти решения мы должны принимать уже сейчас, потому что дигитальная экономика — это не далекое будущее, — она уже рядом с нами.

Характер работы тоже меняется, и сегодня все больше тех людей, кто работает сразу у нескольких работодателей или над разными проектами. Наше трудовое право устроено так, что у этих славных людей очень часто даже нет постоянного медицинского страхования. По всей Эстонии таковых может насчитаться 90 000 человек. Это неприемлемо!

В будущем исчезнут профессии, которые требуют прикладное образование. Однако в Эстонии сегодня у трети рабочей силы нет и такого образования, а лишь основное или среднее! Именно из-за этого мы запускаем со следующего года в Кассе по безработице курсы для работающих людей, чтобы последние смогли переучиться скорее, чем машины успеют их оставить без работы. В то же время я слышу, что работодатели хотят ограничить работникам возможности для получения учебного отпуска. Немножко недальновидно ведь, не так ли?

Вообще, если рутинная работа отойдет машинам, то мы вновь должны заново переосмыслить наши цели в политике образования. Я убежден, что Эстония должна увеличить срок обязательного образования, так как с основной школой в нынешних условиях экономики делать будет нечего. Сознательно воспроизводить бедность было бы аморально со стороны государства. Наверное, не очень-то умно ограничивать доступ к высшему образованию с целью направить всех в техникумы, если думать в перспективе не на 5, а на 20 лет?

Эти технологические и, как следствие, общественные изменения настолько велики, что, на самом деле, ни у одной страны нет ни социальных, ни образовательных решений для того, чтобы успешно противостоять новой экономике. Поэтому мы должны учитывать все идеи общества, учиться у других и начинать работать в поисках эффективных решений. Иначе мы будем, как обычно, реагировать на процессы постфактум.

Несомненно, неравенство — важнейшее знаковое слово в течение ближайших лет. Уменьшение неравенства важно с социальной точки зрения, кроме того, это подстегнет экономический рост. В Эстонии общественная экономико-политическая дискуссия настолько однобока, что зачастую здесь обеспечение равными возможностями видят в качестве антипода экономическому росту. Это не так. ОЭСР недавно, сравнивая разные страны, пришло к выводу, что общества, достигшие более высокого уровня с точки зрения равенства, развиваются быстрее, чем государства, где неравенство широко распространено.

Эксперты пришли к выводу, что понижение коэффициента Джини на один пункт, согласно расчетам по этой модели, дает прибавку в 0,8% к экономическому росту в течение пяти лет. Поэтому, если в Эстонии неравенство уменьшится до среднего по ЕС уровня, это будет означать для нашей экономики рост примерно на уровне 5%. Если же мы достигнем еще более низкого уровня неравенства, зафиксированного в Финляндии, это даст прибавку экономике еще 10%. Хорошая цель для нынешнего медленного роста. Кроме того, коэффициент Джини на уровне Финляндии означает и наличие более счастливых, здоровых, образованных, и относящихся друг к другу с уважением людей. Все в выигрыше.

Связь между обществом с более равными возможностями и большим ростом, разумеется, логичная. Ведь если меньше неравенства, то у каждого человека гораздо больше возможностей для развития своих умений и талантов и для получения хорошего образования. Более хорошее образование напрямую влияет на улучшение производительности и соответственно на экономическое развитие.

Если смотреть на текущую ситуацию с неравенством в Эстонии, ее воздействие на общественное спокойствие и на сценарии будущего, то должен сказать, что уменьшение неравенства — это больше не мировоззренческий выбор. Это экзистенциальная потребность, если мы хотим сохранить демократическую Эстонию.

У Эстонии впереди великие решения, и угроза общественным ценностям со стороны радикальных групп требует государственного подхода, долгосрочный интерес общества должен находится на первом плане, по сравнению с узким партийным интересом, нацеленным на электорат. Именно поэтому мне было искренне грустно дать согласие Эйки Нестору, чтобы тот стал кандидатом в президенты, потому что другого столь убежденного гуманиста, демократа и государственника в Эстонии сложно найти.

Я познакомился с Эйки в начале 2011 года, когда я был еще молодым кандидатом от социал-демократов на выборах в Рийгикогу. Баллотировался в Ида-Вирумаа, поэтому должен был написать статью-мнение о политике Эстонии в области труда и занятости и социальной катастрофе Ида-Вирумаа. Если сейчас говорится о катастрофе, то напомню, что в 2010 уровень безработицы в Ида-Вирумаа был на уровне в 25.6%.

Я связался тогда с Эйки и сказал: "Вы вроде создали ту самую Кассу по безработице. Я бы хотел разобраться, как эта система работает и почему люди ей недовольны". Эйки позвал как-то вечером в кабинет фракции соцдемов на Тоомпеа, взял листок и ручку. Через 10 минут я понял, что такое баланс гарантий занятости и гибкости рынка труда, еще через 1 минут я усвоил все размеры пособий (почему они именно такие) и даты их выплаты. Понял и то, как подло ИРЛ и реформисты семь шкур с работников содрали. Он говорил просто и ясно. И, что самое важное, в нем не было надменности важного государственного эксперта.

Я считаю, что это — одна из самых замечательных особенностей Эйки. В нем нет, как у многих людей, находящихся на высоких постах, напускного пафоса. Эйки не считает себя умнее своего собеседника, хотя обычно он таковым является. Лучшее свойство Эйки — умение быть своим.

Эйки любит жизнь. Он любит ее во всем ее многообразии. Он никогда не пытался заставлять людей думать, как он. Однако если что-то не помещалось в его картину мира, то он ее просто расширял. Именно поэтому, я думаю, у Эйки всегда свежие идеи, несмотря на то, что речь идет о депутате с самым большим стажем.

В то же время, в условиях постоянных изменений в мире, Эйки никогда не изменял своим ценностям: государство принадлежит свободным людям. Сегодня людям необходимо это понимать больше, чем когда-либо раньше.
Именно поэтому я предложил правлению партии назначить нашим кандидатом в президенты депутата Рийгикогу с самым большим стажем и действующего спикера парламента нашего уникального Эйки Нестора.

Дорогие социал-демократы! Европу штормит, и у нас в Эстонии находятся те, кто пытается раскачать нашу общую лодку и перевернуть. Будущее принесет большие изменения, к которым нужно готовить общество уже сейчас. Мы должны стоять за сильную и открытую Европу, строить толерантное общество равных возможностей, которое выйдет победителем в XXI веке глобального развития.

Открытая и предлагающая равные возможности Эстония, которая смело направляется в будущее. Это осуществимо, дорогие друзья! Мы знаем, как это сделать! Сделаем же!

Перевод — пресс-служба Социал-демократической партии.