Оптимизация Агентства окружающей среды: опытные специалисты оказались на улице

 (15)
Оптимизация Агентства окружающей среды: опытные специалисты оказались на улице
Foto: Ilmar Saabas

Работники не понимают реорганизации Агентства окружающей среды, в рамках которой уволили 23 специалиста. В самом тяжелом положении оказался отдел, предоставляющий ООН данные, от которых зависят сумма выплачиваемых за квоты CO2 средств. Часть уволенных людей — высококвалифицированные специалисты, чей труд придется закупать извне.

В 2013 году Центр экологической информации и Институт метеорологии и гидрологии объединили в Агентство окружающей среды (KAUR). Этим летом в нем провели реорганизацию, в рамках которой сократили многих специалистов с многолетним стажем работы.

Цель обновления KAUR заключалась в реорганизации агентства в центр компетенции по информации и анализу окружающей среды. В результате количество отделов сократили с 18 до 11, из трех заместителей директора осталось двое, сократили 23 человека. Некоторые отделы сократили вдвое. Большая часть сокращенных прежде работала в Центре экологической информации. Правда, пяти специалистам предложили новую должность, но они от нее отказались.

Читайте также:

В пресс-сообщении о реформе сообщалось, что перед структурными изменениями провели основательный анализ и работа KAUR от реорганизации не пострадает. Однако многие действующие и бывшие сотрудники учреждения видят ситуацию совсем в другом свете. После волны сокращений, оставшиеся в учреждение сотрудники предпочли общаться с Eesti Päevaleht анонимно.

Все с ног на голову

Многие из действующих работников сомневаются, что качество выполняемой работы сможет остаться на прежнем уровне. Если бы реформу представили, основательно осмыслили и начали раньше, процесс мог быть менее болезненным, считают они. Уже сейчас во многих областях наблюдаются серьезные трудности с выполнением трудовых обязательств.

”Кажется, что все было сделано с бухты-барахты. О том, как это будет выглядеть на самом деле и как скажется на работе, никого не интересовало”, — посетовал один рассерженный работник.

”Госсектор ищет возможности для оптимального использования средств”, — сказала пресс-секретарь KAUR Кадри Каукси. Она добавила, что в 2013 году, когда агентство образовали путем слияния двух учреждений, большие изменения не производились и теперь выявились структурные проблемы. Поэтому появилась необходимость в оптимизации и сосредоточении похожей деятельности под одним руководством.

Также благодаря сокращениям хотели поднять зарплату оставшимся работникам. ”Решения о сокращении принимались исходя из должностей, а не из личностей”, — сказала Каукси.

По ее словам, необходимость в увольнениях стала ясна еще в конце прошлого года. Заниматься этим начали в начале этого года, привлекая ключевых специалистов по областям.

Однако по словам сотрудников, слухи о сокращениях дошли до них только ранней весной, когда правление создало рабочие группы по подготовке реформы. ”Они собирались на фиктивные встречи примерно три раза, а в апреле были расформированы еще до конкретного начала реформы”, — сказал один участник событий.

Руководители отделов получили опросы об условиях работы, также их инструктировали на тему руководства реорганизацией. Цель обучения была не ясна и в целом осталось впечатление, что вовлечение работников в процесс реорганизации было притворным. "Нам сказали, грядут изменения, говорите, что вы думаете и что вас беспокоит. Но абсолютно никто не знал, что на самом деле планировалось! Прошло два дня и вдруг пришло письмо, что процесс запущен и KAUR обновляется. Людям просто сообщили, что теперь они станут работать в других отделах. Вся информация прошла мимо руководителей отделов", - вспомнил один из сотрудников.

О начале структурных изменений работники узнали в конце мая, а в начале июня пришли письма с пометкой "На заметку" - в них перечислялись лица, подлежащие сокращению. При этом причина сокращения и кто принимал решение не сообщалось.

Катрин Вяльятага была одной из тех, кто получил предложение о новой должности. Но она его отклонила. ”Мне предложили место руководителя отдела, но в то же время меня совершенно не привлекли к его формированию и руководству. Никто не объяснил, почему конкретных людей из моего отдела сократили. Поэтому сложилось ощущение, что нет смысла так продолжать”, — объяснила она.

Специалистов меньше - затрат больше

Реорганизация всерьез сказалась на отделе лесоводства. Одной из задач этого подразделения заключалась в проверке данных об инвестициях в частный лес до их внесения в лесной регистр. На основании этих данных принимаются решения, касающиеся защиты окружающей среды, законности вырубки, а также купли-продажи леса. Из семи и без того загруженных сотрудников оставили четырех.

”Учитывая, что с момента осуществления изменений прошло меньше месяца, говорить об ухудшении качества работы рано", — парировала Каукси. Она заверила, что перегрузки в работе временные и оговорены с конкретными сотрудниками.

Самая критичная ситуация сложилась вокруг вопроса статистической инвентаризации леса. На основании этих данных составляется отчеты о парниковых газах для ООН, исходя из которых в том числе определяются квоты на CO2 для стран.

Ведущего специалиста по инвестициям в лесничество Вейко Адерманна также сократили. От нового предложения с удвоенной нагрузкой и зарплатой, оставшейся на уровне 2008 года он отказался. Вместе с ним из отдела сократили еще двух специалистов. Теперь в нем осталось четыре сотрудника, которые в панике ищут дополнительные руки.

Если с полевыми работами они еще как-то и справляются, то очередной этап, составление отчета, кажется более сложной задачей. "Пара человек осталась, но как они справятся, другой вопрос", - сказал собеседник газеты, подчеркнув, что отчетность подлежит серьезному аудиту ООН и ЕС.

С ратификацией Киотского протокола Эстония обязалась предоставлять ООН данные, от которых зависит выделение квот на CO2 на миллионы евро. Многие сотрудники KAUR намекнули, что теперь агентство намеревается выкупить у сокращенного Адерманна составленный им отчет по лесоводству.

Теоретически, долю закупаемых работ можно расширить и с большей частью мониторингов так и делается. На это указали в том числе и недовольным сокращением работникам.

По большей части речь идет о крайне специфических работах, выполнить которые способны немногие специалисты. Обладающие фактически монополией на рынке специалисты могут продавать свои услуги по большим ценам. "Мы подсчитали, что закупаемые услуги обходятся примерно вдвое дороже. Заказчик поставлен в ситуацию бери или не хочу. Если не закупишь услугу, в отчете будет дыра. Если берешь, то разбейся в лепешку, но заплати", - указал один из сотрудников.

В связи с этим возникает вопрос, можно ли считать разумной оптимизацию, когда экономия на персонале выливается в закупку более дорогих услуг.

Каукси подтвердила, что после сокращения ведомству придется временно закупать отдельные услуги. ”Есть работа, которую экономически выгоднее закупать из-за ее периодичности. Такой подход мы планируем использовать и дальше”, — отметила Каукси.

Учреждения сферы окружающей среды пережили несколько реформ, но последняя, по словам многих работников, самая жесткая, так как в этот раз люди, разбирающиеся во внутренних вопросах, не были причастны к изменениям.